Франция: еще одно звено всемирного восстания против глобального либерализма.

franciyaФранция: бунт антипопулистов.

Андрей Белькевич, журналист

Еще одна страна Запада на свой лад пошла против мнения политической и медиаэлиты. Десятилетия леволиберальной пропаганды спровоцировали у ее невольного потребителя рвотный рефлекс. Организм не выдержал опасной дозы и перешел в режим самозащиты. По крайней мере, пытается это сделать. Возможно, пока не вполне осознанно.

Насколько сильна эта тенденция, мы узнаем в мае после второго тура выборов президента. Франция — одна из стран, переживших самую тяжелую идеологическую интоксикацию, и устоит ли она на новом пути, не сорвется ли в привычную пучину наркотического бреда, еще предстоит выяснить.

 «Господин «Никто» — в президенты

Занятно, что, как и Трампу, ни социологи, ни политологи не обещали Франсуа Фийону никаких электоральных успехов. Поначалу вообще ничего не обещали. Называли «господин Никто». Потом неуверенно сулили жалкое третье место на внутрипартийных правоцентристских праймериз после политкорректнейшего Аллена Жюппе и нарциссического Николя Саркози. В итоге Фийон стал их победителем, а на текущий момент, по всем опросам, уверенно побеждает любого вероятного соперника на президентских выборах.

Все начало резко меняться после 8 ноября, после выборов в Америке. Именно тогда кривая популярности Франсуа Фийона внезапно пошла вверх, что продолжается до сих пор. Закомплексованные французы посмотрели на происходящее за океаном, убедились, что после победы Трампа небо не пало на землю, — вот даже и Обама признал, что солнце по-прежнему восходит, — и решились дать волю собственному коллективному политическому бессознательному.

Бессознательное это оказалось гораздо более дисциплинировано и разумно, чем было принято думать. Медиаэлита пыталась нас убедить, что только выпусти неразумных французов из жестких тисков политкорректности, они тут же устроят националистический шабаш, олицетворением которого для левых пропагандистов давным-давно стал «Национальный фронт» Марин Лё Пен. Пока же оказывается, что французы предпочитают строгого и скромного Франсуа Фийона. Он известен скорее как интеллектуал-технократ из правительства, не боявшийся спорить ни с Шираком, ни с Саркози и совершенно не стесняющийся своих традиционных взглядов на идентичность французской нации.

Получается, что в отличии от той же Америки французский бунт против элиты совсем не популистский. А даже антипопулистский. И даже какой-то интеллектуально-прагматический. В этом, пожалуй, главный сюрприз происходящего.

Предвыборные речи Фйиона скорее похожи на университетские лекции, нежели на агитационное мероприятие. Вся его четко выстроенная программа (что признают даже противники) состоит из непопулярных мер. Он, например, открыто говорит о необходимости масштабных увольнений в неэффективном госсекторе, об упрощении процедуры увольнения работников на частных предприятиях, о возможности увеличения рабочей нагрузки при сохранении имеющейся зарплаты, терпеливо объясняя, какими последующими благами это может обернуться для экономики страны. Дискурс не привычный для Пятой республики. Даже удивительно, что такого оратора слушают, а не закидывают тухлыми яйцами. (Впрочем, возможно, это еще впереди).

В такой горячей теме, как безопасность и борьба с терроризмом Фийон тоже избегает популярных лозунгов и, казалось бы, очевидных решений. Например, он не обещает, как почти все прочие кандидаты, правые или левые, увеличить число полицейских, а призывает рассуждать. Давайте, говорит он, освободим стражей порядка от бессмысленных бюрократических обязанностей, которые съедают до половины времени службы, и тогда для патрулирования улиц и оперативной работы будет более чем достаточно тех полицейских и жандармов, что уже имеются в наличии. К тому же они не будут медленно, но верно терять квалификацию, как это часто происходит сегодня. К тому же бюджет сэкономит деньги.

Правее «ультраправых»

Пока главный проигравший от растущей популярности Франсуа Фийона — Марин Лё Пен. Он гарантированно оттянет на себя часть ее электората. Хотя бы потому что кандидат от «Республиканцев» — настоящий классический правый, каких во Франции, пожалуй, не водилось со времен Помпиду. Сам же «Национальный фронт», по какому-то недоразумению давно получивший титул «ультраправой» партии, на самом деле типичное левопопулистское движение с сильной антииммигрантской риторикой. От правых у них только стремление к сохранению национальной идентичности. Все остальное, и, прежде всего, их обещания социального государства с сильным экономическим протекционизмом, ничего общего с правыми идеями не имеют. Поэтому зачем же голосовать за этих псевдо-ультраправых, когда на авансцену выходит наконец правый настоящий?

И наоборот, в стане социалистов с победой Фийона на праймериз заметно легкое воодушевление. Даже, говорят, Франсуа Олланд, чей рейтинг популярности опустился до рекордных 4 процентов, воспрянул духом. При дефиците сильных кандидатов центристов левые попробуют сыграть на этом поле. Со своим единым кандидатом они определятся к концу января.

Но главный враг Франсуа Фийона не столько конкретно Социалистическая партия, продемонстрировавшая за неполные пять лет у власти провальные результаты, сколько опять же так называемая «интеллектуальная элита». 90 процентов французских журналистов и преподавателей, не говоря уж про артистический бомонд, придерживаются левых и крайне левых взглядов, а именно эти люди формируют у граждан, с раннего детства и до старости, взгляд на мир. Традиционные консервативные взгляды Фийона, его католическая вера, его экономический рейганизм-тэтчеризм — прекрасные поводы для травли. Она в принципе уже началась. В популярных телешоу иначе как «реакционером» фаворита правоцентристов теперь не именуют, а звезды шоу-бизнеса полушутя обсуждают в эфире, не стоит ли им всем массово «поддержать» Фийона. Мол, если избиратель последнее время идет против элит, может, в таком случае мы, элита, сумеем обмануть его, избирателя, своей «поддержкой» и он проголосует против нас, а заодно и против кандидата правых.

Пока, впрочем, социологи предсказывают Франсуа Фийону почти гарантированную победу на выборах президента: небольшое преимущество над Марин Лё Пен в первом туре и отрыв почти в два раза от Лё Пен же во втором. Но до голосования еще почти полгода, а авторы опросов за последние месяцы неоднократно продемонстрировали, как они точно умеют попадать в своих прогнозах пальцем в небо.

echo.msk.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*