Богоявление: рождение Иисуса и Его детство.

Öèôðîâàÿ ðåïðîäóêöèÿ íàõîäèòñÿ â èíòåðíåò-ìóçåå Gallerix.ruДжон Дрейн.

Если и можно выделить одну устойчивую тему в рассказах о рождении Иисуса, то это повторяющееся утверждение: простые люди оказались ближе к пониманию сути происходящих на их глазах событий, нежели те, кто мнил себе знатоками религии. Не знатные, не уважаемые граждане распознали пришествие долгожданного Мессии, а те, что в тогдашнем культурном и социальном устройстве находились «сбоку припека». Первая глава Евангелия от Луки яркими красками живописует никому не известного священника Захарию и его жену Елисавету: как они с надеждой молились об избавлении своего народа и как Бог вознаградил их веру, возвестив о предстоящем рождении сына — того, кому предстояло получить имя Иоанн Креститель (Луки 1:5-28, 57-80).

Мария, Мать Иисуса, приходилась родственницей Елисавете. Иисус был зачат в ту пору, когда она собиралась стать женой Иосифа. Подготовка к свадьбе была достаточно сложным ритуалом, занимавшим несколько месяцев. Прежде чем пара окончательно становилась мужем и женой, проводились разнообразные церемонии обручения. Иосиф традиционно считается плотником, хотя греческое слово «тектон» обозначает строительного работника вообще, мастера на все руки. В ту пору в Палестине хватало работы для умелых ремесленников, поэтому Иосиф и Мария вряд ли испытывали крайнюю нужду. С другой стороны, они не были и богаты. С богословской точки зрения, важнее другое: как выходцы из простонародья, они считались совершенно не сведущими в еврейских Писаниях и не способными применить их к событиям своего времени, распознать волю Бога о Своем народе. Иосиф и Мария были сельскими жителями. Их труд был вкладом в благосостояние страны, однако с точки зрения религиозных властей они не имели и не могли иметь духовных прозрений.

Эта тема подчеркивается в пронзительной поэзии хвалебного гимна Марии «Величит душа моя Господа» (Луки 1:46-55). В рассказах о Рождестве все главные действующие лица — такие же представители простого народа. Первыми весть об исполнении древних пророчеств и рождении Иисуса узнают какие-то пастухи, стерегущие стадо в горах Иудеи (Луки 2:8-20), затем Симеон и Анна, жившие при Храме (Луки 2:25-38). В глазах большого мира эти люди ничтожны. События, приведенные в первых главах Евангелия от Луки, подчеркивают, что власти — как религиозные, так и политические — «не имели глаз», чтобы узнать Мессию. Этот урок многократно повторяется в повествовании о жизни Иисуса, пока не становится ясно: самым важным людям придется уподобиться младенцам, если они хотят по-настоящему понять суть Божьих деяний, совершенных Им во Христе (Луки 18:17).

Детство Иисуса

О детстве Иисуса нам известно очень мало. По всей вероятности, Он жил, как и большинство тогдашних обитателей Палестины, в однокомнатной глиняной хижине с плоской крышей. Иосиф работал дома, и по намекам Евангелий можно предположить, что Иисус учился его ремеслу. Вместе они изготавливали сельскохозяйственные орудия и предметы мебели, а может быть, участвовали в строительных работах. Во времена детства Иисуса неподалеку от Назарета началась масштабная реконструкция старинного города Сефориса. Для осуществления подобного проекта требовались люди, сведущие в строительных работах. Строительство города было завершено незадолго до того, как Иисус начал общественную проповедь. Напрашивается предположение, что Он и некоторые из Его учеников лишились постоянной работы, когда это грандиозное строительство было завершено. Вероятно, также, что примерно в эту пору умер Иосиф. Он достаточно рано исчезает из жизни Иисуса и не фигурирует в рассказах о Его взрослой жизни. В любом упоминании о родных Иисуса речь идет только о Марии и Его братьях и сестрах (Матфея 12:46; Марка 3:31; Луки 8:19). Перед смертью Иисус, как старший сын, просит одного из ближайших к Нему учеников взять на себя попечение о Марии. Это также указывает, что Иосифа к тому времени уже не было в живых (Иоанна 19:26-27).

Назарет

Иисус рос в простой домашней обстановке, но все же имел возможность приобрести кое-какое образование. Ему разрешили читать Ветхий Завет по-еврейски в синагоге Назарета, а с такой задачей мог справиться далеко не каждый (Лука 4:16–20). В Палестине той эпохи имелись организованные школы, но большинство мальчиков (девочки к образованию не допускались) учились при местной синагоге. Помимо прочего, повседневная жизнь Назарета была источником достаточно широкого образования. Сам по себе поселок был невелик. В Ветхом Завете и в современной Новому Завету литературе он не упоминается. Высказывалось даже предположение, что во времена Иисуса такого места не существовало вовсе. Это, разумеется, неверно: обнаруженные здесь осколки емкостей для хранения воды и других изделий с уверенностью датируются рубежом эпох. Но Назарет был небольшим селением: даже в пору расцвета его численность не превышала 200 человек.

