«Нефтяная игла» – это плохо, но от «нефтяной подушки безопасности» нигде, никто не отказывается.

neft1Прелести нефтяной иглы: почему России не надо от нее отказываться.

Николай Макеев

Однобокость российской экономики, которая в большей степени зависит от производства полезных ископаемых, известна всем. И многие отмечают, что это основная из проблем отечественной экономики. Мол, когда закончатся энергоресурсы, зарубежные государства откажутся от экспорта топлива из России, что приведет к настоящему коллапсу в нашей стране. Есть убедительные доводы, что не стоит доверять такому скептицизму. Зависимость многих стран от российского сырья сохранится на многие десятилетия. Нашей стране есть чем удовлетворить эти требования. А пресловутая «нефтяная игла», которая якобы ввергает российскую экономику в стагнацию, станет отличной подмогой для развития и укрепления других немаловажных отраслей страны.

Страшная сказка про потерянную нефть

Апокалипсические прогнозы по поводу скорого истощения нефтяных ресурсов на нашей планете появляются с завидной регулярностью. По сути, эта «страшилка» уже приобрела статус своеобразного инструмента, главной целью которого является давление на углеводородный рынок и, соответственно, на котировки нефти и газа. Действительно, когда рынок получает очередную порцию отрицательной информации, цены на нем начинают болтаться, как температура у чахоточного больного.

Приведем пример. В конце августа этого года исследование консалтингового агентства Wood Mackenzie признало, что в 2015 году было обнаружено лишь 2,7 млрд баррелей нефти, что составило лишь 10% от среднегодовой разведки в 1960-е годы и стало минимумом с 1947 года. Это сообщение привело к тому, что стоимость «бочки» на мировом рынке рухнула с $50 до $45. Вроде бы все должно было произойти наоборот — котировкам следовало значительно вырасти. Но биржевые спекулянты решили по-другому. Они посеяли панику, что сейчас на рынке «черного золота» хоть залейся и вкладывать в него лишние доллары нет смысла, а когда запасы подойдут к концу, то есть через десять-пятнадцать лет, тогда и стоит подумать о вложениях в сырье. Инвесторы схватились за эту версию и проиграли на бирже миллиарды.

Но это были выводы консалтингового агентства — частной конторы, ставящей, как и в рулетке, либо на черное, либо на красное. Возьмем лучше примеры правительственных организаций, доверие к которым предполагает их государственная структура. Можно ли им верить?

По одному из последних прогнозов Международного энергетического агентства, Россия сможет удерживать высокие уровни добычи нефти (в этом году наша страна побила уровень добычи, зафиксированный еще в СССР) еще 5 лет, после чего начнется спад, который к 2040 году достигнет 20% от нынешнего объема.

По мнению МЭА, тому будет способствовать низкий уровень инвестиций. Постепенно с нынешних 11,2 млн баррелей в день производство «черного золота» в России упадет до 8,5 млн баррелей к 2040 году, даже несмотря на разработку и освоение новых месторождений в зрелых бассейнах Западной Сибири, Волги и Урала. Как считает МЭА, производственные мощности этих ресурсных баз не в силах компенсировать утраченные ресурсы.

МЭА — это структура Минэнерго США. Многие даже утверждают, что это один из примеров, как «хвост вертит слоном». Другими словами, МЭА иной раз выступает в качестве рупора американского Минэнерго и диктует министерству собственную позицию.

Пусть так. Но и российские эксперты вовсю тревожат соотечественников побасенками о том, что похороны нефти и других углеводородов, равно как и доходов от них, уже близки и неотвратимы.

По словам экс-министра экономического развития Германа Грефа, властям России необходимо готовить экономику страны к окончанию «века нефти и газа». Отечественные запасы углеводородов, ставшие «монопродуктом» России, могут исчерпаться через полтора десятка лет. «На мой взгляд, это примерно 2028–2032 годы, когда, по всем ощущениям и трендам, которые мы видим сегодня, не будет повторения суперсырьевого цикла. Надо к этому готовиться», — полагает Греф.

