Антихрист в постсоветских политических концепциях.

анти1Магда Долиньска-Рыдзек.

Перевод с польского Ольги Морозовой.

В истории христианской цивилизации обращение к легенде об Антихристе в целом были характерны для периодов внезапных перемен и внутренних кризисов. Фигура Антихриста позволяет заметно упростить картину мира и, таким образом, организовать окружающий человека символический универсум, пришедший в движение. Одновременно с этим идеологизированный миф об Антихристе оказывается эффективным политическим оружием: он не только навязывает определенный способ толкования событий и предлагает образцы правильного социального поведения, но и создает ощущение единства, придает смысл человеческому существованию, погружая его в контекст высшего, эсхатологического порядка.

В то время, как в религиозном плане Антихрист символизирует лжемессию и антитезу Христа, в политическом дискурсе он прежде всего означает основного врага, с которым суждено сойтись в последней битве. Примером могут послужить многочисленные политические и геополитические концепции, распространенные в постсоветской России, в которых фигура Антихриста представляет одновременно антагонистическую силу по отношению к православию, гегемонию Соединенных Штатов и антихристианский характер современных социокультурных процессов.

Примером рассматриваемой религиозно-политической концепции являются труды скончавшегося в 1995 году митрополита Иоанна. Согласно словам православного иерарха, помещенным в эпиграф к данной статье, Антихрист представляет собой не только религиозную угрозу, но и реальную политическую перспективу сегодняшнего времени:

«Процесс апостасии, разложения живого и цельного христианского мироощущения, предсказанный Господом Иисусом Христом почти два тысячелетия назад, близок к завершению. По всей видимости, Бог судил нам стать современниками “последних времен”. Антихрист как реальная политическая возможность наших дней уже не вызывает сомнений» (Митрополит Иоанн (Снычев). «Одоление смуты». Слово к русскому народу).

«Итак, на нашу долю выпало стать свидетелями «последних времен». Наступило время борьбы между идеалами Святой Руси и всемирным «космополитическим царством с Антихристом во главе» (Он же. Русь соборная. Очерки христианской государственности (www.golden-ship.ru/knigi/8/ioann_snichev_rus_sobornaya.htm).

По мнению иерарха, Запад – «последователь» модернизма, экуменизма, всемирных гуманистических ценностей – предался власти Антихриста и стремится к разрушению «Святой Руси». Более того, посредством деятельности международных организаций он привел Российскую Федерацию к расколу: наступило время анархии, космополитизма, бесстыдства и культа богатства. Однако Россия (благодаря православным ценностям, которые, согласно Иоанну, являются гарантией российской государственности) исполнит миссию, возложенную на нее Богом. Православная Россия не только победит западного Антихриста, но и создаст Новую Русь – «последнее убежище истинной веры» (Он же. Тайна беззакония — http://gosudarstvo.voskres.ru/ioann/tr1_2.htm).

Другой постсоветской геополитической концепцией, отсылающей к фигуре Антихриста, является политическая теория Александра Дугина и опирающееся на нее неоевразийское движение. Несмотря на то, что противоречивые идеи Дугина на первый взгляд имеют маргинальный характер, они постепенно проникают в правительственную и академическую среду, а также в СМИ современной России. После распада Советского Союза Александр Дугин занимал ряд влиятельных позиций, выступая то как главный идеолог НБП, то как один из советников председателя Госдумы Геннадия Селезнева; в 2009–2014 годы Дугин руководил кафедрой социологии международных отношений и Центром консервативных исследований при социологическом факультете Московского государственного университета. Кроме того, в Высшем совете международного «Евразийского движения», основанного Дугиным в 2003 году, состоят представители правящих элит РФ.

Созданное Александром Дугиным неоевразийство базируется на политической доктрине, сформулированной «белой эмиграцией» в 1920-е годы. Эта геополитическая концепция предполагает, что Россия не принадлежит ни Западу, ни Востоку, но представляет собой отдельную цивилизацию – Евразию. Свою идею Дугин изложил в двух изданиях: «Основы геополитики» (1997) и «Основы Евразийства» (2002), причем первая книга даже использовалась в качестве учебника в военных училищах Министерства обороны РФ.

