Планы Ходорковского о транзите власти через политические ваучеры и радикализацию протестов.

ходорАндрей Илларионов обсудил с М. Ходорковским возможный сценарий их прихода к власти.

Политическая программа Ходорковского.

М.Ходорковский дал большое, можно сказать, установочное (программное) интервью «Слону» «Нам необходимы примерно 40 млн человек», в котором довольно подробно осветил свои подходы к решению ряда политических, правовых, экономических, социальных задач. Мое внимание привлекла, в частности, возможная реализация на практике его политической программы, в том числе в части создания органа, которого он называет одновременно и «Круглым столом» и «Конституционным совещанием». Чтобы не было эффекта испорченного телефона, воспроизведу соответствующие цитаты из указанного интервью:

 «– У вас написана подробная программа на этот счет?

– Да, программа есть. Возможно, не слишком детально прописанная, но я не вижу необходимости в том, чтобы все прописывать подробно. Когда начнется обсуждение за круглым столом, никакая готовая модель не пройдет. Только принципы…

Когда за круглый стол сядет семь, девять, пятнадцать человек, невозможно будет обсуждать проект до 118-го пункта. Главное – договориться по принципиальным вопросам. А дальше эксперты уже будут описывать их юридическим языком…

– Правительство переходного периода по форме – это мягкая диктатура?

– Я бы не назвал это диктатурой. Это просто другая форма полномочий.

– А что с парламентом в это время?

– Лучше, чтобы парламент в этом участвовал, но я допускаю его роспуск. Важно понимать вот что: говорить, что сегодняшний парламент избран всеми людьми, – это вранье. Парламент избран одним человеком. И если вместо одного человека будет круглый стол из пятнадцати человек, делегированных значимыми общественными силами, то это лучше, чем один, хотя хуже, чем сто миллионов избирателей.

– А кто будет утверждать изменения в Конституции?

– Круглый стол. Никуда не денешься.

– Нет ли в этом мины замедленного действия? Ведь потом можно будет придраться, мол, новая Конституция принята каким-то там круглым столом, практически стихийно сформированным.

– Когда мы говорим о круглом столе, мы подразумеваем конституционное совещание. На самом деле Конституция – это не кем-то утвержденная бумажка, это договор между людьми, которые готовы отстаивать свои интересы. Боюсь, это плохо сейчас прозвучит, но есть хорошее определение: Конституция – это договор вооруженных мужчин и женщин. Если у тебя есть право сесть за круглый стол (его дают люди, которые стоят за тобой), предъяви его и садись. Если предъявить нечего, тогда для тебя там места нет. Только такой договор и является Конституцией.

– Да, в Америке тоже отцы-основатели сели и написали Конституцию, страна прекрасно по ней живет.

– Совершенно верно. В конце концов, если после честных выборов возникнет необходимость ее пересмотреть, то можно это сделать. Совещание политически значимых сил – это и есть основа власти в стране. Правила устанавливают те люди, за которыми стоят сторонники, готовые защищать эти правила жизни с оружием в руках.

– Формула логичная, но мы живем в России, у нас нет «вооруженных мужчин и женщин».

– Я на это вам скажу, что они не обязательно должны быть вооружены автоматами. В Индии был человек, с которым Путин так хотел побеседовать, я думаю, в итоге побеседует. Он предложил форму ненасильственного протеста. Это страшная форма для тех, кто ее применяет, но действенная. Правильно говорят, что самое страшное – быть лишенным горькой человеческой радости убить в ответ, когда убивают тебя. Ненасильственный протест – это как раз тот случай, когда ты даешь себя убить. Наша страна в чем-то похожа на Индию, у нас люди в определенной ситуации готовы встать, упереться и стоять. И надо понимать, что по-другому конституции не принимаются.

– И все же мне кажется, что революционной риторикой вы отталкиваете потенциальных сторонников. Может быть, нужны другие слова? Перемены, смена власти… Слово «революция» очень плохо звучит на русском языке.

– Существует несколько сценариев развития страны. Среди них есть вариант перемен, инициированных этой властью. В конце концов, был Горбачев, который привел к реформе Советского Союза. Не скажу, что это было бескровно, погибли сотни тысяч людей, как мы знаем, пусть не в Москве…

– Ну да, Грузия, Прибалтика…

– Армения, Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан. Это все Советский Союз. Тем не менее это была относительно бескровная смена власти. Нельзя исключать, что такая смена произойдет и сейчас. Тогда мое участие будет скромным. Есть Кудрин, Медведев и другие. Но, к моему глубокому сожалению, каждый лишний день Путина у власти делает этот вариант менее возможным. Более вероятным становится сценарий, когда холодильник победит телевизор и этим ребятам скажут: а кто вы такие? Тогда смена власти пойдет по более жесткому сценарию. Я, собственно говоря, или Навальный нужны, если смена будет жесткой. Это не значит, что мне это нравится. Я был бы рад, если бы Путин завтра встал и, как Дэн Сяопин, сказал: «Знаете, я ухожу…». Но я не верю в такой вариант. Значит, в какой-то момент его не станет, на его место придет какой-нибудь близстоящий отморозок – вряд ли кто-нибудь из более умеренных людей сможет захватить власть в этой ситуации – а вот после этого начнется…

– То есть переходное правительство необходимо только в условиях революционной ситуации.

– Оно необходимо в любом случае. Но его может собрать, например, Медведев. У него есть все инструменты, чтобы осуществить перемены для проведения честных выборов. Мы просто разбираем гораздо более неприятный сценарий, когда неясно, как это делать.

– Возвращаясь к круглому столу или конституционному совещанию, у вас есть понимание, как распределятся голоса?