Отчасти с этим мнением согласен и нынешний глава Минприроды Сергей Донской. Он уверен, что большинство перспективных территорий в мире уже разведаны, фактически остаются только резервные земли на шельфе и в труднодоступных регионах. «В мире их немного, в России — это Восточная Сибирь, глубокие горизонты в Западной Сибири и Арктический шельф», — поясняет Донской.

Он считает, что обеспеченность России открытыми доказанными запасами оценивается в 15 млрд тонн — то есть на 30 лет добычи сегодняшними темпами. Но это, по его словам, самые консервативные мерки. Если говорить о технологически извлекаемых запасах, то это около 30 млрд тонн. А этого хватит на гораздо больший срок. Так что на российских углеводородах ставить крест преждевременно.

 «Нефтяная игла»: наркомания или естественная зависимость?

Нефтяная зависимость России досталась нашей стране в наследство от СССР. Считается, что лидеры коммунистической партии стали усиленно разведывать месторождения «черного золота» и в итоге начали зарабатывать половину всех доходов казны от продажи нефти.

Существует и другое, прямо противоположное мнение. Доля доходов от продажи топлива и электроэнергии в Советском Союзе немногим превышала 10% в 1960–70 годы, а в среднем в период с 1980 по 1990 годы доходила всего до 8%. Добавим, что в СССР себестоимость добычи барреля составляла около $5, а самая низкая цена продажи была на уровне $10.

В 1990-е годы наступил период увеличения добычи и продажи сырья, но она опять же была не столь велика, чтобы говорить о «сырьевой игле». В самом деле, в 1999 году федеральный бюджет был исполнен с учетом того, что лишь 18% его доходов принесут нефтегазовые источники. Можно, конечно, спорить, что в середине и особенно в конце 1990-х годов происходила активная и кровопролитная междоусобица между частными российскими игроками сырьевого рынка и государство далеко не всегда подключалось к этим разборкам — нефтяники, пусть и из числа нуворишей, приносили в казну свою «копеечку», а их личные войны не интересовали государство.

Но в настоящее время настали иные времена — вторая половина 2010-х годов. И нефтяники давно перестали носить малиновые пиджаки, и чиновники ищут пути, как в самые нелегкие годы за счет углеводородной артерии преодолеть кризис и устоять на, казалось бы, глиняных ногах этого колосса.

Безвыходных положений не бывает

Не так давно депутаты Госдумы приняли проект федерального бюджета на следующие три года. Он предполагает доходы в размере 13,487 трлн рублей, а расходы — в размере 16,24 трлн рублей. Ожидаемый дефицит — 2,75 трлн. По мнению чиновников, в 2017 году пока рассчитывать не на что: пусть мы и преодолеем стагнацию в экономике, но на серьезный рост экономических показателей рассчитывать не стоит. Но в 2018–2019 годах доходы бюджета обещают вырасти, а расходы сократиться.

Только в какой степени в этом будет заслуга нефтегазового сектора? Стоимость барреля, которую чиновники закладывают в бюджет, составляет всего $40. Для понимания, сейчас «бочка» оценивается в $54–55. И эта же цена, по мнению, например, директора Фонда энергетического развития Сергея Пикина, сохранится и в будущем году. По словам главы Комитета по энергополитике Госдумы IV созыва Ивана Грачева, можно рассчитывать, что нефть в будущем году превысит $65 за баррель. Даже если это будут лишь отдельные моменты, но в среднем по году котировки удержатся на нынешних $53–55. Нет сомнений, что, рассчитывая свои прогнозы, чиновники, не ставя «черное золото» во главу угла, все равно рассчитывают, что уж сырье-то их в крайнем случае не подведет. Другими словами, они не оставляют надежду, что именно при поддержке добывающего сектора у страны получится справиться с западными санкциями и вновь наладить полноценные экономические отношения как со Старым, так и с Новым Светом.

Можно привести множество убедительных доводов, что Россия выживет и без нефти. Как заявлял министр финансов Антон Силуанов, из-за падения цен на «черное золото» в нашей стране наметился рост в отраслях, которые до этого «тормозили». «Задышали те отрасли, которые в период высоких цен были в застое. Наша экономика избавляется от «голландской ситуации», которой мы болели все последние годы», — полагает министр.

