Булгаков и Бердяев – великие русские мыслители и странники.

myslitИсторические судьбы Булгакова и Бердяева.

Протопресвитер Виталий Боровой.

Доклад на семинаре в Шамбези (Швейцария) в связи с празднованием 1000-летия крещения Руси.

Исторические судьбы и творчество Булгакова и Бердяева неразрывно связаны с судьбами их народа и их церкви. «Я всегда был подлинно русским»: эту исповедь, адресованную Достоевским Майкову, Бердяев и Булгаков могли всегда относить к себе. Они любили свою Родину самозабвенно и нежно, так как они любили свободу. «В России уже земля дает свободу», — скажет Бердяев в своей статье «Русская религиозная идея» (в сб. «Проблемы русского религиозного сознания», Берлин, 1924.

Булгаков говорит о себе в своих «Автобиографических заметках»: «Родина есть священная тайна каждого человека, так же, как и его рождение…» [Булгаков. Заметки, 1]. «Родина — святыня для всякого и как таковая она всегда дорога и прекрасна. И моя Родина есть прекрасный дар Божий, благословение и напутствие на всю жизнь…» [Булгаков. Заметки, 23]. «Вместе с Церковью я воспринял в душу и народ русский… как свое собственное существо, одно со мною» [Булгаков. Заметки, 14].

Почвенно оба тесно связанные с Россией и русским народом, жившие почти что в одно и то же самое историческое время (Булгаков — 1871–1944, Бердяев — 1874–1948), оба они прошли типичный кризис русского юношества того времени — кризис веры и поворот к атеизму и революционному марксизму. Это был типичный путь для русского интеллигента и интеллектуала начала XX века.

Один (Бердяев) — литератор, философ и профессор Московского университета (правда, кратковременно, в 1920 г.); другой (Булгаков) — профессор политической экономии Московского университета, потом Московского коммерческого института; оба бывшие марксисты, пришедшие к христианству и вере, оба не принявшие Октябрьскую революцию, были высланы из страны (Бердяев в 1922 г., Булгаков — в 1923 г.). Оба прожили всю остальную жизнь вдали от Родины — в изгнании, среди русской диаспоры в Париже.

Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский, тоже высланные из страны (с группой других ученых, писателей, философов и богословов), определили эту высылку так: «Мы не в изгнании, мы — в послании». В самом деле, эти ученые, мыслители, философы и богословы не только познакомили весь христианский и культурный Запад с сокровищами русской культуры и литературы и религиозно-философской мысли, но и продолжали на Западе (в православной диаспоре) развивать лучшие традиции и достижения русского культурного и духовного Ренессанса, расцвет которого пришелся на начало XX века.

О смысле этого «послания» хорошо сказано у Бердяева в его книге «Самопознание». Он вспоминает:…У меня было одно светлое впечатление от Православной церкви перед самой моей высылкой из советской России. Это моя встреча с о. Алексеем Мечевым. Он был из белого духовенства, но почитался старцем [Бердяев. Самопознание, 204]. (Кто знает, что значил тогда в Москве о. Алексей Мечев, тот поймет рассказ Бердяева.)

Бердяев свидетельствовал, что после свидания с о. Алексеем он вернулся потрясенный: Когда я вошел в комнату о. Алексея… Мечев встал мне навстречу, весь в белом, и мне показалось, что все его существо пронизано лучами света. Я сказал ему, как мучительна для меня разлука с родиной. «Вы должны ехать, — ответил мне о. Алексей. — Ваше слово должен услышать Запад» [Бердяев. Самопознание, 2 21].

И слово Бердяева и Булгакова услышал не только Запад, но и весь мир. Это было слово подлинного русского и православного послания.

В Европе вся жизнь и деятельность Булгакова и Бердяева была связана со Свято-Сергиевским богословским институтом, с Русским студенческим христианским движением, с издательством YMCAPress и с журналом «Путь».

В Париже были написаны и выходили основные их труды и статьи: о. Сергий Булгаков был ректором института и профессором по кафедре догматики, а Н. А. Бердяев — редактором «Пути», где и напечатаны большинство его и Булгакова богословских и религиозно-философских статей. Там же, в Париже, пришла к ним всемирная известность и всеобщее признание. Бердяеву Кембриджским (Cambridge) университетом присуждено самое высокое научное отличие, возможное в Англии, — степень доктора Honoris Causa (1948). Из русских такой чести удостаивались лишь Тургенев — до Бердяева и Ахматова — после него.

