Подарок от глобализма – Россия разучилась производить простые вещи и не научилась делать сложные.

pr-voНе туда забрели.

Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)

Сбережение людей — именно в этом смысл политики. Любой политики, в том числе экономической. Это ключевой момент Послания Президента 2016 года, которое, конечно, обращено не только к парламенту, но и к каждому, кто решает, строит планы, обязывает.

Мы действительно сберегаем людей? Первое условие сбережения — уметь делать все, что нужно для жизни. Сначала делать самим, а потом импортировать. 146 миллионов человек заслуживают большой универсальной экономики, в которой создается для них все, от гвоздя до личного самолета, где рабочие места — для любых талантов. Мы не можем жить только в сырьевом хозяйстве, которому нужны лишь 5-10 миллионов человек, а остальные служат, охраняют и сидят у нефтяного крана.

Тогда у нас драма. Младенцев в России — почти 2 миллиона. В год на одного младенца мы делаем 0,75 соски. Как спать? В чем искать смысл существования, когда производство сосок падает? В январе-октябре 2016 года выпустили 1,2 миллиона сосок. Это на 21 процент меньше, чем в 2015 году. А если они чуть постарше? Один трехколесный велосипед в год на 100 детей в возрасте 3-5 лет.

Как быть в этом мире тревог? По данным Росстата, в России в год делается одна юбка в год на 25 женщин (и девочек старше 4 лет). Падение производства юбок в 2014-2016 годах на 36 процентов (январь-октябрь). В юбках не ходить? Эмансипация? В брюках свободнее? О, брюки! Падение производства женских брюк в 2014-2016 годах — на 46 процентов. Бюстгальтеры, пояса и даже, страшно сказать, корсеты — одна штука в год на десять женщин. Что обращает нас к мечтам о необитаемом острове и танцам под тамтамы нагими и свободными. Тем более что пальто-полупальто, чтобы не замерзли, на них не хватит. Одна штука в год на 65 женщин.

С мужской точки зрения это, может быть, и неплохо, но не просите данные о том, как одевают нас, несчастных самцов. Поверьте, мир не станет спокойнее. 1 пиджак на 70 мужчин — мальчиков. 1 рубашка на 20 человек. Одно пальто-полупальто на 500 мужчин. Небритые и заросшие — 1 электробритва на 180 человек. Нужно ждать 180 лет, чтобы получить свою отечественную электробритву.

А там, где статистика не делит нас на две половины, перед нами все то же — пустынный мир отечественного производства. 2 пары обуви (любой) на 3 человека в год. Одна пара кожаной обуви на шестерых. Одна милая женская шляпка на 1200 прелестниц. И одна шляпа на 270 джентльменов. Укол зонтиком? Зонтики от дождя или солнца как средство обороны. 14 тысяч зонтиков произведено в России за январь-октябрь 2016 года. За год можно ожидать16,8 тысячи зонтиков. По одному зонтику на восемь с половиной тысяч человек.

Но не все так страшно — вроде бы наш мир, от Балтийского моря до Тихого океана, полон одетых людей. Не баре, поносим и китайское. Так что просто представим себя в уютных наших домах и умных квартирах, со всеми сберегающими семейное время и силы аппаратами. Успех — одна стиральная машина на 14 домохозяйств в год, порядок! Но один пылесос на 3500 семей в год! Одна газо/электрическая кухонная плита на 80 городских семей (меняем их один раз в 80 лет?). Электроплитки, которые должны быть в каждом доме, в каждой дачной сараюшке — одна на 70 семей в год.

Что там еще? Ах да, микроволновки. С ними, конечно, ужас. 1 штука в год, торжественно произведенная, на 160 семей. Но не такой ужас, как с соковыжималками. Этих (страшновато вслух произносить) делаем одну штуку на 980 семей. И уж совсем дело труба с кофемолками. 1 кофемолка на 1500 семей в год. Одна электромясорубка на 100 семей. Сто лет — и она ваша, если вы, конечно, найдете ее на бескрайних пространствах. Наконец, идиллия — наш, свой, сделанный где-то в России электросамовар, когда-то такой модный, вкусно попыхивая, вселяет нам надежды на лучшее будущее. И женщины наши пьют чай из расписных чашек. Но нет, идиллия вряд ли удастся — делаем один блестящий электросамовар в год на 14 тысяч семей.

Да ну их, все эти соковыжималки и электросковороды (они вообще исчезли еще в 2015 году)! На дворе мерцающие экраны и гаджеты. Персональные компьютеры — 1 штука на 500 человек в год. Как-то не по себе.

Конечно, многое производится в неформальном секторе. По оценке Всемирного банка, на рубеже 2010-х гг. теневая экономика в России доходила до 41-43 процентов ВВП. Сегодня, скорее всего, подобралась к 50 процентам, потому что во всем мире именно «тенью» выживают в кризис. Но нужно все-таки признаться, что мы не туда забрели. Наша великое хозяйство — не туда. Мы потеряли экономику простых вещей.

Сбережение населения, экономика благосостояния — это прежде всего товары для себя, рабочие места для тех, кто нас кормит, одевает, создает нам самые хитроумные приспособления, чтобы было легче жить. Все купим за границей? Это унизительный лозунг и очень опасный с точки зрения будущего. 146 млн человек, живущих в стране, в которой есть все виды ресурсов, кроме крокодиловой кожи, должны уметь — и делать почти все. Не зависеть всей кожей от того, что решит ОПЕК, или от того, как дернутся мировые финансовые рынки.

Приумножение человеческого капитала? Нам предстоит долгий путь возвращения к самим себе — к способности делать все для себя самим — лучшего качества, по самым высоким социальным стандартам. Только из этого могут случиться умение думать, способность восходить от самых простых к сложнейшим технологиям и, самое главное, зажиточность и способность дать место для всех талантов и умений. У нас 146 миллионов человек! Импорт? Сколько угодно, но тогда, когда мы умеем это делать, и хорошо и дешево делаем сами.

Российская газета — Федеральный выпуск 05.12.2016, №7143 (275).

Добавить комментарий