Проблемы бедности населения России и пути их решения.

бедностьЦели тысячелетия ООН и уровень бедности в России.

Малева Татьяна Михайловна — к.э.н., Директор Института социального анализа и прогнозирования.

Среди Целей устойчивого развития на период 2016–2030 годов первой является «Повсеместная ликвидация нищеты во всех ее формах». Тем самым сохраняется приоритет преодоления бедности — центральной задачи среди Целей развития тысячелетия, сформулированных ООН на период до 2015 года:

  • ! сократить вдвое долю населения, чей доход составляет менее 1 долл./день;
  • ! сократить вдвое долю голодающего населения.

Россия присоединилась к Декларации целей тысячелетия ООН после масштабного трансформационного кризиса 1990-х годов, продолжительность и глубина которого не могли не привести к распространению феномена бедности населения. В отдельные периоды, особенно в начале 1990-х годов, уровень бедности, даже по официальной оценке, превышал 30%. У российского государства в этот период не было финансовых возможностей для эффективной борьбы с распространением бедности, в связи с чем в системе государственных мер преобладали не активные, а пассивные меры — предоставление льгот большим категориям населения в доступе к тем или иным социальным ресурсам. Не будучи привязанным к адресным целевым группам с наибольшими рисками бедности, этот подход лишь частично содействовал решению задачи. Задача сокращения бедности вообще политически не регулировалась, поскольку в обществе царили ожидания, что выход на траекторию экономического роста автоматически ее решит. Однако уже после преодоления гиперинфляции первой половины 1990-х годов и достижения финансовой стабилизации стало очевидно, что проблема бедности не исчезла и, наоборот, перемещается в число факторов, тормозящих выход страны из кризиса. В этой связи присоединение России к программе по реализации Целей тысячелетия полностью отвечало внутренним интересам социально-экономического развития страны.

Мониторинг достижения данных целей во многом зависит от специфических факторов формирования бедности и методологии ее измерения, принятой в каждой стране. Методологические вопросы, отражающие российскую специфику, уже были неоднократно и подробно рассмотрены в соответствующих разделах Докладов о человеческом развитии в Российской Федерации в предыдущие годы107. В соответствии с методологией, принятой в России, бедность измеряется на основе абсолютной концепции с использованием национальной черты бедности, в качестве которой выступает показатель прожиточного минимума. Его величина и структура определяется действующим законодательством, а уровень бедности оценивается как доля населения, чей доход оказывается ниже этой черты.

Старт реализации Целей тысячелетия в России совпал с семилетним периодом (2000– 2007 годы) устойчивого экономического роста, в течение которого удалось добиться значительного сокращения зоны бедности населения: доля бедных в России снизилась более чем в два раза — с 29 до 13%. Частично ожидания по поводу того, что экономический рост автоматически ведет к росту доходов населения и тем самым сократит масштаб и уровень бедности, оправдались.

Финансовый кризис 2008–2009 годов не оказал существенного негативного влияния на уровень бедности. Именно в этот период Правительство Российской Федерации разработало и реализовало ряд антикризисных мер, целью которых было предотвращение лавинообразного роста бедности и которые были направлены на рост минимальной оплаты труда и пенсий. Доходы населения в период этого кризиса росли преимущественно за счет роста социальных трансфертов населению.

Уровень бедности достиг своего минимума в 2012 году. Однако уже в следующем году он начал демонстрировать тенденцию к росту. И если в 2013 году небольшой рост уровня бедности (с 10,7 до 10,8%) был связан с изменением методики расчета величины прожиточного минимума, то в 2014 году этот рост уже стал значительным (с 10,8 до 11,2%) и был обусловлен негативным влиянием экономического кризиса в стране. Наиболее явно влияние неблагоприятных процессов в экономике дало о себе знать в 2015 году — за первые три месяца уровень бедности возрос на 2%.

