Радости и печали российских особых экономических зон.

зонаПравительство закроет неэффективные ОЭЗ.

Рустем Фаляхов Правительство закроет десять особых экономических зон, оставшиеся отдадут в управление регионам. Механизм ОЭЗ оказался неэффективным — на зоны потратили 122 млрд руб., а налогов получили только 23 млрд руб. При этом частные ОЭЗ успешны и без госвливаний.

До конца года правительство определится, какие из особых экономических зон (ОЭЗ) оказались неэффективными. Около десяти зон могут быть ликвидированы, подтвердил «Газете.Ru» замминистра экономического развития Александр Цыбульский.

Чиновник не уточнил, какие именно зоны будут закрыты, чтобы «не портить инвестиционную историю другим площадкам, которые продолжат работу». Но больше всего претензий у Минэкономразвития к туристско-рекреационным зонам. А их больше десятка. Успешно развиваются лишь три — в Завидово, а также зоны в заповеднике Архыз и на Эльбрусе.

По действующему законодательству об ОЭЗ закрыты могут быть зоны, в которые не удалось привлечь инвесторов в течение трех лет. Либо инвесторы там зарегистрированы, но бизнес не ведут и налогов не платят.

В черный список по этому критерию автоматически попадают три зоны: «Байкальская гавань» (Бурятия), «Ворота Байкала» (Иркутская область) и ОЭЗ на острове Русском в Приморье.

 «Райские сады» не место для отдыха

По мнению Цыбульского, решения о создании туристических зон часто принимались в непроработанном виде, по подсказкам губернаторов. «Региональные власти рисовали райские сады, под них была выстроена инфраструктура, а на деле оказывалось, что турпотока нет», — говорит Цыбульский.

Есть претензии и к управляющим компаниям. Вице-президент Ассоциации итальянских предпринимателей в России Витторио Торрембини считает, что некоторые УК вместо создания инфраструктуры для инвесторов занимаются на площадках технопарков операциями с недвижимостью.

Власти начали создавать ОЭЗ в 2006 году. Сейчас функционирует 34 зоны, в них зарегистрировано 450 резидентов, 80 из них — иностранные компании из 29 стран. ОЭЗ открыты в 30 регионах России и делятся на четыре типа: промышленно-производственные, технико-внедренческие, портовые и туристско-рекреационные. Резиденты ОЭЗ пользуются преференциями по страховым взносам, земельному налогу и налогу на прибыль, а также льготами по налогу на имущество на срок от пяти до десяти лет.

Считалось, что ОЭЗ могут стать эффективным механизмом господдержки бизнеса и чуть ли не драйвером экономического роста в России. Спустя десять лет идею, на которую потратили десятки миллиардов, признали провальной.

Владимир Путин поручил переформатировать работу ОЭЗ. Этому предшествовали проверки, проведенные в ОЭЗ активистами «Общероссийского народного фронта» (ОНФ), экспертами Счетной палаты и контрольного управления президента РФ, которые раскритиковали ОЭЗ за неэффективность. Так, по подсчетам контрольного управления, затраты на одно рабочее место в ОЭЗ (всего их создано 19 тыс.) оценивались в 10 млн руб. На поддержание инфраструктуры ОЭЗ ежегодно требуется 2 млрд руб.

Зоны переподчинят губернаторам

В Минэкономразвития тем не менее считают, что механизм ОЭЗ необходимо развивать и дальше, передав зоны под оперативное управление регионам. Имущество ОЭЗ также передадут регионам, сейчас идет его оценка. Зарезервированные под развитие зон средства тоже будут переданы регионам в полном объеме. По подсчетам контрольного управления президента, остались неизрасходованными 24 млрд руб.

Всего на строительство инфраструктуры зон за десять лет было выделено из федерального бюджета 122 млрд руб. Еще около 110 млрд руб. выделили регионы. Строительство инфраструктуры продолжится, обещают в министерстве. «Не факт, мы можем этих денег и не увидеть», — сомневается Иван Кошелев, гендиректор ОЭЗ «Липецк».

