Общий обзор нынешнего состояния экономики России: обозревая прошлые «тучные» и будущие «тощие» годы.

обзорОсновные тезисы: Макроэкономика

Кирилл Рогов, фонд «Либеральная Миссия».

Анализ нефтяного суперцикла и долгосрочного тренда показывает, что цена на нефть в районе 50 долларов за баррель является не низкой, а нормальной. России предстоит переход к этой «нормальности». В период высоких цен на нефть в российской экономике сформировались дисбалансы, связанные с более быстрым ростом заработной платы и расходов бюджета по сравнению с темпами роста ВВП, – эти дисбалансы и являются сегодня важнейшим вызовом на пути адаптации к «нормальности». Необходимость сокращения бюджетного дефицита очевидна, однако, чтобы сформировать условия для будущего роста, следует предпринимать усилия по изменению вектора экономической политики и повышению эффективности расходов. В противном случае доля России в мировом ВВП будет сокращаться в течение длительного времени.

Финансовый сектор

Быстрое развитие финансового сектора в предыдущем периоде было связано не только с высокими ценами на нефть, но и с благоприятными условиями импорта капитала. Сегодня финансовый сектор оказался перед лицом двойного вызова – падения цен на нефть, ведущего к сокращению объема внутренних ресурсов, и отрезанности от внешних рынков капитала. Резкое сокращение сектора неизбежно, однако его темпы будут зависеть от уровня жесткости монетарной политики: эмиссия будет способствовать более пролонгированной и мягкой консолидации финансового сектора. Критическое значение для его развития имеет восстановление связей с внешними рынками капитала. При наличии большого пула государственных банков стимулы для поддержки финансового сектора в целом для правительства снижаются, однако вымывание частных банков создаст большие проблемы для конкуренции в банковском секторе и в результате для эффективности финансового сектора в будущем.

Реальный сектор

В тучные годы структура экономики существенно изменилась: доля неторгуемого сектора увеличилась, а торгуемого – сократилась. Обратной адаптации реального сектора за счет условий, созданных ослаблением рубля, препятствует в настоящее время ослабленность рыночных стимулов и резкое снижение уровня открытости экономики. Инерционные сценарии адаптации предполагают умеренно жесткую бюджетную политику, использование существующих фондов, неизменность основных характеристик рыночной среды. В этом случае рецессия продлится до 2019 года, а накопленный спад экономики превысит 10% ВВП.

В эмиссионном варианте инерционного сценария после короткого периода оживления экономика вернется к отрицательным темпам роста. Неинерционные сценарии предполагают вынужденную либерализацию экономики, при этом правительство может либо пойти на резкое сокращение бюджетных расходов, либо попытаться сохранить их, повысив налогообложение. Наиболее благоприятный сценарий подразумевает сочетание внутренней либерализации и преодоление внешней изоляции, что позволит привлечь дополнительные ресурсы и перейти к расширению экономики.

Внешняя торговля

Вероятность долгосрочного периода низких цен на нефть делает предельно актуальной задачу наращивания масштабов несырьевого экспорта, а потому особенно важно установить причины, препятствовавшие диверсификации экспорта в прошлом. Как показывает анализ, российская экономика не страдала от «голландской болезни», а укрепление рубля оказывает разнонаправленное влияние на обрабатывающую промышленность. Среди причин, ограничивающих рост объемов экспорта, можно указать на недостаток крупных экспортеров и низкую производительность имеющихся, а также на тарифную политику, которая ведет к сильному антиэкспортному смещению.

Задачу наращивания несырьевого экспорта усложняет то, что товары, обеспечивающие сравнительное преимущество России, находятся на периферии товарного пространства. Использование преимуществ, связанных с ослаблением рубля, возможно лишь если будут созданы условия для прихода крупных инвесторов, ориентированных не на внутренний рынок. В целом же для решения задачи по наращиванию несырьевого экспорта требуются серьезные сдвиги в экономической политике в целом и в тарифной политике в частности.

