Россия окончательно уходит от нефтяной зависимости, но экономика растет пока «как в теплице».

произвДо минимума: у России появился шанс соскочить с нефтяной иглы.

Наталья Дембинская

Доходы федерального бюджета к ВВП продолжат снижаться все три ближайших года, а в 2019 году упадут до 20-летнего минимума – 13,3% ВВП. Такие расчеты приводит газета «Ведомости», ссылаясь на проектировки бюджета на 2017–2019 годы, подготовленные Минэкономразвития.

В распоряжении газеты оказался и прогноз структуры доходов бюджета. В соответствии с ним в ближайшие три года доля доходов, перераспределяемых через федеральный бюджет, снизится почти на треть – до 13,7%. В предыдущие 10 лет она составляла в среднем 20% ВВП.

Главная причина – сокращение нефтегазовых доходов. Ожидается, что в 2018-2019 годах они принесут в бюджет менее 5% ВВП. Ненефтегазовые доходы не смогут компенсировать падение, но в Минэкономразвития уверяют: бюджет планируется консервативно, и это дает возможность получить в реальности более высокие доходы.

Означает ли это, что в условиях кризиса доля перераспределяемого государством национального богатства снижается в пользу бизнеса и населения? Эксперты говорят, что ощутимого толчка рынок пока не получил, но перспективы получить больше возможностей у бизнеса есть.

Тепличный рост

Эксперты признают, что у российской экономики есть определенные точки, хотя их в значительной степени поддерживает государство, которое и дает процентные субсидии, и занимается софинансированием инвестпроектов. Это и аграрный сектор, и оборонно-промышленный комплекс.

«Это, в первую очередь, аграрный сектор. У нас экономическое чудо в сельском хозяйстве, и есть территории опережающего развития с большим количеством инвестиционных проектов», — отмечает Миркин.

«Конечно, это не органический рост бизнеса в естественной среде. А скорее, как огурцы выращиваются в теплице», — добавляет он.

Нынешнюю российскую рыночную среду экономист сравнил с асфальтом, на котором растет преимущественно то, что пользуется средствами государства.

Шанс для диверсификации

Что касается структуры доходов, аналитики уверены: при низких ценах на нефть ожидать увеличения нефтегазовых доходов не приходится.

«Поэтому ситуация, которая была в федеральном бюджете в 2012-2014 годах, когда доля нефтегазовых доходов была выше 50% в общей сумме доходов федерального бюджета, не будет иметь место», — комментирует завкафедрой государственного регулирования экономики РАНХиГС и глава «Института реформирования общественных финансов» Владимир Климанов.

В 2016 году, как предполагает правительство, расходы сократятся в реальном выражении почти на 20% – при условии, что их уровень (15,78 трлн руб. в год) будет заморожен на все три года.

«Традиционный призыв затянуть пояса сейчас звучит очень больно – за последние два года расходы по многим статьям уже были урезаны. В этой связи говорить о том, что стабилизировалась какая-то ситуация в экономике, не приходится. Она стабилизировалась на новом, невысоком уровне», — указывает Климанов.

В то же время, в падении доли поступлений в бюджет от нефтегазового сектора, сильно подверженного экономическим и конъюнктурным обстоятельствам, экономист видит очевидный плюс.

«Надеяться на нефтегазовые доходы можно и дальше, но это непредсказуемо. Это  определенно возможность и сильный шанс для дальнейшей диверсификации экономики, и именно сейчас надо им воспользоваться»,  — подчеркивает Климанов.

Налоговое бремя

При этом, отмечает эксперт, государству вряд ли стоит сейчас ожидать дополнительных доходов от бизнеса. В условиях экономической стагнации компании едва ли смогут работать с высокой рентабельностью и платить высокие налоги на прибыль.

Распределяемый государством «пирог» уменьшается, но налоговое бремя пока не снижается, замечает заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин.

«Для экономики важна нагрузка, прежде всего, которая относится ко всем доходам государства. Бизнесу безразлично, платит он налоги в центр, или они остаются на местах. Для экономики, бизнеса и населения важно, что забирается из частных финансовых ресурсов. И никаких ощутимых движений в сторону уменьшения налоговой нагрузки не было», — считает он.

Кофейная гуща

По словам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, формировать бюджет на 2017–2019 годы правительство будет исходя из цены на нефть в $40 за баррель. На этом уровне она останется все три ближайших года – таков консенсус-прогноз энергетических и финансовых аналитиков. При этом сам Улюкаев более оптимистичен: он рассчитывает на $50 в 2017 году и $55 в следующие два года.

«Мы заложили в свой прогноз цену на нефть от $35 до $65 в 2018-2019 годах», — сообщил Яков Миркин. Такой широкий коридор эксперт объяснил высокой волатильностью цен финансовых рынков, которые очень сильно зависят от курса доллара США.

«Если завтра ФРС (Федеральная резервная система США) поднимет учетную ставку, доллар укрепится, и цена на нефть улетит к $30 И я не удивлюсь, если при дальнейшем циклическом укреплении доллара к евро цена на нефть будет значительно ниже, чем сегодня», — отметил он.

Cложившуюся картину эксперты называют реалистично-пессимистичной.

«Конечно, всегда присутствует надежда, что цены на нефть могут пойти вверх.Кроме того, должны сыграть меры, которые были предприняты в последние годы в рамках поддержки промышленности и импортозамещения. Здесь целый ряд предприятий могут дать дополнительную точку роста. Можно не ожидать снижения доходов, генерируемых в оборонном секторе – в последние годы было запущено множество проектов, связанных с оборонзаказом», — отмечает Климанов.

В целом картина выправляется, но выравнивается она на том уровне, который не превышает уровня 2014 года

ria.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*