Дугин утверждает, что ключевую роль при осуществлении геополитического проекта, целью которого является создание евразийской империи, должна выполнять религия. В связи с этим идеолог сформулировал принципы «сакральной географии», согласно которой Россия (расположенная в центре Мирового острова, в Сердце Материка) с помощью православия противостоит Соединенным Штатам Америки – «Царству Антихриста». Итак, конфликт между Россией и Западом имеет не только политический, но также глубоко идеологический и религиозный характер. Дугин пишет:

«Силы, группы, мировоззрения и государственные образования, которые совокупно называют “Западом” и которые являются после победы в “холодной войне” единоличными властителями мира, за фасадом “либерализма” исповедуют стройную эсхатологическую богословскую доктрину, в которой события светской истории, технологический прогресс, международные отношения, социальные процессы и т.д. истолковываются в апокалиптической перспективе. Западный Антихрист старается убедить мир, что на самом деле “Антихристом” является его планетарный и духовный враг, континент Россия и ее тайный полюс, т.е. мы» (Дугин А. Конспирология. Последняя хитрость Антихриста (http://propagandahistory.ru/books/Aleksandr-Dugin_Konspirologiya/125).

Таким образом, «западный Антихрист», по образцу Великого инквизитора, под предлогом благосостояния, свободы и либерализации провозглашает секуляризацию и нигилизм, тем самым вытесняя истинное христианство на периферию общественной жизни. Кроме того, будучи олицетворением демонических сил, Запад пытается убедить мир в том, что Россия, то есть его «планетарный и духовный враг», является Антихристом. По мнению Алиции Цуранович, такого рода убеждения не основываются на имперских амбициях российского государства, но являются эффектом антизападнического ресентимента.

Однако неоевразийство является лишь частью обширной и более сложной идеологии, основы которой сформулировал Александр Дугин. По его мнению, новая политическая теория должна быть альтернативой для западного империализма, который рассматривается в качестве наибольшей угрозы, направленной против Российской Федерации. Автор заявляет, что важнейшими политическими идеологиями ХХ века являлись либерализм, коммунизм и фашизм. Первая – победила две остальные. По этой причине аксиологической осью политики стала освобожденная от коллективной идентичности личность. Личность взяла верх над классом (осью коммунизма) и государством (осью фашизма).

Согласно Дугину, чтобы окончательно сформулировать «четвертую политическую теорию», следует «расшифровать парадигму постмодерна». Автор перечисляет три основные антропологические парадигмы, соответствующие трем крупным историческим эпохам: премодерну, модерну и постмодерну. В то время, как премодерн подразумевает под собой мир традиций, мир sacrum, взаимодействие со сферой мистики, модерн закрывает доступ к трансцендентному миру, сводя познание к сфере разума. Отрицание метафизики и Бога постепенно переносит человека в эпоху постмодерна, который в свою очередь вбирает в себя мир демонический – противоположность человечества. Одним из признаков данной эпохи является своего рода трансгуманизация, вооруженная современными технологиями»: «Постмодерн (глобализация, постлиберализм, постиндустриальное общество) легко распознается как “царство Антихриста” (или его аналогов в других религиях – “даджал” у мусульман, “эрев рав” у иудеев, “кали-юга” у индусов и т.д.). И теперь это не просто мобилизующая массы метафора – это религиозный факт, факт Апокалипсиса» (Дугин А. Четвертая политическая теория.).

Автор представляет постмодерн как приход «царства Антихриста» и реального Апокалипсиса и формулирует концепцию радикального субъекта – «народа-богоносца», призванного предохранить православную Россию от демонических сил. Дугин ссылается как на православные традиции, так и на русский мессианизм, основанный на византийском правиле «симфонии» светской и духовной власти. Антитезой радикального субъекта видится Дугину «радикальный Антихрист», семантическое значение которого тесно связано с христианской культурой. Тем не менее «радикальный Антихрист» – это не только религиозное и семантическое явление. Если, согласно Дугину, Антихрист может изображать непосредственную онтологическую реальность – значит, он выполняет немаловажную роль и в политике.

