Христос заявляет свою декларацию Царства Божия.

carstvoИисус определяет главное.

Джон Дрейн

Первые три Евангелия повествуют о том, как сразу же после крещения Иисус вынужден был вступить в борьбу за свою систему ценностей уже в качестве обещанного Избавителя, Мессии. Марк лишь мимоходом упоминает об искушении в пустыне. А вот Матфей и Лука приводят подробности. Синоптики помещают момент испытания в самое начало общественного служения Иисуса, чтобы сразу же показать Его цели и задачи. Однако проблемы, намеченные в этом эпизоде, будут вновь и вновь возникать на всем протяжении Его проповеди: каждое новое искушение будет предлагать Иисусу облегченный вариант Его миссии — без страданий и смиренного служения, то есть минуя угодный Богу путь.

Первое искушение таково: положить начало мессианской эпохе с помощью экономических средств, превратив камни в хлеба (Лука 4:1-14). В мире хватало голодных. Они порадовались бы пище и не стали спрашивать, откуда она взялась. Да и Сам Иисус, должно быть, изголодался в пустыне. Следует учесть, что древние Писания представляли новую эру как время величайшего материального изобилия, когда все голодные будут накормлены и всякая нужда удовлетворена (Исайя 25:6-8; 40:9-10; Иезекииль 39:17-20). К тому же в дальнейшем Иисус не раз давал собравшейся толпе пищу. Так что Он вовсе не был равнодушен к нуждам бедняков. Мы видим, что у Иисуса было достаточно причин серьезно отнестись к такого рода предложению. Вместе с тем Он понимал, что слава и популярность экономического чудотворца не соответствуют миссии слуги и страдальца. Если Он выстроит Свое дело на материальном основании, Он извратит саму суть Божьего замысла.

Божье Слово, обращенное к народу Израиля в критический момент прошлого, помогло Иисусу преодолеть искушение: «Не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа» (Второзаконие 8:3).

Второе искушение похоже на первое: броситься вниз с башни Храма в запруженный толпой двор. Если Он останется жив после такого падения, народ уверует в Его необычайные способности. Таинственное, необычное имело великую власть над людьми — Кому, как не Иисусу, этого не знать. Павел, глубже прочих учеников изучивший иудаизм, говорил, что люди «требуют чудес» (1 Коринфянам 1:22). Впрочем, это свойственно людям всех веков и культур, включая и нашу.

Но для Иисуса это предложение содержало еще одну, менее очевидную сторону. Существовало по крайней мере одно пророчество, гласившее, что Мессия явится в Храме именно таким драматическим образом (Малахия 3:1). Это пророчество в сочетании с другим обещанием — Бог защитит того, кто готов подвергнуть испытанию свою веру (Псалом 90:9-16), — превращалось в весьма убедительный аргумент. Если Иисус действительно Помазанник Божий, почему бы Ему не подтвердить избранничество, проверив Божьи обещания? У Него есть возможность убедиться, что Бог и вправду помогает Ему! Иисус не уклонялся от чудес и сверхъестественного. В Его дальнейшей жизни свершится немало чудес. Но Он отверг искушение, не захотел основать свою проповедь на подобного рода дешевой сенсации. Опираясь на древние Писания Он говорит: «Не искушай Господа Бога твоего» (Второзаконие 6:16). Контекст Псалма 90 ясно дает понять: Божья защита и безопасность обещаны только тем, кто готов жить в безусловном послушании Божьей воле. Для Иисуса послушание сопряжено со служением и страданием. Своеволие и своекорыстное использование обещанного исключаются.

Третье искушение — сделаться политическим Мессией. Лука помещает это искушение вторым, а Матфей — третьим, вероятно, чтобы подчеркнуть его значимость (Матфея 4:8-10). Несомненно, это искушение — самое сильное. Именно этого все ждали в ту пору от Мессии. Иудеи надеялись, что в грядущую эпоху будут править всем миром. Это, без сомнения, повлияло на формулировку искушения: Сатана предлагает Иисусу поклониться ему и тем самым приобрести власть над миром. Для пущего соблазна он показывает Ему все царства мира и всю славу их. Но Иисус понимает: подобное политическое решение не приведет к построению нового общества, которое Он провозглашает. Это не значит, что Иисус не сочувствовал свободолюбивым устремлениям Своего народа. Он Сам жил под властью Рима и трудился, зарабатывая деньги на уплату налогов. Он на Собственном опыте постиг бедственное положение народа.

Однако Иисус отклоняет политическое мессианство по двум причинам. Во-первых, для Него неприемлемым было поставленное Сатаной условие: судя по евангельскому рассказу, Сатана набивался в соправители. Если бы Иисус допустил, чтобы Сатана имел полную власть над миром, в обмен Он получил бы ограниченную политическую власть. С этим Иисус никак не мог примириться, поскольку был безраздельно предан Господу и такой же преданности требовал впоследствии от Своих учеников. Признать главенство Сатаны хоть в одной области жизни означает подорвать верховную власть Бога. К тому же Иисусу предлагалось правление «с властью и славой», по образцу Римской империи. А Царство Божье принципиально отличается от того уклада, который Он наблюдал в империи. Божьи ценности и приоритеты невозможно навязать извне. Они взрастают в сердцах людей, сохраняющих за собой право свободы выбора, которое проявляется как в отношениях с Богом, так и в построении новых общественных структур, отражающих Божье устройство мира.

Отвергнуть третье искушение было не так уж трудно, и Иисус решительно отвергает его. Он не желает навязывать миру новую авторитарную власть взамен власти Рима и прежних империй. Царство Божье не будет тиранией или жестокой системой, о чем мечтали некоторые религиозные фанатики. Нет, оно зародится в обновленных душах людей, которые войдут в Царство, по-новому открыв для себя Бога и ощутив в себе силы нести всем народам весть о мире, преображенном властью любви, заботы, служения.

Джон Дрейн.

Путеводитель по Новому Завету. Пер. с англ. / Джон Дрейн — М: Триада, 2007. — 620 с. John Drane. Introducing the New Testament by Lion Publishing pic, Oxford, England.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*