Евангелие содержит в себе высочайшее, наилучшее и несомненное благо.

blago

Джон Пайпер

Сегодня любовь человека к самому себе стала бичом нашего общества и наших церквей. Мы учим своих детей с малых лет: если тобой восхищаются, значит, тебя любят. Учебные планы, воспитательные подходы, мотивационные стратегии, терапевтические методы и технологии продаж целиком основываются на этом превратном взгляде на любовь. Большинство наших современников едва ли дадут точное определение слова «любовь» – разве что, назвав это чувство восхищением. «Если вы мной не восхищаетесь, значит, не любите меня».

Однако, дав такое определение Божественной любви, мы обесцениваем Его, принижаем Божью благость и лишаем себя Его вечного благословения. Если наслаждение Божьим присутствием не является наилучшим даром, тогда Бог не является нашим величайшим сокровищем, Его самоотверженность не является наивысшей благодатью, Евангелие не является благой вестью, гласящей о том, что грешники могут насладиться тем, что примирились с Творцом, Христос страдал совсем не для того, чтобы привести нас к Богу, а наши души призваны искать покоя не в Нем, а в ком-то другом.

Мы можем неправильно понять суть Божьей любви, представив ее своего рода благословением на то, чтобы любоваться собой. Это ложное понимание прокрадывается в наиболее важные священнодействия. Мы заявляем, что прославляем Бога из-за того, что Он любит нас. Но если Его любовь к нам лежит в основании Его восхищения нами, то в адрес кого звучит хвала? Создается такое впечатление, что мы готовы сосредоточиться на Боге лишь в том случае, если Он обратит Свое внимание на нас. Мы готовы хвалиться вестью о кресте, но лишь тогда, когда она подтверждает нашу ценность. Так чем же мы гордимся и по какому поводу радуемся?

Мы совершаем роковую ошибку, думая, что будем счастливы, если нами будут восхищаться. Нам нравится чувствовать одобрение со стороны. Но это хорошее желание, в конце концов, говорит лишь о том, как высоко мы ценим… себя, а не Бога! Этот путь к счастью иллюзорен. Однако в каждом человеческом сердце есть путевые знаки – они появились там задолго до того, как мы пришли к Христу. Например, никто не едет в Большой Каньон или в Альпы, чтобы повысить свою самооценку. Она не изменится только из-за того, что мы увидим бездонные пропасти и величественные вершины. Мы направляемся туда в поисках радости. Почему же мы это делаем, если в основании нашего счастья и благополучия лежит восхищение? Значит, не оно лежит в основе нашего бытия? В прекрасные минуты озарения наши сердца свидетельствуют: благополучие души и великая радость исходят не от созерцания самого себя, но от созерцания великой славы.

Радостная весть, озвученная Иисусом Христом, открывает нам понимание того, что есть Божья слава. Павел называет ее «светом благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого» (2 Кор. 4:4). Через два стиха мы читаем, как он называет ее «славой Божьей в лице Иисуса Христа».

Когда апостол Павел говорит: «Ибо кто наша надежда, или радость, или венец похвалы? Не и вы ли пред Господом нашим Иисусом Христом в пришествие Его?» (1 Фес. 2:19), вопрос об источнике, основании, устремлении и цели его радости остается без ответа. Никто не спорит, что люди приносят нам радость. Несомненно, чистая совесть и является источником нашей радости (Рим. 14:22). Вопрос в том, каким образом эта радость относится к Богу. Божьи дары радуют нас потому, что показывают Его больше или ведут нас к Нему? Или Он радует нас, ибо ведет нас к ним?

Говоря, что Бог и есть Благая весть, я имею в виду, что высочайшее, наилучшее, окончательное и несомненное благо Евангелия, без которого другие дары нельзя было бы назвать благими, – это слава Божья в лице Иисуса Христа, которая была открыта для нашего взора, чтобы наслаждаться ею вечно. Спасительная любовь Бога – это Его обязательство сделать все необходимое, чтобы очаровать нас тем, что больше и дольше всего сможет нас удовлетворять, а именно – Самим Собой. Поскольку мы – грешники, и у нас нет ни права, ни желания восхищаться Богом, то Божья любовь привела в действие план искупления, чтобы дать нам такое право и пробудить такое желание. Наивысшее проявление Божьей любви заключалось в том, что Он послал в мир Своего Сына, чтобы Тот умер за наши грехи, а затем воскрес, чтобы у грешников появилось право приблизиться к Богу и вечно наслаждаться в Его присутствии.

Для того чтобы христианское благовестие действительно стало радостной вестью, оно должно ярко свидетельствовать о том удовлетворяющем и вечном даре, который недостойные грешники могут получить и затем им наслаждаться. Чтобы это произошло, этот дар должен обладать тремя особенностями. Во-первых, он должен быть приобретен кровью и праведностью Иисуса Христа, Сына Божьего. Наши грехи должны быть покрыты, чтобы Божий гнев уже не изливался на нас, но нам вменилась праведность Христа. Во-вторых, этот дар невозможно получить, имея определенные заслуги. Если бы нам потребовалось заслуживать дар Евангелия, то это не было бы Благой вестью. В-третьих, этим даром должен быть Сам Бог, и Он в наших глазах должен превосходить все другие дары.

Было бы ошибкой полагать, что в этой книге преуменьшаются все те усилия, которые люди прилагают, чтобы понять библейскую точку зрения на способы и средства осуществления и применения Богом искупления. Основная задача этой книги – показать безграничную ценность конечной цели благовестия. Это должно укреплять, а не ослаблять нашу решимость бескомпромиссно отстаивать те средства, которые использует Бог, чтобы привести нас к Себе.

Евангелие – это радостная весть о том, что мы можем иметь вечное и полное наслаждение славой Божьей в лице Иисуса Христа. Это наслаждение было приобретено для грешников ценой жизни Христа, и потому Он достоин еще большей славы. Кроме того, это наслаждение является незаслуженным даром, что делает его еще более значимым. Но цена, которую Иисус заплатил за этот дар, и связанная с ним наша незаслуженная свобода сами по себе не являются дарами. Дар – это Сам Христос, славный образ Бога, Который мы видим и Которым наслаждаемся.

Джон Пайпер.

Бог и есть благая весть.

Copyright © 2007 Отв. за выпуск: С. Молитвеник. Перевод: Е. Марчук Редактор: Л. Прудникович, Корректор: Л. Савицкая, Дизайн и верстка: А. Шхагапсоев.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*