КТО ТЫ, ДУХ СВЯТОЙ?

duxР.Ч. Спроул.

Кто не знает Бога-Духа Святого, Тот совершенно не знает Бога.
ТОМАС АРНОЛЬД

Поэты говорят, что весной воображение молодых людей захвачено любовью. Весной 1958 г. в моем воображении разыгрался убийственный конфликт. Это был конфликт между моей смертной сущностью и божественным бессмертным законом — битва, в которой никогда ни один человек не в состоянии полностью или окончательно одержать победу.

В этом я убедился на своем собственном опыте. Если мне не изменяет память, в песне, исполненной популярным актером кино Гарри Купером звучали такие слова:

С любовью меня хочет долг разлучить:
Краса златовласая, как же мне быть?
О, эта жестокая рока рука…
Сокрыла судьбы апогей в облаках…

Моя красавица не была златовласой, но все остальное совпадало. В 1952 году я влюбился. Весной 1957 я подарил своей избраннице кольцо с бриллиантом. Мы уже были помолвлены, и свадьба намечалась на июнь 1960. Но все наши мечты и планы были «сметены великим ураганом» в этом же 1957 г. Дело в том, что как раз тогда я получил внезапное озарение: духовное прозрение сущности Христа. Я спешил быстрее поделиться этой радостной новостью с моей невестой и с трудом дождался момента, чтобы открыть ей смысл новоявленной веры. Я был уверен, что она тут же воспримет Господа таким, каким Его познал я.

Полный духовного энтузиазма, я с восторгом выплеснул ей историю своего обращения. Я как будто нашел драгоценную жемчужину и хотел убедить свою избранницу в ее ценности. Однако она не пришла в восторг. Попытки донести до сознания невесты смысл происшедшего со мной напоминали потуги описать калейдоскоп слепому. Она вежливо слушала с отсутствующим видом, не проявляя при этом никакого интереса. Не находя объяснения моему состоянию, она решила, что я слегка «тронулся» на религиозной почве.

— Что ты имеешь в виду под словами «стал христианином»? — недоумевала она. — Ты всегда был христианином. Ведь ты крещен, конфирмован и прочее.

Ее конфирмовали в той же церкви, что и меня. Мы вместе пели в хоре и посещали молодежный кружок. Мы вместе учились танцевать на церковных вечеринках. Теперь же я говорил, что «заново рожден». Таких слов она никогда еще не слышала. Это было до Джимми Картера, до Чака Колсона, до того, как фраза родиться заново внедрилась в лексику массовой культуры. В 1958 г. эти слова казались моей невесте признаком фанатизма, а это представляло реальную угрозу нашим отношениям.

Шли месяцы, но вместо укрепления взаимопонимания, о чем я мечтал, между нами росло напряженное отчуждение. Вскоре мне стало ясно, что далеко не все испытывали восторг по поводу моего нового рождения. Моя мать чувствовала, что я отдаляюсь от нее и не принимаю ее системы ценностей. Сестра была настроена враждебно. Друзья недоверчиво косились на меня. Пастор при всех назвал меня «одержимым глупцом».

На своем опыте я понял, как в свое время зарождалась неприязнь между различными христианскими конфессиями. Я начал изучать заповеди не только Моисея, но и Христа. Самым тяжелым правилом, которого моя душа не принимала, было требование «не преклоняться под чужое ярмо с неверными». Меня учили, что верующему нельзя жениться на неверующей.

Однако я любил неверующую, был с ней помолвлен и разрывался между любовью и долгом.

Пытаясь торговаться с Богом, я дал Ему обет: если, посетив со мной в конце недели собрание в общине, моя возлюбленная не станет христианкой (в моем понимании), то я порву с ней.

Я ничего не сказать ей о своем решении и никому не обмолвился об этом ни словом. Это был личный договор между мной и Всемогущим.

В тот день утром, перед ее приходом, я закрылся у себя в комнате и погрузился в молитву о своем ходатайстве. Я пытался обосновать свою просьбу притчей Иисуса о настойчивой вдове. Однако это мне казалось малоубедительным. Если бы для успеха моего дела мне потребовалось бороться с Ангелом, я бы оставил его в глубоком нокауте. Я ничего не знал об избранности и о вечных решениях. Даже если в Божьей книге жизни отсутствовало имя моей невесты, я жаждал, чтобы его вписали туда сегодня же. Если Царство Божье силой берется, то мне хотелось осуществить это в прямом смысле слова.

