Треть банков России лишились лицензии, но это еще не вся история.

bank1В половине отечественных банков активы нарисованы.

Ольга Соловьева

Российскую банковскую систему можно лишь с большой натяжкой назвать устойчивой. Постоянная ликвидация банков пока не остановила масштабную утечку государственных денег через решето банковской системы. Дутые активы банков-банкротов в среднем в шесть раз превышают их собственный капитал. Но признаки крупной фальсификации наблюдаются в половине действующих российских банков. Такой шокирующий вывод сделали эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).

Вчера Центробанк отозвал лицензию у входящего в топ-150 крупнейших российских банков Айманибанка. Всего же только за 2016 год лишилось лицензии более 80 банков в РФ.

Только за последние три года в РФ был лишен лицензии или передан на санацию каждый третий банк. Причем важнейшим основанием для отзыва лицензии была фальсификация банками стоимости своих активов, указывают в ЦМАКП. «То есть, исходя из данных ЦБ, в обанкротившихся банках в среднем 60% активов, отраженных в отчетности, в действительности не имело никакой стоимости, а величина дутой стоимости активов в среднем в шесть раз превысила собственный капитал этих банков», – поясняет один из авторов доклада руководитель направления анализа денежно-кредитной политики и банковской системы ЦМАКП Олег Солнцев. «Это значит, что из каждого рубля потерь в стоимости активов банков только 17 копеек оплатили собственники банков, а 83 копейки – их кредиторы и вкладчики (и государство, если речь шла о застрахованных вкладах физических лиц)», – считают в ЦМАКП.

И сказать, что ситуация сегодня как-то улучшилась, похоже, тоже нельзя. В частности, как указывают экономисты, на сегодняшний день в отчетности примерно половины функционирующих в настоящее время банков видны те же косвенные признаки масштабной фальсификации стоимости активов, которые ранее наблюдались и у обанкротившихся банков.

И по мысли экспертов, есть несколько «тревожных звоночков», сообщающих о наличии «дыры» в капитале банка. «Это и высокая доля паев в паевых инвестфондах (ПИФ) в активах, и высокая оборачиваемость средств в кассах, и высокая оборачиваемость просроченной задолженности по кредитам нефинансовым предприятиям, а также высокое значение процентных ставок по депозитам физических лиц», – перечисляют в ЦМАКП.

В первую очередь риску подвержены небольшие финансовые организации. Так, среди мелких банков лицензия была отозвана у трети предприятий. Среди средних по размеру предприятий права на деятельность лишился практически каждый четвертый. Меньше пострадали крупные банки – лишь 12% потеряли лицензию. Из крупнейших банков, входящих в топ-10, лицензии не лишился никто. «Но в то же время чем крупнее банк, тем выше вероятность, что при отзыве лицензии у него будет выявлена «дыра» в капитале», – делают вывод в ЦМАКП.

Продолжающиеся же массовое вскрытие «дыр» и отзыв лицензий экономисты считают следствием кризиса традиционной для России модели ведения частного банковского бизнеса. Под этим, в частности, понимается построенная в РФ кэптивная модель частных инвестиций в банковский сектор, что можно также определить как «карманный банк». «Кэптивная модель характеризуется вполне определенными чертами», – поясняет Олег Солнцев. Например, при кэптивной модели контроль за банком концентрируется в руках одного собственника или одной бизнес-группы, в результате чего происходит подчинение интересов банковского бизнеса интересам входящих в бизнес-группу нефинансовых компаний. Другой чертой являются взносы в капитал банка, которые становятся своего рода пополнением «страхового депозита», обеспечивающего собственнику банка возможность оперативного привлечения заимствований на большую сумму и на нерыночных условиях. Собственник также может вносить средства в капитал банка и для того, чтобы инвестировать их в быстро растущий и рискованный бизнес.

В результате работы такой модели в РФ уже несколько лет российский банковский сектор находится на уровне исторического минимума и с точки зрения обеспеченности собственным капиталом, и с точки зрения его прибыльности, делают вывод в ЦМАКП. «Сочетание этих обстоятельств делает инвестиции в банковский бизнес весьма рискованными и непривлекательными для частных инвесторов», – подчеркивают в организации.

Чуть ранее о проблемах российского банковского сектора говорили и эксперты Института Гайдара. «С одной стороны, по итогам лета 2016 года некачественные активы в банковском секторе продолжали расти как в номинальном, так и в процентном отношении к общему объему. Однако их динамика замедлилась», – указывали в своей статье по проблемам банковского сектора завлабораторией финансовых исследований Института Гайдара Михаил Хромов и замминистра экономического развития Алексей Ведев. Если брать общую оценку «плохих» активов по всем типам как совокупную величину сформированных резервов на возможные потери, то ее отношение к общему объему активов за период с 1 января по 1 сентября текущего года выросло на 0,8 процентных пункта (п.п.), с 6,5 до 7,3%. «За аналогичный период 2015 года увеличение составило 1,2 п.п., с 5,2 до 6,4%», – обращают внимание эксперты, подчеркивая, что максимум этого соотношения, наблюдавшийся в 2010 году (7,5%), пока не достигнут.

Перспективы российской банковской системы эксперты также оценивают довольно сдержанно. «Важнейшей компонентой прибыли банков, определяющей ее динамику, является чистый процентный доход. А его динамика определяется прежде всего динамикой чистого процентного дохода банков от операций с населением. Последняя, в свою очередь, формируется динамикой чистого кредита банков населению», – напоминают в ЦМАКП, считая, что до 2020 года сложно ждать восстановления докризисного уровня чистого кредита банков населению. Скорее нас ждет вялое восстановление прибыльности капитала и активов банковского сектора, указывают они.

«В прошлый кризис (2008–2010) не было предложено никаких системных мер по его решению, в результате номинальный объем сформированных резервов на возможные потери практически не снижался. А улучшение относительных показателей качества банковских активов происходило исключительно за счет возобновления роста банковского сектора», – напоминают в Институте Гайдара. «Повторение аналогичной ситуации означает, что до перехода к устойчивому росту экономики «плохие» активы будут оставаться грузом для банков», – полагают эксперты.

Как-то улучшить ситуацию в секторе могли бы решения по вытеснению кэптивной модели рыночной моделью. «Но вряд ли оно может быть достигнуто только за счет ограничивающих нормативно- регулятивных и законодательных мер, нужны также и стимулирующие, развивающие меры», – считают в ЦМАКП.

Нельзя сказать, что в ЦБ не пытаются улучшить ситуацию, говорят эксперты «НГ». «Ужесточается надзор за системообразующими банками», – отмечает начальник управления операций компании «Фридом финанс» Георгий Ващенко. Правда, продолжает он, регулятор есть за что критиковать. В результате за «дыры» приходится расплачиваться ЦБ (по сути, государственным резервам), вкладчикам других банков, кредиторам в полном соответствии с правилами, установленными государством, напоминает аналитик.

По словам руководителя отдела компании «Солид менеджмент» Сергея Звенигородского уже 10-15 лет назад можно было говорить о том, что большинство банков не следовали классической бизнес-модели, при которой депозиты привлекаются под низкую ставку, а кредиты выдаются под более высокую, а получали доход совсем другим путем. «В том числе манипулируя стоимостью активов, участвуя в отмывании денег, играя на рынке недвижимости. И отзыв лицензии у каждого третьего банка подтверждает этот тезис», – полагает он.

ng.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*