Путь Авраама в Ханаан – путь нашего освящения в славу Господа.

авраамП. М.

Опытный и мудрый строитель чем выше возводит стену, тем чаще сверяет ее с основанием: нет ли кривизны? нет ли уклонения? В противном случае, разрушение неминуемо.

Не должно ли и нам, христианам, достигшим последних веков, внимательней и чаще смотреть на жизнь и упование мужей, проложивших путь веры? Возвращаться назад — значит простираться вперед! Смотреть в прошлое — значит видеть будущее! Слушать древние гимны веры — значит улавливать звуки торжественной симфонии рая! Таковы парадоксы истинного христианства.

ДРУГ БОЖИЙ — ОТЕЦ МНОЖЕСТВА

После повествования о масштабных, преобразующих мир событиях (всемирный потоп, расселение народов) Священное Писание сосредотачивает наше внимание на человеке по имени Авраам. Великий пример веры этого праведника сияет яркой звездой из глубокой древности. Жизнь этого патриарха оставила светлую полосу во мраке всеобщего язычества тех далеких времен. Какую богатую россыпь благословенных истин находил тот, кто, вчитываясь в святые строки, следовал за Авраамом в Ханаан, кто вместе с ним искал вожделенный город, которого художник и строитель — Бог (Евр. 11, 10)!

Два предмета, две вещи стали символом жизни Авраама — шатер и страннический посох. «И жил Авраам… как странник…» (Быт. 21, 34). Авраам, горячо откликнувшись на Божий призыв, стал человеком неустанного стремления. Его сердце простиралось все дальше, его взгляд постоянно был устремлен к горизонту, его походный стан был всегда в движении. Заманчивые картины, встречавшиеся на пути, не могли его прельстить — он спешил вперед. Серьезные препятствия, преграждавшие дорогу, не в силах были остановить движение — он их преодолевал. Авраам с радостью называл себя пришельцем и странником на земле и даже в мыслях не имел того отечества, из которого вышел (Евр. 11, 1315).

В жизни Авраама, рожденного на заре истории человечества, так много дел евангельских, новозаветных. Весьма далек был славный час искупления мира, но Авраам всем существом: духом, душой и телом так близко подошел к Голгофе, когда вознес на жертвенник своего сына Исаака. Посему уверовавший Авраам и назван другом Божьим, ибо так же, хотя и отчасти, познал, что значит жертвовать единородным сыном.

Вдохновенное Богом Писание беспристрастно отмечает и подвиги Авраама и падения, и верные шаги, и ошибки. Библия не идеализирует своих героев, скрывая их грехи; не делает из них людей особых, не похожих на нас, слабых и обыкновенных. Этим и ценна святая Книга, рассказывающая о простых и спотыкающихся, но глубоко уповающих на Бога и горячо любящих Его, потому и преображающихся в сильных победителей, в героев веры, в подвижников Божьих.

ПРИЗВАНИЕ

«Ты Сам, Господи Боже, избрал Аврама, и вывел его из Ура Халдейского, и дал ему имя Авраама».    Неем. 9, 7

Перенесемся мыслью в древние времена, когда мир еще был юн, и обратим наш взор на ту землю, которую многие богословы называют колыбелью человечества, ибо, как полагают они, именно здесь, в междуречье Тигра и Евфрата, когдато цвел и благоухал Едемский сад.

Месопотамия (так называлась эта земля) во времена Авраама (2000 лет до Р. Х.) была уже хорошо обжитой. Здесь было немало городов, защищенных мощными каменными стенами. Самый крупный из них Вавилон, жители которого могли быть всякий день вразумляемы при взгляде на мрачные развалины Вавилонской башни. На юге от него располагался другой, не менее интересный для нас город, Ур Халдейский, в котором жил человек, ставший впоследствии отцом всех верующих.

Если бы мы смогли рассмотреть этот город, то обратили бы внимание на два явления, одно из которых, возможно, немало удивило бы нас, другое — весьма огорчило. Первое — это высокая степень технического, культурного, экономического развития древнего города. В этом нас убеждают археологические раскопки. Освобожденный от пластов грунта Ур Халдейский впечатлял археологов. В нем были школы, магазины, площади, двухэтажные дома. На обнаруженных учеными многочисленных глиняных табличках — исторические письмена, записи торговых сделок.

Второе явление — удручающее. Жители города были фанатичными язычниками. Лучшие центральные места в городе занимали огромные идольские капища. Народ в помрачении разума приносил жертвы богу Луны. В капищах совершались языческие оргии, которые, как правило, включали в себя элементы жестокости и аморальности. Вот так совмещалось, казалось бы, несовместимое: цивилизованность и язычество, и уже в древности ясна была истина: образование и культура не делают человека чище и гуманнее. Об этом громко вопиет и наш современный мир. Нет для него ни в чем исцеления от греха, как только в Крови Агнца Божьего.

Авраамово родство ничем не отличалось от большинства и также блуждало сердцем во мраке язычества. Позже вождь народа израильского Иисус Навин с горечью напоминал об этом Авраамовым потомкам: «За рекою жили отцы ваши издревле… и служили иным богам» (И. Нав. 24, 2).