Отец Сергий стал автором знаменитой «Большой» и «Малой трилогий» и многих других, не менее важных богословских и философских трудов и статей, принесших ему всемирную известность, хотя и вызвавших известные возражения. Труды эти прочно и заслуженно вошли в сокровищницу православного богословия и богословских теологуменов.

Сбылось пророческое видение о. Алексея Мечева, как у пророка Исайи *1: «Кого Мне послать и кто пойдет для Нас? (Ис 6:6). И я сказал: вот я, пошли меня». Это «послание», рожденное в диаспоре, уже ачало постепенно возвращаться на Родину и обогащать многих жаждущих «слова».

Будет время, когда это «послание» полностью или в основной своей части вернется в Россию.

Уже теперь в газете «Московские новости» (№ 14 от 3 апреля 1988 г.) опубликована статья с требованием издать в нашей стране для пользования всех избранные сочинения Вл. Соловьева, Бердяева, Булгакова, Евгения и Сергея Трубецких, Николая Лосского, Эрнеста Радлова, Ивана Ильина и др. В статье размещены фотографии Булгакова, Трубецкого и Бердяева. В ней говорится, что список можно продолжить.

Можно сказать, что для о. Сергия Булгакова круг судеб, начавшийся с его рукоположения в дни Св. Пятидесятницы 1918 г. в древнем Даниловом монастыре, через 70 лет после хиротонии (и через 40 лет после кончины) замкнется 12 июня 1988 г. в возрожденном Даниловом монастыре — тоже в дни Пятидесятницы и Всех святых, в земле российской просиявших, — торжественным богослужением Поместного собора Русской православной церкви в рамках празднования 1000-летия крещения Руси. Так и для Бердяева пророческая «отправка» его о. Алексеем Мечевым на Запад для «слова» может скоро завершиться возвращением этого обогащенного новым посланием «слова» на Родину. Конечно, с учетом предосторожностей, о которых говорится в упомянутой выше статье, «слово» может вернуться пока что только лишь в избранном, выборочном виде, с соответствующими критическими примечаниями и хорошим в идеологическом смысле «марксистским» вступительным введением. Но мы знаем, что тот Дух, которому служил всю свою жизнь Бердяев, по слову Божьему, «веет, где хочет» (Ин 3:8) и этот «Дух Истины наставит (читателей Бердяева! — В. Б.) на всякую истину» (Ин 16:13).

Такова дивная историческая судьба Булгакова и Бердяева: от церкви — к атеизму и марксизму, от марксизма — к вере и церкви, из России — в диаспору на Запад с «посланием», и с Запада опять на Родину — с новым «посланием».

Основные труды Булгакова и Бердяева и их общая характеристика

Булгаков и Бердяев, выполняя свое жизненное «послание», очень много писали, перечень их трудов необычайно богатый. Библиография всего написанного Бердяевым, изданная в 1978 г. [ Клепинина], обнимает собою 483 позиции (всего написанного и напечатанного, кроме, конечно, его рукописного архива, еще не изданного и не разобранного ).

Подобной же библиографии и всех трудов и всего написанного Булгаковым еще не существует (насколько мне известно) 9, но перечисление его трудов в двух капитальных томах Л. А. Зандера «Бог и Мир: Миросозерцание отца Сергия Булгакова» (Т. 1. Париж, 1948. 479 с.; Т. 2. Париж, 1948. 386 с.) заключает в себе сотни позиций всего написанного и изданного (включая не напечатанные еще проповеди, слова и поучения).

Дополнительные материалы из не изданных еще трудов Булгакова печатались также в «Вестнике РХД», например, в № III– IV (101–102) за 1971 г.: «Трагедия философии» (С. 87–104); «Центральная проблема софиологии» (С. 104 –108); «Мариология в Четвертом Евангелии (7я глава “Богословия Иоанна Богослова”)» (С. 109–114); некоторые проповеди (С. 115–126); статья в связи с известием о смерти Флоренского (С. 126–137) и др.

При изучении богатого богословского и религиознофилософского наследия Булгакова и Бердяева следует иметь в виду следующее (помимо, конечно, различия в содержании и направлении).

Булгаков — больше систематик. Его труды представляют собою своеобразную Summa Theologiae.