Успешное начало 2000-х годов способствовало позитивным процессам и в региональном разрезе. В период с 2000 по 2014 год существенно сократилась доля регионов с высоким уровнем бедности и увеличилась доля регионов с уровнем бедности, близким к уровню по Российской Федерации в целом. Если в 2000 году более половины регионов имели уровень бедности свыше 40%, то в 2014 году в 95% регионов уровень бедности опустился ниже 20% (Рисунок 57).

Однако слаборазвитые и депрессивные регионы не смогли преодолеть значительное отставание по уровню доходов населения. Так, в 2014 году уровень бедности в Республиках Калмыкия и Тыва превышал 35% (соответственно 35,1% и 35,2%) при среднероссийском уровне 11,2%.

Такова официально измеряемая динамика уровня бедности по абсолютной концепции ее измерения, и она свидетельствует о прогрессе в преодолении бедности.

В то же время в соответствии с методологией, которая принята во многих европейских странах и основана на так называемой относительной концепции, к бедным относятся лица, чей жизненный уровень значительно ниже, чем средний стандарт в обществе. Консенсуальным измерителем подобного отклонения является доход ниже 50% медианного среднедушевого денежного дохода. Несмотря на то, что в России этот подход не является официальным, он часто используется в экспертных оценках и позволяет более детально проанализировать реальное положение дел с бедностью в стране.

И действительно, индикатор относительной бедности показывает иную динамику. Если проанализировать изменение доли населения со среднедушевыми денежными доходами ниже 50% медианного среднедушевого денежного дохода, то с 2001 по 2007 год снижения уровня относительной бедности не происходило. Напротив, наблюдался небольшой рост с 17,2% в 2001 году до 18,9% в 2007 году (Рисунок 58). Далее этот показатель медленно снижался до 18,5% в 2014 году, но так и не достиг значений 2000 года. Это означает, что снижение уровня бедности по официальной методологии происходило за счет изменений в социальных группах с крайне низким уровнем среднедушевых доходов.

Далее, если оценивать масштаб крайней бедности через долю населения с денежными доходами менее половины прожиточного минимума от общего числа бедного населения, то в 2014 году в целом по Российской Федерации он составлял 15,2%, причем в отдельных регионах (Республика Калмыкия и Республика Тыва) эта доля превышала 20%.

Голод и недоедание — наиболее яркие проявления состояния крайней бедности, и неслучайно в Целях тысячелетия сформулирована задача сократить вдвое долю голодающего населения. Данные Обследования бюджетов домашних хозяйств (далее — ОБДХ)110, позволяющие проследить динамику доли домохозяйств, которым не хватает средств на питание, свидетельствуют о значительном прогрессе в данной сфере: доля тех, кому не хватает денег даже на еду, снизилась в 4 раза — с 4,4 до 1,1%.

Анализ по различным группам также подтверждает этот прогресс. Если в 2004 году в 15% домохозяйств первой самой бедной децильной группы не хватало денег на еду, то к 2014 году доля таких домохозяйств снизилась до 4,5%.

Соответствующий вопрос присутствует в анкете выборочного обследования ОБДХ (Росстат) начиная с 2004 года. Выборка ОБДХ в разные годы составляла 49–64 тыс. домашних хозяйств из всех регионов Российской Федерации.

В итоге можно констатировать, что в России крайняя бедность, определяемая в Декларации тысячелетия ООН как доля населения с доходами ниже 1,25 долл. и ниже 2,5 долл. в день с учетом паритета покупательной способности, к 2013 году была ликвидирована.

Группы бедности и риски бедности.

Индекс риска бедности определяется как соотношение уровня бедности по конкретной демографической или социально-экономической группе населения к уровню бедности по населению в целом. Чем выше значение индекса, тем выше вес данной группы в бедном (малоимущем) населении. Значение индекса, равное единице, говорит о том, что группа подвержена тому же риску бедности, что и население страны в целом.

В соответствии с этим в России выделяются группы с наибольшими рисками бедности:

  • ! дети и семьи с детьми;
  • ! жители села;
  • ! пожилые и пенсионеры;
  • ! лица трудоспособного возраста, не имеющие регулярного занятия, приносящего доход (безработные, экономически неактивные и инвалиды);
  • ! «работающие бедные».