В политическом контексте легенду об Антихристе рассматривает и Ольга Четверикова, доцент МГИМО. Согласно ее теории, создание «нового мирового порядка» – это прежде всего осуществление религиозной идеи. Ссылаясь на пророчества святых отцов церкви, Четверикова считает, что в результате духовной революции (которая должна произойти одновременно с политическими и экономическими преобразованиями) материализм и атеизм потеряют свою актуальность. Доминирующими явлениями станут демонический мистицизм и оккультизм. Власть завоюет Антихрист, который под предлогом единогласия и толерантности будет реализовывать масонскую формулу: «порядок посредством хаоса». (Четверикова О.Н. Геополитика. Мир и приход Антихриста (www.youtube.com/watch?v=wQNWBrV_LK0); Она же. Речь идет о создании антицеркви // Православный крест. 2015. № 3(123) (www.3rm.info/publications/54560-olga-chetverikova-rech-idet-o-sozdanii-a…))

В одном из интервью Четверикова отметила: «Ведь Антихрист и будет примирителем (из падшей церкви, как говорит наша традиция). Вот поэтому сейчас и нужно создавать образ папы римского как примирителя во всем этом хаосе, как сакральной фигуры, воплощающей образ религиозного лидера всего человечества. Папа для всех – бедных и богатых, христиан и мусульман, верующих и грешников». (Акопов П., Четверикова О.Н. Ватикан размывает христианские ценности (www.vz.ru/world/2013/11/7/658459.html))

По образцу Великого инквизитора и под предлогом единогласия и толерантности папа римский (Антихрист) приведет к полному разрушению христианских ценностей. После этого «новый мировой порядок» создаст антицерковь, наполненную оккультизмом и антихристианской символикой.

Легенда об Антихристе находит воплощение также в геополитической концепции «глобальной Хазарии», сформулированной Татьяной Грачевой. Так же, как и митрополит Иоанн, Грачева утверждает, что в наше время происходит борьба за православную Россию, которую при помощи глобализации стремится уничтожить глобальная Хазария – «царство Антихриста», управляемое иудео-масонскими элитами. «Невидимая Хазария» означает для Грачевой глобальное еврейское влияние на крупнейшие мировые бизнес-структуры. Грачева утверждает, что современные евреи являются потомками хазар, которые в VIII веке приняли иудаизм и соединились с изгнанным из Палестины еврейским племенем Дана. Согласно Библии, именно это племя должно было породить Антихриста. Действия евреев против России вызваны в свою очередь жаждой отомстить за разгром хазарской армии киевским князем Святославом в 965 году[50].

Сквозь призму истории России, Священного писания и пророчеств святых отцов Грачева истолковывает историю Святой Руси, равно как и управляемой «силами Антихриста» Европы. В своем исследовании Грачева отмечает, что «глобальная консолидация власти» означает построение через мировую войну глобального государства (глобальной Хазарии) во главе с Антихристом. Именно это является конечной целью хазарских банкиров. Однако Россия «как оплот православия и национальной государственности в мире стала главным препятствием на пути осуществления этих зловещих планов» (Грачева Т.В. Невидимая Хазария: алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. Рязань: Зерна, 2009; Она же. Последнее искушение России. Рязань: Зерна, 2013; Она же. Память русской души. Рязань: Зерна, 2011).

Грачева подчеркивает, что «глобальная Хазария» стремится к разрушению Российской Федерации при помощи различных средств: экономики, политики и идеологии. По ее мнению, в скором времени наступит последнее искушение России, а вместе с ним и неизбежная война с царством Антихриста. В данной ситуации единственным спасением для русской нации является сильная православная вера и централизованная власть, ибо только православный царь сможет предохранить свой народ от Антихриста и привести его к возрождению Святой Руси.

Рассмотренные актуализации легенды об Антихристе, безусловно, вписывают данный феномен в современную (гео)политическую реальность. Антихрист перестает быть исключительно религиозным явлением и становится идеологическим врагом, угрожающим России здесь и сейчас. Использование мифа об Антихристе демонизирует образ «иного», определяя его в качестве радикальной противоположности православному «я». Такое понимание фигуры «иного» опирается на широко распространенные в современной России антизападные и антиамериканские стереотипы (преимущественно времен «холодной войны»).

«Неприкосновенный запас», 2016, 1(105).


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*