Нехватка сырья и денег тормозят импортозамещение.

zameshhenМашиностроение стало ахиллесовой пятой промышленности России при отказе от импорта.

Руслан Шафиев,  Денис Максимов.

Об авторе: Руслан Мустакимович Шафиев – доктор экономических наук, профессор, советник государственной гражданской службы РФ 1-го класса, профессор кафедры мировой экономики РЭУ им. Г.В. Плеханова; Денис Алексеевич Максимов – кандидат экономических наук, доцент кафедры математических методов в математике, начальник отделения факультета МЭО РЭУ им. Г.В. Плеханова.

Каждая страна, будучи неотъемлемой частью мирового экономического хозяйства, так или иначе подвержена влиянию экономических и политических процессов, происходящих в мире. Последние несколько лет оказались непростыми для России как участницы международных экономических отношений. Политическая напряженность повлекла за собой неблагоприятные экономические последствия. Санкции, наложенные на нее Евросоюзом, не могли не оставить своего следа на экономике страны. Но стала ли Россия беспомощной жертвой или это лишь дало ей импульс с гордо поднятой головой приступить к политике импортозамещения?

Для ответа на этот вопрос можно процитировать слова президента РФ Владимира Путина: «Замещение импорта – это не «какой-то фетиш», а развитие высокотехнологических производств в собственной стране. Мы, так или иначе, все равно должны этим заниматься, должны были бы это делать. Но сейчас будем делать просто с ускоренной силой и двойным эффектом». Эта фраза как нельзя лучше характеризует роль санкций в переходе к импортозамещению в России: они явились лишь катализатором тех процессов, которые назревали в России уже давно. Осталось разобраться, действительно ли импортозамещение является панацеей от всех бед российской экономики.

Для начала следует отметить, что Россию нельзя назвать импортоориентированной страной. Ее импортная квота равна 15,2%, что является показателем относительно слабой зависимости страны от ввоза товаров из-за рубежа. Но превалирующую роль в российском импорте играет именно ввоз машин и оборудования, что указывает на недостаточность отечественной базы промышленности. Действительно, российским промышленным компаниям сложно конкурировать с высокотехнологичным зарубежным производством. Но иногда обстоятельства складываются таким образом, что выбора нет. Подобная картина наблюдается и сейчас.

Для подтверждения вышесказанного рассмотрим данные Федеральной таможенной службы. Если обратиться к статистике, то в товарной структуре импорта России в 2013 году (до введения Евросоюзом санкций) почти половину российского импорта составляли именно машины и оборудование. В 2015 году ситуация изменилась, но не в тех масштабах, в каких могла бы. Если бы политика импортозамещения в России имела колоссальный успех, то за два года снижение доли машин и оборудования в импорте превышало бы 4%.

Анализируя структуры импорта 2013 и 2015 годов, можно заметить, что страны Евросоюза как были основными экспортерами продукции в Россию, так ими и остались. Санкции пошатнули позиции ЕС лишь на 5%, что не является серьезным уменьшением. Таким образом, напрашивается вывод, что импортозамещение в России носит в большей мере формальный характер.

А реальное положение дел таково: правительство РФ задало высокую планку в импортозамещении и в целом с ней справилось. На заседании Государственного совета РФ 18 сентября 2014 года были оглашены примерные масштабы импортозамещения – около 100 млрд долл. Данную программу планировалось реализовать в течение двух-трех лет.

Такую немалую сумму трудно компенсировать в столь короткие сроки даже для страны с высокоразвитой промышленностью (к коим Россия не относится). И что же мы видим сейчас? За 2015 год объем импорта в стоимостном выражении составил 182,7 млрд долл., что меньше данного показателя за 2014 год на 100 млрд долл. Поставленная задача была выполнена даже раньше срока. Для обеспечения снижения зависимости отраслей российской промышленности от импорта была также создана правительственная комиссия по импортозамещению. Каковы итоги?

Очевидно, основным препятствием для стремительного роста отечественной промышленности является недостаток финансовых средств. Развитие такой капиталоемкой отрасли, как машиностроение, невозможно без вливания значительных инвестиционных средств. Основным экспортером капитала в Россию является именно Евросоюз, что подтверждается табл. 1, на которой представлены данные об инвестиционном сотрудничестве Евросоюза и России до введения санкций.

Таким образом, вполне логичным следствием ухудшения отношений России с Евросоюзом является ослабление этого потока финансовых средств. И конечно же, промышленность от этого страдает в большей мере, чем иные сферы деятельности.

Российские компании сумели отказаться от импорта капитала. Практически во всех отраслях степень отказа от инвестиционного импорта превышает 50%. Но отказаться-то они отказались, а замещать его объективно нечем. Поэтому степень замещения инвестиционного импорта крайне мала во всех отраслях, кроме черной и цветной металлургии, которые явно не являются слабым местом российской экономики. К числу слабых мест относится машиностроение, в котором степень отказа от импорта составила 64%, но степень замещения – всего 14%.

В данной ситуации напрашивается вопрос: каким образом российскому правительству решить эту проблему? Единственным верным решением являются именно административные меры. Государство должно оказать помощь российским промышленникам, чтобы у них хватило сил на полную «реанимацию» отечественной промышленности. И такие меры уже приняты: в конце 2014 года был основан Фонд развития промышленности. Казалось бы, очередная государственная структура, которая едва ли сможет помочь в решении рассматриваемой проблемы. Но наблюдательный совет данного фонда утвердил новые программы, которые предусматривают выдачу займов российским предприятиям под 5% годовых. Эти программы напрямую связаны с импортозамещением, и производства, запущенные в рамках этих программ, вселяют определенный оптимизм.

Но финансовая сторона вопроса не является единственным аспектом, рассматриваемым как препятствие для импортозамещения в России. Институт Гайдара провел опрос руководителей отечественных предприятий в январе и августе 2015 года. Результаты в процентах представлены в табл. 2. Как видно из таблицы, более половины респондентов выделили как главную проблему отсутствие отечественных аналогов оборудования и сырья. Таким образом, наблюдается замкнутый круг: импортозамещение не может проводиться на полную мощность из-за отсутствия отечественных аналогов, а отечественные аналоги не могут производиться без опоры в виде политики импортозамещения. Значительно снизилось недовольство руководителей предприятий поддержкой государства в этом вопросе, очевидно, благодаря административным мерам, рассмотренным выше. Следовательно, по мере развития отечественной промышленности проблема отсутствия российских аналогов отпадет сама собой. Но нужно быть готовыми к тому, что это трудоемкий и длительный процесс, результаты которого проявятся не через год-два.

Подводя итоги, можно сказать, что импортозамещение в России имеет очень неоднозначный характер. Несмотря на то что цифры подтверждают его эффективность, на деле существует еще множество нерешенных проблем. Радует то, что правительство не оставляет их без внимания и прикладывает усилия для всесторонней помощи отечественным производителям. Важным показателем успеха импортозамещения в России является недавняя жалоба США во Всемирную торговую организацию. В Вашингтоне российские меры по импортозамещению расценили как угрозу для американских компаний, а это значит, что Россия находится на верном пути.

НГ-Энергия

ng.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*