Дети и семьи с детьми. Уровень детской бедности на протяжении многих лет остается стабильно высоким (Таблица 50). Можно утверждать, что прогресс в преодолении бедности почти не коснулся этой социальной группы, причем в последние годы с 2012 по 2014 год доля детей до 16 лет с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума даже увеличилась — с 17,6 до 18,5%. Такое положение дел не изменила даже масштабная демографическая программа стимулирования рождаемости, которая реализуется в стране с 2007 года и основана, главным образом, на мерах материальной поддержки семей с двумя и более детей.

С 2006 года доля детей в возрасте до 16 лет увеличивается в общей численности малоимущего населения. В 2014 году доля детей в возрасте до 16 лет составила 28,7% от общей численности малоимущего населения.

В итоге в современной России дети в возрасте до 16 лет отличаются максимальным риском бедности, который в 2014 году в 1,48 раза превышал риск бедности в среднем по Российской Федерации.

Нехватка денег на еду как признак крайней нуждаемости также подтверждает бедность семей с несовершеннолетними детьми. Если среди семей с одним ребенком доля тех, кому не хватает денег на еду, в разные годы не превышала среднего показателя по выборочной совокупности, то наличие в семье по крайней мере трех детей всегда сопровождалось повышенным риском бедности (Рисунок 64). Следует отметить, что в 2013–2014 годах риск такого рода «бедности» многодетных семей снизился.

Сельские жители и жители малых городов. В современной России риск бедности существенно зависит от типа населенного пункта. В малых городах с численностью населения от 50 до 100 тысяч и менее 50 тысяч человек, а также в сельских населенных пунктах риск бедности выше, чем в Российской Федерации. При этом в селах риск бедности превышает среднероссийский уровень в 1,15–2,53 раза.

Пожилые и пенсионеры. С самого начала пенсионной реформы, которая стартовала в 2002 году, борьба с бедностью пенсионеров и пожилого населения страны составляла главный приоритет в развитии пенсионной системы. Значительную роль в преодолении бедности среди пенсионеров сыграло вступление в силу с 2010 года законодательной нормы, в соответствии с которой были введены доплаты к пенсии до уровня прожиточного минимума пенсионера. В результате уровень бедности среди лиц старше трудоспособного возраста устойчиво снижался с 2006 по 2013 год.

Однако кризис 2014 года сразу же дал о себе знать — наметился рост уровня бедности среди лиц старше трудоспособного возраста: доля мужчин в возрасте от 60 лет и старше с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума увеличилась с 2013 по 2014 год с 4,6 до 5,3%, доля женщин в возрасте от 55 лет и старше с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума увеличилась с 2013 по 2014 год с 5,2 до 5,3%.

Риск бедности среди лиц в возрасте старше трудоспособного ощутимо ниже, чем риск бедности для населения в целом.

«Работающие бедные». Если вышеперечисленные группы во многих зарубежных странах также относятся к социально уязвимым группам с точки зрения рисков бедности, то работники, имеющие регулярную занятость, не являются традиционной «бедной» группой. Эта группа стала специфической чертой российской бедности.

Резкое падение реальной заработной платы в начале 1990-х годов предотвратило открытый кризис на рынке труда и всплеск массовой безработицы, но привело к возникновению феномена низкооплачиваемости и бедности среди работающего населения. Далее на протяжении всего последующего времени этот фактор оказывал постоянное давление практически на все социальные процессы в стране. И хотя к настоящему времени риск бедности этой группы снизился, сам феномен низкооплачиваемости не исчез даже на этапе экономического роста и роста заработных плат в 2000–2007 годах. В настоящее время доля бедных в этой группе даже превышает долю бедных среди российских пенсионеров.

Доклад о человеческом развитии в Российской Федерации за 2015 год / под ред. Л.М. Григорьева и С.Н. Бобылева. — М.: Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, 2015. 260 с.

Добавить комментарий