Рынок труда

В отличие от развитых стран российский рынок труда (как и в некоторых других развивающихся странах) реагирует на снижение выпуска не ростом безработицы, а снижением заработной платы. Эта особенность определяется характером институтов на рынке труда, и, несмотря на определенные отличия от кризиса 2008–2009 годов, этот механизм реакции продолжает действовать и в ходе нынешнего кризиса. Это ведет к общему снижению производительности. Кроме того, безработными, как          правило, оказываются люди, наименее производительные, а смягчение экономического шока за счет ценовой подстройки касается всех, включая и самых производительных. Основными абсорберами занятости в прошлом были торговля, услуги и строительство, но они же сегодня являются первыми и наиболее явными жертвами рецессии. Старые фирмы нуждаются в росте производительности, то есть сокращении занятости или росте выпуска без найма новых работников. Новые фирмы не появляются в нужном количестве из-за институциональных ограничений. Сброс занятости в формальном секторе будет абсорбироваться сектором неформальным, а снижение заработной платы продолжится.

Доходы домохозяйств

Нынешний эпизод падения реальных доходов уже пятый за постсоветскую историю. От предыдущих эпизодов 1998 и 2008 годов он отличается своей длительностью. На протяжении 2015 года сохранялись ожидания быстрого отскока, однако конец 2015 – начало 2016 года отмечены резким ростом пессимизма. Важным отличием от предыдущего периода и предыдущих шоков стало резкое сокращение доли доходов от предпринимательства в общей структуре доходов и увеличение доли социальных выплат. В рамках нынешнего кризиса снижение заработной платы не будет смягчено за счет фактора предпринимательских доходов. При достаточно высоких показателях неравенства доходов особенно острой является проблема неравенства богатства. При этом меритократические факторы неравенства доходов остаются менее значимыми, чем в других странах.

Социальные настроения

Социальные настроения свидетельствуют о скором окончании двух циклов. Во-первых, периода патриотического подъема, связанного с Крымом и украинской кампанией. Социальная тревожность, вызванная ухудшением экономической ситуации, вытесняет чувство подъема, хотя и не конвертируется в инвективы в отношении власти. Второй, более длинный цикл – это идеологическая парадигма транзита, в рамках которой надежды на благосостояние ассоциировались с заимствованием западных институциональных моделей, рынком и демократией. Индекс социальных настроений ведет себя нетривиальным образом. Связанность составляющих индекса была нарушена еще в начале 2010-х годов, когда связь между экономическими оценками и оценками власти ослабла. Патриотическая мобилизация на время восстановила эту связь, однако в конце 2015 года произошел разрыв в другую сторону: теперь резкое ухудшение показателей социального самочувствия не координируется с оценками власти, которые остаются на высоком уровне. В то же время в силу сохраняющейся рессантиментной реакции кризисы ведут к реанимации советских моделей, а не к спросу на перемены.

Политэкономия кризиса

Россия относится к категории стран, которые достаточно сильно реагируют на кризисы, связанные с перепадами цен на нефть, – это страны со средним (или несколько выше среднего) уровнем доходов (в терминах ВВП на душу населения) и средним (невысоким) уровнем доходов от добычи нефти. На протяжении всего периода высоких цен на нефть роль государства в экономике увеличивалась, а во второй фазе       нефтяного бума возрастала роль государственного перераспределения сырьевой ренты при снижении роли рыночных механизмов в обеспечении роста дохода граждан и поддержания социальной стабильности. Это в свою очередь вело к изменению политических балансов: роль элит и социальных групп, связанных с контролем и перераспределением ренты, возрастала. В условиях резкого сокращения размеров ренты эта ситуация чревата серьезными конфликтами. На фоне снижения уровня поддержки режима вследствие снижения уровня жизни конфликты за перераспределение издержек кризиса будут   обостряться. Стратегия поддержания бюджетных расходов на высоком уровне и  покрытия дефицита за счет фискальной консолидации будет вести к дальнейшему ослаблению рыночных факторов.

Семь тощих лет: Российская экономика на пороге структурных изменений, Материалы круглого стола, Фонд «Либеральная миссия», Под редакцией Кирилла Рогова, Москва, 2016.

Добавить комментарий