Невольно возникает немаловажный вопрос: почему же Бог обратил внимание на человека, рожденного в городе идолов? Что отличало Авраама в толпе Ноевых сынов, совершенно забывших заветы своего праотца? Непременно в этом человеке было нечто, привлекшее Божий взор, ибо нелицеприятен Господь, обративший чудные слова призыва, слова спасения именно к нему.

Убежденно и уверенно можно сказать, что Божьего благоволения не сыщут ни сила, ни тонкий ум, ни другие способности. Всем этим обладали сыны Каина. Были среди них и люди лирической души, как Иувал, и искусные ваятели из железа и меди, как Тувалкаин и успешные селекционеры, как Иавал (Быт. 4, 20—22). Однако всепоглощающие воды потопа, эти орудия гнева Божьего, навеки скрыли мятежный род гордых нечестивцев.

Авраам не обладал особой силой, выдающимися способностями. Более того, отличался некой ущербностью — он не имел детей. Именно эта подробность нарушает лаконичность родословия Авраама. «И Сара была неплодна и бездетна» (Быт. 11, 30). Не это ли именно удручающее обстоятельство побудило Авраама размышлять и тосковать по неведомому Богу, Который властен давать новую жизнь? Едва ли Авраама посещала мысль взывать к мертвым богам, за которыми стоят бесы и которые не служат, но требуют служения; не помогают, но обременяют; не освобождают, но порабощают; не даруют, но отнимают; не спасают, но губят. Авраам, по-видимому, осознавал всеобщее безумие соотечественников и, убежденный в бессилье идолов, порывался сердцем в манящую даль Небес, чтобы найти милосердного Бога, Который пожелает ему, слабому и нуждающемуся, помочь.

И если в основных чертах происходило так, как мы предполагаем, значит, Авраам знал коренное различие между живым, истинным Богом и ложными богами. Истинный Бог не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду. Он Сам дает всему жизнь и дыхание и все (Д. Ап. 17 гл.). Когда эту великую истину забывали Авраамовы потомки, Господь напоминал им: «Не приму тельца из дома твоего, ни козлов из дворов твоих; ибо Мои все звери в лесу, и скот на тысяче гор. Знаю всех птиц на горах, и животные на полях предо Мною. Если бы Я взалкал, то не сказал бы тебе; ибо Моя вселенная и все, что наполняет ее» (Пс. 49, 9—12). Господь Вседержитель есть Наполняющий все во всем (Еф. 1, 23). Он — Бог благословляющий, Бог дарующий. Если в ложных религиях поток даров течет от людей к божеству, то в истинной религии поток даров течет от любящего, благого Бога к людям.

Эту восхитительную истину неоднократно подчеркивал Сын Божий Господь Иисус: «…Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Марк. 10, 45). От этой чудной вести исстрадавшаяся душа невольно приходит в радостное волнение, согревается, ибо она, находясь на далекой чужбине греха, расслышала родной голос Отца, который жаждет ее спасти и оживить.

Дорогой друг, еще не уверовавший в истинного Бога, не откликнувшийся на Его добрый призыв! Святая Книга (Библия) убеждает тебя в том, что истинный Бог, обладающий всем, не отнимает, но дарует и обогащает: «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены» (Иак. 1, 17). Истинное христианство не сковывает, не ущемляет душу, но, напротив, — раскрепощает и освобождает.

Есть только одно, что Господь берет от нас. Агнец Божий принял на Себя наши грехи, наше зло и вознес эту безмерно тяжкую ношу на крест. Он умер. Он воскрес. И тем самым открыл для нас сокровищницы небесные.

Авраам также встрепенулся душой, когда услышал Божий призыв. Он не был привязан сердцем к капищам и храмам языческого града. Об этом свидетельствует его горячий отклик на Божий призыв. Невероятно, чтобы человек, довольный всем, не ищущий лучшего, не томящийся сердцем, слепо преданный религии отцов, так легко оставил бы обжитое место и изменил удовлетворяющий его образ жизни. Да и услышал бы он голос Божий?

Друзья христиане, сколь многим из нас, некогда блуждающим на путях погибели, Божественной премудростью было допущено испытать скорбь, боль, ущерб, стеснение, чтобы мы смогли отрезветь умом и сердцем и начать поиск Того, Который пришел послужить и отдать душу Свою для искупления многих!

Христова притча о приглашении званных на ужин ярко отражает действительность земной жизни (Лук. 14, 16—24). Привязанность к преходящим ценностям ослепила ум приглашенных на пир людей и они пренебрегли радушием господина, не захотели вкусить радость торжества, ибо не считали, что их жизнь уныла и пуста. Это род людей, счастливых без Бога, род сынов, радостных без Отца, род твари, довольной без Создателя. Но какое несчастье быть человеком счастливым без Бога, какая печаль быть сыном радостным без Отца, какое томленье быть тварью довольной без Создателя!

