Таинства как встреча с Богом в среде Церкви.

таинсВладимир Дегтярев.

При таком подходе мотив актуализации Спасения, характерный для богословия Одо Казеля, обогащается персоналистическими чертами и преображается в мотив встречи человека-личности с личным Богом-Спасителем. Ключевыми в данном случае являются понятия пра-Таинства, в отнесении ко Христу, и всеобщего таинства Спасения по отношению к Христовой Церкви.

О Христе как пра-Таинстве Спасения писал голландский теолог Е. Шиллебекс, затем — К. Ранер. Речь здесь идет о том, что человеческая индивидуальность Христа, прожитая Им человеческая жизнь, которая посредством Страстей, Смерти и Воскресения обрела свою полноту в Боге, является символом и манифестацией, а также созидающей силой нового порядка – примирения и Завета с Богом Спасения, в Котором мы, как братья и сестры Иисуса Христа, также должны принимать участие. Эта встреча с Богом, дарующим Спасение, имеет место в Церкви, в которой Христос живет и сегодня в даре Духа, и которая поэтому называется «всеобщим таинством Спасения» (Догматическая Конституция о Церкви Lumen gentium, 48).

В своей видимой ипостаси Церковь является выражением, знамением и символом Спасения, которое предполагает примирение людей с Богом и друг с другом. «Церковь составляет во Христе своего рода таинство – то есть знамение и орудие – глубокого единения с Богом и единства всего рода человеческого» (там же, 1). Естественно, Церковь не является еще одним, восьмым Таинством, помимо семи существующих. По отношению к ним она есть «фундаментальное таинство», из которого все Семь Таинств вырастают как из своего корня: в них конкретизируется то, чем Церковь является и чем она хочет быть, опираясь на дело Искупления, совершенное Христом.

Семь Таинств представляют собой действенные знаки личной встречи человека с Богом, которая совершенным образом уже имела место во Христе. Они также являются знамениями встречи с Богом в общине. Вот как говорит об этом Е. Шиллебекс: «Во всех сакраментальных символах проявляется одна и та же объективная реальность. Это тайна Спасения, заключенная в освящающем культе, который отправляется Христом в Его Церкви и посредством Церкви, является откровением Божией агапе, или благодатной и щедрой любви Бога в Иисусе Христе, любви Церкви как Невесты Христовой и любви человека, который в вере преодолевает ограничения своей природы».

Таким образом церковные Таинства раскрываются в их христологической и экклезиологической перспективе, а одновременно – в их персоналистическом и диалоговом измерении. Таинства – не «инструменты», и не «причины» или «резервуары», содержащие некую «вещественную» благодать. Они – конкретные освящающие и спасающие действия Христа посредством Церкви. Такое понимание Таинств весьма созвучно «Конституции о Божественной Литургии», текст которой гласит: «Силою Своею Он присутствует в Таинствах, так что, когда кто-либо совершает Крещение, то крестит Сам Христос» (КЛ, 7).

Священнодействия Церкви: Таинства.

Курс заочного христианского обучения. Институт философии, теологии и истории святого Фомы Католический Центр Духовного Развития ”ИНИГО”. Редактор Владимир Дегтярев, Новосибирск, 2008.

Добавить комментарий