Вечером она неохотно пошла со мной на молитвенное собрание. С подозрением взглянула на меня и выразила свое недовольство «этим религиозным мероприятием».

В середине молитвенного собрания она, как Джон Уэсли в доме на Олдерсгейте, почувствовала, что ее сердце «странно потеплело». Подобно Августину в саду и Мартину Лютеру в башне замка, она увидела распахнувшиеся врата рая и то, как она входит туда.

После собрания с восторгом, который превосходил мой собственный, она произнесла: «Теперь я знаю, кто Ты, Дух Святой!»

Это восклицание не формулировка опытного теолога. Оно отражает первое впечатление вновь обращенного в христианскую веру. Однако полагаю, что эта фраза заслуживает внимания. Она была спонтанной реакцией на кардинальное событие в жизни, когда вдруг произошло мгновенное познание истины, пробуждение чистой веры.

В этом простом утверждении — несколько глубоких мыслей. Давайте проанализируем эту фразу. Первое слово примечательно: «Теперь», — сказала она. Теперь относится к настоящему времени и ясно указывает, что нечто теперь отличается от того, что было раньше. Теперь подразумевает некое новое состояние, неведомое прежде.

Моя невеста пояснила, что о Духе Святом слышала, конечно, и раньше. В церкви слова «Во имя Отца и Сына и Святого Духа» можно часто услышать во время бракосочетания, при совершении таинства крещения, во время Вечери Господней и при благословении, а также в заключительных словах пасторской молитвы.

Однако в ее церковном опыте слова Святой Дух относились к абстрактной и малопонятной части литургии.

Упоминание о Третьей Личности Троицы не вызывало у нее никаких конкретных ассоциаций.

Слово знаю говорит об открытии чего-то нового. Внезапно родилось озарение, произошло осознание того, что раньше было только абстракцией. «Теперь я знаю», — объявила она.

Веста (невеста моя) имела в виду совсем особый вид знания. Она не впервые услышала о Духе Святом. Такое понятие было ей знакомо, она сдала экзамены по катехизису и какие-то общие представления о Святом Духе у нее были.

«Теперь я знаю» — характеризует новый вид знания, которое выходит за рамки общих сведений и является результатом личного переживания.

Следует с особым вниманием отнестись к учению Апостолов о духовном сознании. В Послании к Коринфянам Павел пишет: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии. Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия. Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога. Что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, соображая духовное с духовным. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1 Кор. 2:9—14).

Этот отрывок настолько важен для нашего понимания Святого Духа, что мы вернемся к нему позже для более подробного рассмотрения. Сейчас же отметим, что Павел говорит здесь о духовном суждении, которое, на первый взгляд, выглядит «безумием». То есть, в своем падшем состоянии человек не в силах постичь откровение Божье. Действительно, Павел недвусмысленно заявляет: «И не может разуметь». Недуховный человек не в состоянии судить о духовных вещах. По природе своей мы недуховные люди и не можем судить о духовном до тех пор, пока Дух Божий не пробудит в нас стремление к духовному. Это не что иное, как работа Святого Духа, направленная на наше духовное возрождение. Только после этого мы обретаем способность к духовному суждению.

И когда Веста говорит: «Теперь я знаю», — она сознательно, или бессознательно, свидетельствует о своем новом, возрожденном духовном состоянии, о своем обращении.

«Теперь я знаю, Кто Ты, Дух Святой». Показательно, что Веста не сказала: «Теперь я знаю, что такое Дух Святой». Она узнала, Кто Он. Ее первым ощущением Бога-Святого Духа было осознание присутствия личности.

В Библии Святой Дух предстает перед нами не как «нечто» (абстрактная сила, власть, вещь), но как «Он». Святой Дух — Личность. Понятие «личность» подразумевает ум, волю и индивидуальность. Личность совершает преднамеренные действия. Никакая абстрактная сила, ни при каких обстоятельствах не в состоянии «намереваться» что-либо сделать. Хорошие или плохие намерения присущи только личности.

В БИБЛИИ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ ЛИЧНЫЕ МЕСТОИМЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ СВЯТОГО ДУХА

Когда мы говорим о личностях, мы пользуемся такими местоимениями, как я, ты, он и она. Конечно, иногда эти местоимения употребляются для замещения безличных феноменов, предметов или объектов, таких, как корабли, автомобили или церковь. Обычно в предложениях род существительных легко узнаваем. Персонификация — также неизбежный прием в поэзии.

