Послушание Богу как залог жизненных побед: юность Давида – молодому потомству в пример.

давидВ. Ткаченко

Ответственное поручение от Бога

Бог создал Адама и Еву для торжественной победной жизни, для жизни послушания, для святой жизни. Поселив их в Едемском саду, Бог повелел им возделывать и хранить сад (Быт. 2, 15).

Если бы наши прародители с детской покорностью занимались порученной им работой, они, возможно, до сих пор жили бы в раю, наслаждаясь неповторимым общением с Богом. Испытывали бы наивысшее блаженство, слушая голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня. Но, к великому сожалению, первые жители впали в непослушание, как это случается и с нами, хотя для победы над искушениями как Адаму и Еве, так и нам дана сила Господня. Наши прародители были изгнаны из рая. У входа в Едемский сад Бог поставил херувима с пламенным мечом, войти туда им было уже невозможно.

Но каждому из нас сегодня Господь поручил не менее ответственное дело: возделывать и охранять сад нашей души, «ибо мы Христово благоухание Богу…» (2 Кор. 2, 15). Распространяем ли мы вокруг себя благоухание жизни, благодаря Бога за то, что Он взрастил в нас приятные плоды духа? Мы ни на минуту не должны оставлять работу по возделыванию нашей души. Всякий день необходимо хранить сердце от осквернения.

Дорогой юный друг! Когда в последний раз ты молитвой взрыхлял почву своего сердца для восприятия Божественного Слова, чтобы безоговорочно покориться ему? Слово Божье — это непобедимое оружие, сильное Богом на разрушение сатанинских твердынь (2 Кор. 10, 4). Как ты пользуешься им?

Начало побед

Давид, будучи отроком, одерживал благословенные победы во славу Господа и умело пользовался всеоружием Божьим. Возможно, для некоторых молодых людей будет новостью, что победы Давида начинались с беспрекословного послушания родителям. В доме отца начал Давид свое восхождение к вершинам жертвенного подвига.

Был день, в который Давиду пришлось оставить родной дом. В то время отступивший от Бога царь Саул потребовал, чтобы нашли ему человека, хорошо владеющего музыкальным орудием. И нашли Сауловы слуги — Давида, сына Иессеева, «умеющего играть, человека храброго и воинственного, и разумного в речах, и видного собою, и Господь с ним» (1 Цар. 16, 18).

Думаю, Давиду нелегко было оставить отчий кров и не один день находиться рядом с крайне неуравновешенным царем, который, к тому же, в припадке гнева не раз пытался пригвоздить копьем к стене кроткого юношу, играющего на гуслях (1 Цар. 18, 11). Кто из нынешних молодых людей в послушании родителям согласился бы на подобное?

Иессей взял «осла с хлебом и мех с вином и одного козленка, и послал с Давидом, сыном своим, к Саулу. И пришел Давид к Саулу, и служил пред ним, и очень понравился ему, и сделался его оруженосцем» (1 Цар. 16, 20—21). Давид не возразил отцу, как это могли бы сделать другие, никаких вопросов не задал. Пошел, исполнил порученное и вернулся домой, в Вифлеем, к своим стадам.

А ведь быть оруженосцем царя — более чем почетно. По всей видимости, Саул дал Давиду соответствующую одежду, превосходные доспехи, оружие. Тщеславный человек непременно гордился бы этим перед братьями. Но Давид спокойно опустился с почетной ступени на обычную, житейскую, нимало не чувствуя себя ущемленным. Не каждый юноша выйдет победителем из подобного искушения. О, если бы молодые христиане научились благодушествовать, когда их унижают, и не гордиться, когда их хвалят! И хотя каждый человек ничто перед Богом, все же как трудно бывает находиться в тени. Люди так болезненно переносят, если их не замечают.

Господь наш Иисус Христос добровольно оставил славу небес и ради нашего спасения сошел на землю. Уничижил Себя, приняв образ раба, и 33 года ходил в этом уничижении. Презрение людей, насмешки и издевательства первосвященников и книжников не вызвали в Нем негодования. Страдая за чужие грехи, Он никому не угрожал, поэтому величию подвига Христа нет равных.