Основой успеха несырьевых отраслей экономики эксперты считают импортозамещение и аграрный сектор. Безусловным лидером роста стала химическая промышленность, которая за год подтянулась практически на четверть. Только в 2015 году в целом по несырьевой отрасли рост производства составил 6,3%. Причем наблюдается он во всех основных группах химических производств: фармацевтика — 108,9%, производство бытовой химии, парфюмерии и косметики — 106,6%. В машиностроении вырос выпуск паровых котлов (104%), медтехники (107,5%), химических источников тока (107,3%), контрольно-измерительных приборов (106,2%), оптики (115,2%), бытовых металлоизделий (104,6%), станков (101,3%). В лесопромышленном комплексе подросла целлюлозно-бумажная промышленность — около 10% по основным видам продукции (бумаге и картону).

Можно наконец-то сказать, что Россия слезает с «нефтяной иглы». Но нужно ли слезать? Вернее, наступил ли тот долгожданный момент, когда пришла эта счастливая пора? Это большой вопрос. Возможно, стоит воспользоваться подходящим временем и сконцентрироваться на том, что умеешь лучшее всего. А главное, сейчас из этого можно извлечь настоящую прибыль, которую впоследствии можно было бы направить на развитие и других отраслей экономики.

Не говори нефти «прощай»

Многие эксперты в настоящее время уверены, что углеводороды отжили свои дни. Настал час иных, более совершенных технологий. Как говорится в «Прогнозе развития энергетики мира и России-2016», составленном ИНЭИ РАН: «Мир меняется. Европа, еще 10 лет назад казавшаяся России главным энергетическим партнером, постепенно снижает потребление российских газа и нефти. Все больше стран делают приоритетами энергополитики экологию и энергобезопасность, что создает четкий вектор в направлении снижения зависимости от углеводородов».

В ближайшие четверть века альтернативная генерация существенно подвинет традиционные источники энергии — их суммарная мощность только в Европе с 2015 по 2040 год вырастет с 7% до 13%.

Наибольшего прогресса стоит ждать от ветряных и солнечных батарей. Только в Старом Свете их число увеличится в 2,5 раза. В Северной Америке их доля обещает подрасти с 18% до 37%), а в Азии ожидается настоящий бум — то есть рост альтернативной генерации в 3,5 раза.

Только углеводороды не стоит списывать в утиль. По мнению экспертов британского института GSI, природные ресурсы Европы подходят к своим нулевым значениям. «В Великобритании через 3 года исчезнут собственные запасы природного газа, через 4,5 года иссякнет уголь, а через 5 лет и нефть. Во Франции ситуация в сфере энергоресурсов еще хуже. «Менее чем через год она исчерпает все три вида полезных ископаемых», — отмечается в этом докладе.

Разложим по полочкам. Начнем с газа. По данным британской BP, с 2000 по 2012 год запасы газа в Евросоюзе снизились более чем вдвое, причем в Англии они упали с 1,2 трлн до 200 млрд кубометров (данные до референдума Brexit). В связи с этим добыча «голубого топлива» в ЕС упала более чем на треть, а в абсолютном выражении — почти на 70 млн тонн нефтяного эквивалента.

Относительно нефти наблюдаются еще более негативные тенденции — добыча «черного золота» в Евросоюзе за последнее десятилетие снизилась более чем вдвое — со 157 до 69 млн тонн. При этом дальнейшая отрицательная тенденция в этом направлении сохранится.

В Европе сейчас добывают нефть только Норвегия — 1,9 млн баррелей в день и Англия — 900 тыс. баррелей в сутки. Еще 500 тыс. баррелей в день добывают Голландия и остальные страны ЕС. Зависимость Европы от поставок российской нефти еще сильней, чем по газу. Россия поставляет в Европу 5 млн баррелей «черного золота» в день (сама Европа добывает 3,3 млн). Всего Еврозона потребляет 9,5 млн баррелей нефти и нефтепродуктов в день. Более половины — это поставки из России.