Однако в Писании личные местоимения при упоминании о Духе Святом встречаются отнюдь не в поэтических строках, но в назидательных повествованиях. В Деяниях 13:2 мы читаем: «Когда они служили Господу и постились, Дух Святый сказал: «Отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их».

Укажем здесь на употребление местоимений Мне и Я, относящихся к Святому Духу. Отметим также, что в этом тексте Святой Дух говорит и дает ясные, целенаправленные указания. То же и в Евангелии от Иоанна 15:26: «Когда же придет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне».

Здесь Иисус, говоря Который и Он, подразумевает Святого Духа. Некоторые исследователи могут возразить, что в греческом тексте слово «Утешитель» — среднего рода, и, согласно правилам грамматики, местоимение согласуется с существительным в роде. В придаточном предложении («Дух истины, Который…») употребляется относительное местоимение среднего рода для Духа Святого, однако заметим: сразу же следует личное местоимение Он. Если бы пишущий о Духе Святом подразумевал безличный феномен, то не было бы смысла употреблять в тесном сочетании с существительным среднего рода местоимение мужского рода Он.

То, что в Ин. 15 может показаться малоубедительным — предельно проясняется в Ин. 16:13: «Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину; ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам».

Здесь нет никаких грамматических оснований для употребления местоимения мужского рода Он. Это вызвано лишь желанием Иисуса объявить нам, что Дух Святой — личность.

МЫ ПРИГЛАШЕНЫ К ЛИЧНОМУ ОБЩЕНИЮ СО СВЯТЫМ ДУХОМ

Библия призывает нас «поверить» в Святого Духа. Мы крещены во имя Его так же, как во имя Отца и Сына. Дух — объект молитвы. Верующие не могут молиться предметам, это было бы идолопоклонством. Мы обращаемся только к Богу, Который является личностью.

Апостольское благословение в Новом Завете говорит о дружеском общении со Святым Духом: «Благодать Господа (нашего) Иисуса Христа, и любовь Бога (Отца), и общение Святого Духа со всеми вами» (2 Кор. 13:13).

Новый Завет наставляет нас не грешить против Духа Святого, не сопротивляться Духу Святому и не огорчать Его. Ибо Он — личность, и мы можем доставлять Ему удовольствие или оскорблять, любить Его, быть любимыми Им и, наконец, иметь с Ним личное общение.

СВЯТОЙ ДУХ ДЕЙСТВУЕТ КАК ЛИЧНОСТЬ

Святой Дух связан с нами личностными отношениями. Он совершает поступки для нас и за нас, поступки, которые в нашем представлении ассоциируются с деятельностью личности. Он учит нас. Он утешает нас. Он ведет нас. Он помогает нам.

Такой эффект иногда достигается и с помощью безличных объектов. Моряки ориентируются по звездам, мы наслаждаемся, созерцая живописный закат солнца. Однако наше удовольствие от созерцания основано на сознательном или бессознательном предположении, что за феноменом заката и нашим переживанием стоит Личность Художника. Мы можем быть «обучены» созерцанию объектов природы, но только методом аналогии.

Способ общения с нами Духа Святого — личностный. Именно как Личность Он нами руководит, утешает, обучает чему-либо и т. д. Поэтому Библия, характеризуя Его деятельность, использует такие категории, как ум, воля, чувство, сила. Дух избирает, раскрывает, выявляет, предостерегает. Звезды и солнечные закаты ничего подобного делать не могут.

Итак, мы приходим к выводу, что если Святой Дух может быть любим, обожаем, оскорбляем, огорчаем, если Ему повинуются или же против Него грешат, то Он — личность.

Но еще остается вопрос: самостоятельная ли личность Святой Дух? Есть ли у Него индивидуальность, которая отличала бы его от двух других личностей: Бога-Отца и Бога-Сына? Не принадлежат ли все личностные качества, которыми Библия наделяет Его, Отцу. Не является ли Он просто отражением Отца?

Эти вопросы неизбежно возникают при нашем размышлении о Боге. Верим ли мы в одного Бога, или в трех Богов? Как только мы начинаем думать о Святом Духе как об отдельной личности — в нашем сознании всплывает таинственная и глубокая идея Святой Троицы. Церковь утверждает догмат веры, согласно которому Дух Святой — не просто личность, Он — Божественная Личность, Он — Бог.

Р.Ч. Спроул, «Тайна Святого Духа».

reformed.org.ua

Добавить комментарий