Иначе отнеслись к приглашению господина люди ущербные: хромые, слепые, нищие. Они воспрянули душой и поспешили в дом веселия. Их несчастье помогло им оценить приглашение на пир. В их жизнь пришел праздник — они за богатым столом господина! Утешились и возрадовались плачущие, вкусили и насытились алчущие и жаждущие, облеклись в светлые одежды и обогатились нищие. Итак счастливые стали несчастными, а несчастные счастливыми. Первые стали последними, а последние первыми.

Удержим же уста от ропота в пору страданий, ибо всякая скорбь, с благодарностью воспринятая нами, делается волной, несущей наш жизненный челн к берегам вечной Родины. Да будет прославлен Спаситель за все, что допускает в нашей жизни!

ПЕРЕХВАЧЕННАЯ ИНИЦИАТИВА

«Бог славы явился отцу нашему Аврааму в Месопотамии, прежде переселения его в Харран, и сказал ему: выйди из земли твоей и из родства твоего… и пойди в землю, которую покажу тебе». Д. Ап. 7, 2—3

Неоднократно в Слове Божьем наиболее важные события из жизни патриархов или из истории израильского народа уточняются и поясняются в книгах пророков или в новозаветных Писаниях. В первом повествовании о призвании Авраама в книге Бытие мы не находим Божьих слов к Аврааму, еще жившему в Уре Халдейском, но первомученник Стефан в своей речи к синедриону недвусмысленно об этом говорит: «Бог славы явился отцу нашему Аврааму в Месопотамии, прежде переселения его в Харран…»

«Выйди из земли твоей…» Услышав эти слова единого живого Бога, Авраам стал спешно собираться в путь. Но что это? Произошел какой-то переворот! Мы с удивлением читаем: «И взял Фарра Аврама, сына своего, и Лота… и Сару… и вышел с ними из Ура Халдейского, чтобы идти в землю Ханаанскую…» (Быт. 11, 31). Неужели и отец Авраамов пробудился сердцем и готов был все оставить, всем пожертвовать? Неужели он, услышав призыв Божий, с радостью откликнулся на него? Если так, то это весьма отрадно! Может, и Лот привлек к себе внимание Всемогущего Бога? Может, и Лот слышал из уст Господних свое имя? Увы, нет. Нигде в Священном Писании мы не находим, что Бог обращал к этим людям Свое слово. Слышал Господа лишь Авраам. Только Авраам вошел в личные отношения с Богом.

Возможно, читатель возразит: «Столь ли важно было каждому услышать призыв Божий? Не гораздо ли важнее, что они вышли и направились в Ханаан?» Дальнейшая судьба этих людей показывает, насколько существенна эта деталь, насколько важно начало, как важен побудительный мотив, какую ключевую роль играет исходная точка. Только Авраам достиг желанной цели, остальные же сошли с дистанции, оставили это славное поприще и печально закончили свои дни.

К сожалению, в современном христианстве лишь немногие испытывают основание своего духовного строения, размышляют о первом шаге следования за Христом, об исходной точке подлинной христианской жизни, которая называется возрождением. Многие легкомысленно, заодно с друзьями, с родством примыкают к христианству, а затем дерзко бросают вызов благоразумию: «К чему излишние заботы! Я — член церкви, я успешный христианин! Более того, я положительно влияю на других». Но и Фарра (отец Аврама) не отставал по пути в Ханаан и даже предводительствовал группой путешественников. И Лот бодро поспешал за родственниками. Однако и тот, и другой нашли земные города, которые соответствовали их плотской жизни, их вкусам, их поискам. Здесь и открылось великое различие этих людей с Авраамом, ищущим город, которого художник и строитель Бог.

Невозможно стать истинным христианином только в силу убеждений. Невозможно стать учеником Христа, только симпатизируя Его учению. Невозможно войти в Церковь Христову заодно с родственниками, друзьями, лишь формально сожалея о своих грехах. Все это значит перелазить во двор паствы Божьей инде (Иоан. 10, 1). Истинная дверь — Христос! И в подлинном христианстве определяющим фактором являются личные отношения со Христом.

Друг, скорбел ли ты глубоко о своих грехах? Плакала ли твоя душа, болезненно ощущая даль Отчего дома? Снизошел ли на тебя дух покаяния и умиления? (Д. Ап. 2, 37). Взывал ли ты в страхе: «Что мне делать, чтобы спастись?» (Д. Ап. 16, 30). Ощутил ли ты объятья Отца? (Лук. 15, 20). Изменился ли радикально твой образ жизни? (Еф. 4, 22—24). Следуешь ли ты лично за Христом? (Иоан. 21, 22). Если на эти вопросы ты ответишь решительным «Да!», то ты поистине счастлив, если «Нет!», то будь уверен, что ты не вступишь в Ханаан, хотя, возможно, и вышел из Ура Халдейского. Ты непременно найдешь свой Харран, как нашел его Фарра, или свой Содом, как нашел его Лот.

«Вестник истины», № 2, 1999.

Добавить комментарий