Послушный сын

Возможность совершить подвиг, явить дело веры в силе, Господь предоставляет каждому христианину. Так было и в жизни Давида. Началась война с филистимлянами. Трое старших братьев Давида пошли с Саулом на войну. Сорок дней от них не было вестей. Сердце отца встревожилось. Он решил послать Давида узнать, что происходит, а заодно поскорее отнести сыновьям ефу сушеных зерен и десять хлебов, а также для тысяченачальника — десять сыров. Зная настроение современных молодых людей, нетрудно предположить, как они тут же нашли бы десяток отговорок, стали бы прекословить: «Разве у них нет начальства заботиться о пропитании?! Братьям еще можно отнести, а тысяченачальник пусть сам о себе думает…» (Ефа пшеничных зерен — это около 18 кг. Плюс 10 хлебов и 10 сыров. Это тоже почти 18 кг.) Тяжелая ноша! На осла бы все это навьючить. Но послушный сын взял ношу на плечи и поспешил в Сокхоф, где расположились станы израильский и филистимский.

Послушание родителям — это залог будущих побед в духовной брани. Многие дети из христианских семей восхищаются героями веры, хотят быть похожими на них, а слушать родителей считают излишним, — вот почему в народе Божьем так мало молодых самоотверженных тружеников. Послушание полное, радостное приводит душу отрока в соприкосновение с Богом. С ранней юности он познает цену общения с Господом.

«БОЖЕ!.. ТЕБЯ ОТ РАННЕЙ ЗАРИ ИЩУ Я…»

«И встал Давид рано утром, и поручил овец сторожу (обратите внимание, какая серьезность и предусмотрительность в поступках!), и, взяв ношу, пошел, как приказал ему Иессей…»

Кто не знает, как в молодости хочется спать, особенно утром. Время для сна всегда кажется малым. Думаете, Давиду не хотелось часок—другой понежиться в постели?! Вдоволь бы выспался, а потом пошел к братьям. Но позволить себе такую роскошь Давид не мог. Написано: «И встал Давид рано утром…» Не отец будил его. По-видимому, и в прежние дни Давид привык вставать сам. Впоследствии он писал: «Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной», — открывает нам свое сердце Давид (Пс. 62, 2).

Только в минуты жизненных тяжелейших утрат, несчастий или бедствий христиане иногда ищут Господа, предваряя утреннюю зарю, а в обычные дни у них нет времени для уединенных молитв. Бог готов открыть нам тайну благословенных побед, но хочет, чтобы мы до рассвета дня пришли к источнику живой воды. Тогда Господь будет «нашею мышцею с раннего утра» (Ис. 33, 2). О, если бы мы чутко отзывались на Его зов, когда Он с раннего утра пробуждает наше ухо (Ис. 50, 4)! Полчаса, а иногда и 15 минут отнимет юноша от сна, почитает Слово Господне, помолится, и эти 15 минут будут решающими для обретения побед во славу Божью в течение дня.

УДИВИТЕЛЬНАЯ КРОТОСТЬ

Давид «пришел к обозу, когда войско выведено было в строй и с криком готовилось к сражению… Давид оставил свою ношу обозному сторожу, и побежал в ряды, и, пришедши, спросил братьев своих о здоровье. И вот, когда он разговаривал с ними, единоборец, по имени Голиаф… выступает из рядов Филистимских, и говорит те слова (Голиаф поносил Израиля и поносил воинство Бога живого. — Прим. ред.), и Давид услышал их» (1 Цар. 17, 20—23). Увидел Давид также, что израильтяне весьма боялись Голиафа и убегали от него. Давид стал расспрашивать у людей: «Что сделают тому, кто убьет этого Филистимлянина?..»

Елиав рассердился на Давида, что он разговаривал с людьми. «Я знаю высокомерие твое и дурное сердце твое; ты пришел посмотреть на сражение».

«Знаю высокомерие твое…» — какое поспешное суждение! Кто, кроме Бога и самого человека, знает внутренние движения души? Разве из пустого любопытства пришел к ним Давид? — Его послал отец. И как вовремя он появился в стане! К тому же, если бы Давид действительно был высокомерен, заносчив, пренебрежительно относился к братьям, то не простил бы Елиаву несправедливый упрек. И начали бы братья выяснять отношения, что весьма на руку оказалось бы враждебному стану: не состоялся бы поединок, не доставил бы Давид победу своему народу. (В наши дни сколько погублено добрых начинаний из-за огорчений и недопонимания между братьями! Сколько потрачено драгоценного времени на пустые разговоры, мелочные ссоры!)