Бердяев был цельным и глубоким религиозным мыслителем и философом-богословом.

Хотя Булгаков и Бердяев во многом разнятся и в философии, и в богословии, очень характерно то, что сам Бердяев считал наиболее близкими себе мыслителями Оригена и св. Григория Нисского, т. е. тех же гениальных мыслителей древнего христианства «великих всеобъемлющей ученостью», но также оригинальных и смелых — до граней ереси.

В одинаковой мере гениальная оригинальность и дерзновенная творческая смелость — до граней ереси — Оригена и Григория Нисского, Бердяева и Булгакова хотя и вызывали противление, недоумение и недопонимание у современников и в традиционном церковном самосознании, но все же очень благотворно повлияли на дальнейшее развитие религиозно-философской и богословской мысли в церкви и обогатили современное богословие новыми идеями и прозрениями для будущего.

В заключение об о. Сергии Булгакове и Николае Александровиче Бердяеве можно сказать словами Священного писания: «Истинно, истинно, говорю вам: если пшеничное зерно, падши на землю, не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода» (Ин 12:24). Так было и есть — и с Булгаковым, и с Бердяевым.

24 апреля 1988 года.

Литература

  1. Бердяев. Истоки и смысл = Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. Париж: YMCAPress, 1955. 159 с.
  2. Бердяев. Самопознание = Бердяев Н. А. Самопознание: Опыт философской автобиографии. Париж: YMCAPress, 1949. 377 с. (В последние годы вышло много переизданий. — Прим. ред.)
  3. Бердяев. Человек и машина = Бердяев Н. Человек и машина: Проблема социологии и метафизики техники // Путь. 1933. № 39. С. 3–37.
  4. Бердяев. Я и мир объектов = Бердяев Н. Я и мир объектов: Опыт философии одиночества и общения. Париж: YMCAPress, 1934. 187 с.
  5. Булгаков. Заметки = Булгаков Сергий, прот. Автобиографические заметки: Посмертное издание. Париж: YMCAPress, 1946. 167 с.
  6. Булгаков. Невеста = Булгаков Сергий, прот. Невеста Агнца: О Богочеловечестве: Часть 3. Париж : б. и., 1945. 626 с.
  7. Булгаков. Утешитель = Булгаков Сергий, прот. Утешитель: О Богочеловечестве: Часть 2. Таллинн : YMCAPress, 1936. 447 с.
  8. Булгаков. Софиология = Булгаков Сергий, прот. Центральная проблема софиологии [Das zentrale Problem der Sophiologie] // Вестник РХД. 1971. № III–IV (101–102). С. 104–108.
  9. Карсавин = Карсавин Л. П. Святые отцы и учители церкви: Раскрытие православия в их творениях : К изучению дисциплины. Париж: YMCAPress, 1927. 269 с. (Переиздание: М.: МГУ, 1994. — Прим. ред.)
  10. Клепинина = Клепинина Т. Николай Александрович Бердяев: Библиография. Париж: Institut d’études slaves ; YMCAPress, 1978. 160 с.
  11. Несмелов = Несмелов В. И. Наука о человеке: [В 2 т.]. 2 изд. Казань, 1898–1906. Т. 1: Опыт психологической истории критики основных вопросов жизни. 394 с. (Репринт. переизд. 3го изд., испр. и доп.: Казань: ЗаряТан, 1994. — Прим. ред.)
  12. О последних днях = О последних днях отца Сергия: Запись очевидца // Вестник РХД. 1971. № III–IV (101–102). С. 85–86.
  13. Струве = Струве Н. А. К столетию со дня рождения прот. Сергия Булгакова, 1871–1971 // Вестник РХД. 1971. № III–IV (101–102). С. 3–4.
  14. Федоров = Федоров Н. Ф. Философия общего дела: Статьи, мысли и письма Николая Федоровича Федорова / Под ред. В. А. Кожевникова и Н. П. Петерсона. Верный: тип. Семиречен. обл. правл., 1906–1913. Т. 1. 1906. 732 с.; Т. 2. 1913. 473 с.
  15. Шмеман = Шмеман Александр, прот. Три образа // Вестник РХД. 1971. № III–IV (101–102). С. 9–24.

АЛЬМАНАХ СФИ «СВЕТ ХРИСТОВ ПРОСВЕЩАЕТ ВСЕХ», ВЫПУСК 16, 2015.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*