Небольшими размерами селения объясняется отсутствие сведений о нем в большинстве официальных документов. Однако нужно учесть и его местоположение: это Галилея, презираемая набожными иудеями. Галилеяне свободно общались с представителями нееврейской культуры. Не случайно, что именно в этой местности, именуемой Галилеей язычников, отстраивается город Сефорис — эллинистический центр, в котором неевреев насчитывалось едва ли не больше, чем евреев. Этим Галилея разительно отличалась от южной провинции Иудеи, где коренным жителям было легче оградиться от внешних влияний. За изоляционизм и критиковал их впоследствии Иисус, упрекая в замкнутости и интересе лишь к собственным проблемам, в ханжестве и излишней самоуверенности. С запада на восток Галилею пересекали традиционные торговые пути, и поэтому она никак не могла оказаться в стороне от жизни империи. Здесь Иисус встречался и вступал в общение со многими неевреями. Несомненно, большую часть времени Он посвящал обдумыванию и обсуждению идей греков и римлян наряду с религиозным преданием собственного народа.

Одно из преимуществ галилейского воспитания — возможность освоить три языка. Древнееврейский к тому времени вышел из повседневного употребления и оставался исключительно языком Писаний. В течение нескольких столетий основным языком евреев был арамейский — им Иисус пользовался дома и в беседах с друзьями. Этот язык насаждали персидские власти в VI-V вв. до н.э. в качестве средства международного общения. Существенное сходство этого языка с еврейским способствовало его закреплению в Палестине. А поскольку в Галилее проживало множество представителей иных культур, Иисусу, скорее всего, приходилось объясняться и по-гречески — этот язык стал средством международного общения, торговли и политики по всей территории Римской империи.

Семья Иисуса

У нас есть определенные сведения о мире и среде, в которой воспитывался Иисус. Но Новый Завет дает нам очень мало информации о Его жизни до достижения тридцати лет. Иисус не был единственным ребенком. Марк 6:3 сообщает о Его возвращении в Назарет в качестве равви: соседи не принимали Его весть, ибо видели в Нем всего лишь «плотника, сына Марии, брата Иакова, Иосии, Иуды и Симона». Все Его родичи по-прежнему проживали в Назарете, в том числе и не названные по именам сестры. О братьях и сестрах Иисуса нам мало что известно, за исключением того, что с первых дней Церкви они принадлежали к числу верующих (Деяния 1:14). Иаков, хотя и не был учеником Иисуса при Его жизни, возглавил Иерусалимскую общину. Даже Мария постоянно металась между верой и сомнением, пытаясь согласовать позиции разных членов семьи. Она всегда решительно принимала сторону Иисуса, а в Деяниях она становится одним из столпов зарождающейся Церкви (Деяния 1:14).

Семья Иисуса явно была привержена вере своих предков. Один из евангельских рассказов о детстве Иисуса повествует о том, как во время паломничества в Иерусалим Иисус отлучился от родителей. Они нашли Его в Храме, где Он обсуждал с богословами вопросы вероучения (Лука 2:41-52). Конкретные религиозные связи этой семьи выявить затруднительно, но напрашивается гипотеза о влиянии фарисеев: в частности, Иаков отличался консерватизмом даже после принятия христианства и, как сообщает один из его биографов, столько времени проводил в традиционной иудейской молитве, что колени у него обросли мозолями, словно у верблюда! Будучи руководителем Иерусалимской общины, он сумел продержаться в городе еще долго после того, как прочие христиане — и даже такие умеренные верующие из числа иудеев, как Петр, — вынуждены были покинуть родину. Эти факты подводят нас к выводу: Иаков оставался ближе всего к иудаистской традиции. Если среди близких родственников Иисуса имелись фарисеи, становится понятно, почему Его критика так прицельно обрушивается именно на них:

Многие позднейшие христианские авторы поддавались соблазну заполнить оставленные евангелистами пробелы и создать собственное повествование о детстве Иисуса. Некоторые дошедшие до нас истории с заманчивыми названиями «Евангелие о рождестве Марии», «История Иосифа плотника» и «Евангелие детства от Фомы» (не путать с «Евангелием от Фомы», которое представляет собой документ совершенно иного рода!) датируются II веком и даже более поздним временем. Эти Евангелия, как правило, стремятся доказать, что Иисус с младенчества обладал магической силой и пускал ее в ход, причиняя большие неприятности и Своим близким, и религиозным властям. Нет оснований связывать подобные сообщения с подлинным преданием о детстве Иисуса. Они составлены несколько поколений спустя верующими христианами, желавшими удовлетворить вполне законное любопытство о происхождении и младенчестве Иисуса, а заодно укрепить Его репутацию, превратив Иисуса в традиционного чудотворца.

Как ни смешно, но как раз против этого Новый Завет неоднократно строжайшим образом предостерегает читателей!

Джон Дрейн.

Путеводитель по Новому Завету. Пер. с англ. / Джон Дрейн — М: Триада, 2007. — 620 с. John Drane. Introducing the New Testament by Lion Publishing pic, Oxford, England.

Добавить комментарий