Старшие братья Давида не только сами не рискнули вступить в единоборство, но и пытались смутить Давида. Огорчившись, Давид мог назвать их малодушными, боязливыми — и это было бы справедливо, они действительно были такими. Но Давид не был таким. Когда народ в опасности, когда хулится имя Бога Израилева, время ли отвлекаться на мелочные обиды?! Удивительная кротость! Сегодня далеко не единицы молодых христиан не могут спокойно отнестись к неверному суждению о них, не ответить гневом на несправедливые упреки в свой адрес. Трудно ожидать, чтобы невоздержанный, мстительный юноша решился в трудную минуту постоять за народ Божий, за дело Церкви Христовой. Если дети еще в отеческом доме не одержат с помощью Божьей побед, если с родными братьями не научатся жить дружелюбно, то в будущем и в церкви станут конфликтовать, обижаться на ближних, без конца оправдывать себя. Все лучшие силы они растратят на служение оскорбленному самолюбию, и им некогда будет подвизаться на полях благовестия.

ВОИН С ОТРОЧЕСКИХ ЛЕТ

Саулу донесли, что в стане нашелся человек, желающий снять поношение с Израиля и готовый сейчас же сразиться с Голиафом. Саул призвал Давида и, взглянув, отчаялся: «Не можешь ты идти против этого Филистимлянина, чтобы сразиться с ним; ибо ты еще юноша, а он воин от юности своей».

Далее Священное Писание открывает нам приятную тайну, о которой мы никогда не узнали, если бы не сложились так обстоятельства. Давид, оказывается, был человеком воинственным с отроческих лет, а не с юности, как Голиаф. Он познал величие силы Господней, когда был пастухом. Многим отрокам приходилось пасти скот, но всякий ли отрок-пастух погонится за львом или медведем, чтобы выручить овец из стада отца? Большинство, «разумно» рассудив, не побегут. Скажут: «Одна овца пропадет — не так уж и велик убыток! А если сына растерзает лев — эту утрату отцу никто не восполнит…»

Почему Давид рассуждал по-иному? Что побуждало его гнаться за львом, за медведем и отнимать из пасти хищников овцу? Была ли это показная удаль? Любовь к приключениям? Силой ли Давиду хотелось помериться со зверями? Проявить ли свою ловкость, мышцы натренировать? — Нет, нет и нет. У Давида было развито чувство ответственности. Он хотел исполнить порученное дело добросовестно, верно и без потерь. Он считал своим долгом защищать и хранить овец. За всякий убыток в стаде он чувствовал вину на себе, поэтому и бодрствовал, просил у Бога мужества, силы, чтобы Всевышний избавил его от льва, от медведя. И Господь избавлял. Испытав не однажды помощь Божью, Давид отважился вступить в сражение и не постыдился! Бог всегда выходит навстречу тем, кто уповает на Него.

Кто из наших юных братьев и сестер научился уповать на Бога, нуждаться в Его помощи и испытал силу Его и победу в обыденных, порученных родителями делах? Как много чудес молодые люди вычеркнули из своей жизни только потому, что не повиновались родителям ежедневно!

ОДЕЖДА ВЕРЫ

Выслушав Давида, Саул сказал: «Иди, и да будет Господь с тобою». Прекрасное пожелание дал царь, а уверенности в победе у него, как у человека, разобщенного с Богом, не было. Саул стал надевать на Давида свои одежды «и возложил на голову его медный шлем, и надел на него броню. И опоясался Давид мечом его сверх одежды и начал ходить; ибо не привык к такому вооружению… И снял Давид все это с себя» (1 Цар. 17, 38—39). На льва и на медведя Давид выходил безоружным, выходил, призывая на помощь имя Господне, глубоко веруя в силу Божью. Вера и упование — это духовные одежды, и когда сердце воина чисто, когда он кроток, послушен, далек от огорчения и обид, — Господь будет поборать за него и пошлет дивную победу.

В какой одежде привыкли ходить молодые христиане? Во всепобеждающей одежде веры или в одежде плотской самонадеянности?