ОЭЗ обойдутся без рабочих

Главный аргумент за сохранение бизнеса в зоне — объем заявленных инвестиций. Это 560 млрд руб., утверждает Цыбульский. Правда, за десять лет резиденты зон инвестировали в три раза меньше, только 180 млрд руб.

Кроме того, обещания инвестировать были даны еще на стадии вхождения в проект, то есть до кризиса 2008 года, до присоединения Крыма к России и санкций Запада. Нет никакой гарантии, что обещанные инвестиции будут подтверждены.

«Я знаю две итальянские компании, которые готовы прийти в Россию через ОЭЗ, и еще восемь компаний изучают такую возможность», — возражает Торрембини. В Липецке создается вторая ОЭЗ, добавляет Кошелев. «Мы и после проверки ОНФ закрываться не собираемся», — говорит Ольга Торбич, гендиректор ОЭЗ «Моглино» в Псковской области.

«На прошлой неделе мы приняли 23 новые компании с общим объемом планируемых инвестиций более 55 млрд руб. в технико-внедренческие ОЭЗ. И через месяц планируем принять не меньше, то есть институт ОЭЗ развивается», — говорит замдиректора департамента регионального развития Минэкономразвития Эльмира Ахмеева. По ее словам, некорректно ждать от ОЭЗ немедленной, через год-два, налоговой отдачи.

Оценивать эффективность ОЭЗ количеством созданных рабочих мест тоже не всегда корректно. В зонах открываются не плантации по выращиванию огурцов, а, как правило, высокотехнологичное производство, там автоматика и роботы, не требующие вмешательства человека, добавляет Ахмеева.

Ключевым должен быть критерий соотношения государственных и частных инвестиций, считают в Минэкономразвития. «На каждый рубль вложенный из федерального бюджета в ОЭЗ приходится более 2 руб. частных инвестиций», — утверждает Ахмеева.

Частный «Квадрат»

ОЭЗ — крайне эффективный инструмент для привлечения инвесторов, но только если это частный проект, возражает Екатерина Евдокимова, партнер ОЭЗ «Ступино Квадрат» в Московской области. Зона открылась в марте 2014 года, за пару недель до референдума в Крыму и кардинального изменения геополитической обстановки. Тем не менее в «Ступино Квадрат» уже привлечены десять резидентов, в том числе из Австрии, Германии, Италии, Мексики и Великобритании. В зоне представлены различные индустрии — от пищевой продукции до бытовой электроники. «Управляющая компания вложила 1,5 млрд руб., это заемные средства, из бюджета мы не взяли ни копейки, но уже сейчас объем заявленных инвестиций — до 20 млрд руб.», — говорит Евдокимова.

Она постоянно проживает в Мюнхене и знает, что сейчас, в условиях санкций, западный инвестор как никогда нуждается в государственных гарантиях, которые как раз закреплены в законе об ОЭЗ. Но и сам механизм ОЭЗ нуждается в точечной настройке.

«Резиденты ОЭЗ, как известно, не платят таможенные пошлины и НДС при ввозе оборудования, сырья и компонентов на территорию ОЭЗ. К сожалению, эти льготы не распространяются на нас как на девелопера ОЭЗ. Мы платим все налоги по общим правилам, это сдерживает развитие бизнеса», — говорит Евдокимова.

Кроме того, для частных ОЭЗ нужны льготные кредиты, если УК строит в такой ОЭЗ производственные корпуса под сдачу в аренду. Сегодня такие льготы имеют только промышленные предприятия, которые сами строят для себя новое или модернизируют существующее производство.

Наконец, необходимо предусмотреть для банков дешевое рефинансирование в ЦБ под выдачу кредитов на создание производственной инфраструктуры. Необходимы меры поощрения для банков, выдающих целевые кредиты на строительство промышленных корпусов, утверждает Евдокимова.

gazeta.ru

Добавить комментарий