– За круглый стол сядут люди, за которыми стоят сторонники, вышедшие на улицу. Сейчас многие не понимают, но в этот момент мнение пассивного большинства не будет играть никакой роли.

– То есть судьбу отечества будет вершить активная часть населения. Очевидно, она будет разбита на неравные группы интересов. За одним лидером окажется 3 млн человек, а за другим 500 тысяч.

– Но это не значит, что у первого будет шесть голосов, а у второго – один. Потому что если 500 тысяч готовы…

– …умереть под стенами Кремля.

– Даже 50 тысяч хватит, чтобы перевернуть страну с головы на ноги. Вот почему на этапе революционной ситуации не важны голоса тех, кто останется сидеть на диване. Выйдут на улицу 500 тысяч, они и решат вопрос о власти. А революционная ситуация неизбежна, потому что этот президент тупо к ней ведет. Мнение большинства и каждый отдельный голос будут важны, только когда дело дойдет до честных выборов».

Иными словами, политическая программа Ходорковского выглядит, похоже, следующим образом:

— Путин уходит (как Дэн Сяопин);

— переходное правительство собирает Медведев;

— парламент может быть распущен;

— вместо нынешнего парламента, избранного одним человеком, будет круглый стол из семи, девяти, пятнадцати человек, делегированных значимыми общественными силами;

— Круглый стол устанавливает правила политической жизни в стране: правила устанавливают люди, за которыми стоят сторонники, готовые защищать эти правила жизни с оружием в руках. Это совещание политически значимых сил является основой власти в стране. Право сесть за круглый стол дают люди, стоящие за спиной делегатов. Если сторонников нет, то таким делегатам места за Круглым столом нет;

— Круглый стол (он же: Конституционное совещание) утверждает изменения в Конституцию (новую Конституцию);

— новая Конституция – это договор вооруженных мужчин и женщин;

— членами Круглого стола являются люди, за спиной которых находится меньшинство населения: даже 50 тысяч хватит, чтобы перевернуть страну с головы на ноги…. Выйдут на улицу 500 тысяч, они и решат вопрос о власти;

— большинство населения участия в Круглом столе не принимает: в этот момент мнение пассивного большинства не будет играть никакой роли;

— мнение большинства и каждый отдельный голос будут важны только тогда, когда дело дойдет до честных выборов, до проведения которых будет действовать Круглый стол, основа власти в стране;

— новые (честные) выборы организует и проводит Медведев: «У него (Медведева в качестве руководителя переходного правительства. – А.И.) есть все инструменты, чтобы осуществить перемены для проведения честных выборов» (видимо, такие же, какие были у него в декабре 2011 года. – А.И.);

— возможные члены Круглого стола/Конституционного совещания, рекомендуемые Ходорковским:

«Есть Кудрин, Медведев и другие», «Я, собственно говоря, или Навальный нужны»;

— переходное правительство не стоит называть диктатурой. Это просто другая форма полномочий.

Кажется, ничего из главного в политической программе Ходорковского не упустил…

Может быть, добавить лишь его собственную оценку самого себя и своих коллег и соратников:

 «– Евгений Чичваркин в фейсбуке выражает свое презрение «нищебродам», от высказываний Марии Бароновой, выдвижение которой в Думу вы поддержали, тоже подчас дух захватывает. Эти люди воспринимаются как члены вашей команды, и их взгляды ассоциируются с «Открытой Россией» и лично с вами. Вас это не беспокоит?

– Меня это, несомненно, беспокоит. Я не хочу, чтобы люди ассоциировали со мной те взгляды, которые я не разделяю. Но мне трудно себе представить, чтобы нормальные люди ассоциировали с ректором института то, что происходит в общежитии.

– Но они ассоциируют…

– Я могу только сказать – имейте совесть. Я на это смотрю более спокойно, чем другие. Если мы хотим построить самолет, если мы готовим для этого специалистов, то должны где-то собрать молодежь. А она будет говорить о революции и о бикини… В общем, в общежитии будут происходить разные чудеса».

П.С.

Судя по кандидатам, рекомендуемым Ходорковским в Круглый стол/Конституционное совещание, и предлагаемым им принципам его формирования (вооруженные мужчины и женщины, за которыми стоят тысячи вооруженных сторонников), 7-9-15-членный состав Круглого стола/Конституционного совещания по Ходорковскому (при условии, что В.Путин уходит как Дэн Сяопин) может выглядеть так:

  1. М.Ходорковский
  2. Д.Медведев
  3. А.Кудрин
  4. А.Навальный
  5. С.Иванов
  6. С.Шойгу
  7. А.Бортников
  8. В.Колокольцев
  9. А.Бастрыкин
  10. В.Золотов,
  11. Р.Кадыров
  12. С.Собянин
  13. Г.Зюганов
  14. В.Жириновский
  15. И.Стрелков

Это и будет тот самый желаемый Ходорковским Круглый стол/Конституционное совещание политически значимых сил, являющихся основой власти в стране, которое изменит нынешнюю Конституцию и тем самым установит в России новые правила жизни, которые их вооруженные сторонники будут готовы защищать с оружием в руках.

Наш комментарий.

Итак, ставка делается не на запросы общества, а на политические мандаты известным людям (ваучеры власти) и критическую массу уличных бойцов за каждым носителем такого ваучера. Но в России у «профессиональных революционеров» никогда не было общей договорной базы, а у общества сегодня нет запроса на радикальную смену власти, как это было в 90-х. Это — на концептуальном уровне, а что касается приближения к практике – не хочется даже обсуждать. Таких схем можно рисовать бесчисленное множество (А. Зайченко).

aillarionov.livejournal.com


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*