Щит, шлем и меч не вдохновили Саула на подвиг. Вместе со всем народом он сорок дней дрожал от страха перед одним великаном. Разве придали Давиду мужество царские одежды? Разве на эти доспехи он уповал? Не надеялся он ни на прошлые победы, ни на прежний опыт. Давид был храбрым, воинственным, разумным в речах. Почему? — Потому что Господь был с ним (1 Цар. 16, 18)! Присутствием Господним был силен Давид! Живой верой в Бога Израилева отважен! Бог научил его победно воинствовать, полагать душу свою за народ свой, ревновать о славе Господней!

НЕ МЕЧОМ И КОПЬЕМ СПАСАЕТ ГОСПОДЬ!

Удивительно проста поступь веры! Посох, пастушеская сумка, праща, пять гладких камней из ручья, и — самое главное — Бог в сердце!

Голиаф, увидев белокурого юношу, выступающего против него, оскорбился: «Что ты идешь на меня с палкою? разве я собака? И проклял Филистимлянин Давида своими богами… Подойди ко мне, и я отдам тело твое птицам небесным и зверям полевым».

Бессчетно раз мир смеялся над безоружными христианами и заживо хоронил уповающих на Бога. Но в Церкви Христовой всегда находились те, в сердце которых пребывает Господь, и они низлагали восстающих на Бога не мечом и копьем, а именем Господа Саваофа.

«Ныне предаст тебя Господь в руку мою… и узнает вся земля, что есть Бог в Израиле. И узнает весь этот сонм, что не мечом и копьем спасает Господь, ибо это война Господа…» Такую бы уверенность царю Саулу, да в самом начале войны! Но, увы, некогда помазанный на царство, но не пожелавший раскаяться в грехах потерял все: и общение с Богом, и царство, и мужество, и ведение.

Ошибся ли юный Давид, так бесконечно доверяя Богу? Сожалел ли, что в послушании воле отца пошел навестить братьев, преодолев пешком с тяжелой ношей немалое расстояние? Вспомнил ли, что мало отдыхал для исполнения порученного отцом дела? Посрамлена ли была его решительная вера? «…Давид поспешно побежал к строю навстречу Филистимлянину. И опустил Давид руку свою в сумку, и взял оттуда камень, и бросил из пращи, и поразил Филистимлянина в лоб, так что камень вонзился в лоб его, и он упал лицом на землю. Так одолел Давид Филистимлянина пращею и камнем… меча же не было в руках Давида».

«ОРУЖИЯ… СИЛЬНЫЕ БОГОМ…»

И в наши дни не счесть надменных хулителей пути Господнего, пути крестного, узкого, пути очищения и освящения. Смеются в одиночку и хором, делая   соучастниками хуления большие общения молодежи. До нашего слуха доносятся эти глумления над евангельской истиной, — какой отклик они вызывают в сердце наших отроков, юношей, девиц? Кто загорается ревностью отстоять путь Господень, как Апостол Павел (Гал. 2, 4—5)? Снять поношение с народа Божьего, как Давид? Кто, как Акила и Прискилла, позаботится точнее объяснить путь Господень своим ровесникам, введенным в заблуждение всевозможными лжеучителями (Д. Ап. 18, 26)? Кто понесет в народы чистое евангельское слово, призывающее нас входить в Царство Божье тесными вратами (Матф. 7, 13)?

«Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь…» (2 Кор. 10, 4). Сильное Богом было оружие и у Давида. Каждому доступно обрести его. Будьте безусловно послушны в малом, и вы научитесь послушанию Богу в большом, и Он над многим вас поставит (Матф. 25, 21). Добросовестно, с ответственностью относитесь к домашней работе, и Бог будет с вами и призовет на служение, как Елисея, который работал на 12 парах волов (3 Цар. 19, 19). Волов он менял, давал им отдых, а сам замены не знал, — разве такое усердие сокрыто от Божьих очей? На трудолюбивого юношу обратил внимание пророк Илия! И какой благословенной была жизнь Елисея!

Не удивляйся, дорогая молодежь, если я вновь подчеркну весьма простую истину: великие победы Давида берут начало с послушания в родительском доме. Непослушный родителям не может быть послушным Богу. В непослушное сердце не войдет Господь, поэтому непослушный никогда не будет мудрым, никогда не будет храбрым. Господь, наполняя сердце покорных, делает их бесстрашными и более заботящимися о славе Божьей и о расширении Царства Божьего на земле, нежели о своей жизни и доблести.

«Вестник истины», № 4, 1999.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*