Даже на непрофессиональный взгляд становится ясно, что добыча нефти в Европе неуклонно сокращается из-за истощения месторождений. В России запасы разработанных в советское время месторождений тоже сокращаются. Но наша страна способна переориентироваться на новые месторождения и в более отдаленной перспективе на шельфовую добычу. Для Европы этот путь закрыт.

На Европе весь мир не сошелся

Действительно, рассчитывать только на один рынок сбыта, который пусть и состоит из нескольких десятков стран, было бы ошибочно. В целом это один большой, хотя и разбитый на множество государств, потребитель.

Есть варианты, которые могут принести головную боль нашим европейским партнерам и заставить их задуматься, кто же друг тебе, а кому верить можно только с большими оговорками. По мнению экспертов Управления энергетической информации США (EIA), к 2040 году мировое потребление нефти вырастет на 32%, а ископаемые виды топлива останутся основными энергоносителями.

По данным EIA, в течение многих десятилетий потребление росло в экономически развитых странах, но в последние годы спрос резко растет в развивающихся странах одновременно с их влиянием на мировые цены. Потребление нефти и прочих жидких видов топлива повысится с 87 млн баррелей в сутки в 2010 году до 97 млн в 2020 году и 115 млн в 2040 году.

EIA также прогнозирует, что на ископаемые виды топлива до 2040 года будет приходиться 80% потребляемых энергоносителей, в частности, на жидкие виды топлива придется 28%.

Оставаясь одним из главных производителей нефти и газа, Россия может не только сохранить статус лидера в производстве и экспорте углеводородов, но и занять новые ниши на мировом рынке.

Запасливый лучше богатого

По мнению Международного энергетического агентства, в 2017 году планета способна перейти от переизбытка к дефициту нефти. Причина тому — недавнее соглашение ОПЕК и добывающих стран, не входящих в картель. Даже если какие-либо страны продолжат наращивать производство и на протяжении 2017 года избыток предложения на рынке сохранится, шансов на значительный рост нефтяных цен будет немного.

Но затем, как уже было сказано, от переизбытка страны будут переходить к дефициту. Россия обеспечить страны, которым необходимы энергоресурсы, вполне в состоянии. Как заявлял глава Роснедр Евгений Киселев, прирост запасов нефти и газа в 2016 году будет выше их добычи. И это даже несмотря на санкционные условия, посредством которых с нами пытается бороться Запад.

На конец 2015 года разведанные запасы нефти в России выросли на 730 млн тонн, газа — более чем на 1 трлн кубометров. При этом за 2015 год добыча нефти возросла и превысила 534 млн тонн, а добыча газа составила 635 млрд кубометров.

Каждый год в течение последних 10 лет в России открывается больше запасов нефти, чем добывается. Сейчас на государственном балансе запасов учтены около 3,5 тыс. месторождений нефти и газа. Получается, что каждый год на протяжении последней четверти века открывается около 50 новых месторождений. Этот простой вывод можно сделать из другой цифры — на дату распада СССР госбалансом было учтено всего 2,2 тыс. месторождений.

Учитывая, что степень разведанности новых месторождений крайне низка, в частности, Восточная Сибирь пока практически не изучена в силу экономической нецелесообразности, Россия по сей день остается краем чудес, который способен преподнести еще не один сюрприз.

А дополнительной поддержкой может послужить уже упомянутый договор ОПЕК, который, по расчетам экспертов, обеспечит дополнительный доход бюджету России. С момента заключения картелем соглашения о сокращении добычи баррель начал расти и пробил отметку в $55. Учитывая, что в бюджет России на следующий год заложена цена нефти $40, повышение цены на мировом рынке позволит получить 1 трлн рублей свыше запланированного дохода. Эксперты подсчитали, что еще 200 млрд рублей дополнительной прибыли можно получить от других доходов. Другими словами, нефть и газ в ближайшие десятилетия останутся не только основными и наиболее устойчивыми поставщиками средств в бюджет, но и станут хорошим помощником для других отраслей, которые, опираясь на сырьевой фактор, будут ставить новые рекорды в деле укрепления позиций нашего государства на мировом экономическом рынке.

Николай Макеев.

Нефтяной фундамент России.

«Московский комсомолец» №27279 от 14 декабря 2016.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*