Мы должны не только обращать людей ко Христу, но и учить их истинам евангелия.

ценностиКеннет Боа.

Автор книги «Смелый новый мир» Альдос Хаксли, уже в конце жизни, пришел к такому выводу: «Меня смущает то, что мы всю жизнь беспокоимся о человеческих проблемах, а в конце жизни понимаем, что нам уже нечего предложить, кроме совета «быть, как малые дети»». Без Бога, гуманистические попытки ответить на земные вопросы сводятся к наивной банальности.

Евангелизм в основном направлен на людей вне церкви..

Основная цель собрания в церкви — назидание. Это является целью духовных даров и служения в Слове, когда верующие собираются вместе в обстановке сострадания, доброты, смирения, терпения и любви (Колоссянам 3:12-14). Евангелизм происходит в церквах, но основная евангелизация должна происходить в рассеянной церкви (это включает в себя работу в малых группах, где верующие в Христа могут касаться внешних соседей через свидетельство верующих в любви друг к другу). По мере того, как верующие возрастают в вере, для них должно быть естественным желание рассказать о Христе в обществе, на работе, с соседями и друзьями. Некоторые имеют заблуждение, думая, что внешних надо приводить в церковь, чтобы пастор рассказал им о Христе. Когда это происходит, церковь становится «аквариумом из витражей», где лов рыбы производит пастор, а остальные пассивно наблюдают. В противоположность этому, следует учить членов церкви быть посланниками Христа на том месте, где они имеют влияние. Наставление (собрание Тела) воспитывает верующих, чтобы они были эффективными в евангелизме (тело в рассеянии).

Евангелизм и ваш вклад в вечность.

Притча о потерянной овце, о потерянной драхме и потерянном сыне — это одна притча в трех разных вариантах. В каждой из них потеряно что-то очень ценное, потом следует усилие найти, а после того — радость и ликование от того, что потеря найдена. Применением этих историй может быть стих Писания: «Так бывает радость у Ангелов Божиих об одном грешнике кающемся» (ст. 10). Каждый человек очень ценен Богу, и когда мы участвуем в процессе, помогая людям найти общение с Отцом, мы разделяем радость Бога. В притче о неверном управителе, которая следует в Луки 16, Иисус учит нас, что мы можем использовать земное богатство, таланты, время и истину для достижения вечной цели. «Я говорю вам, приобретайте друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители» (ст. 9). Это то, чего ожидал апостол Павел, когда говорил Фессалоникийцам: «Ибо кто наша надежда или радость, или венец похвалы? Не вы ли перед Господом нашим Иисусом Христом в пришествие Его?

Ибо вы — слава наша и радость» (1 Фессалоникийцам 2:19-20). Когда мы посвящаем нашу жизнь духовному служению другим, свидетельствуя нашей жизнью и словами, мы делаем вклад в вечные отношения. На самом деле, мы собираем сокровище на небесах, посылая наши вклады в будущее. Мы также следуем Божьим целям и угождаем Ему.

Существует целый ряд вещей, которые мы будем делать лучше на небесах, чем на земле. В это входит музыка, молитва, общение, поклонение и изучение общего и частного откровения. Но мы часто забываем о том, чего мы уже не сможем делать на небесах — служить тем, кто находится в отчаянной нужде. Когда мы покинем эту планету, мы уже не сможем делиться благой вестью и служить потерянным.

Те, кто хочет богатеть в Бога, отдадут жизнь за то, чтобы делать то, что Он считает важным. Иисус сказал в Луки 16:15: «что высоко у людей, то мерзость пред Богом». Те, кто ищет угодить сердцу Бога, ответят на Его призыв: «Следуйте за Мной, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Матфея 4:19).

Мы можем евангелизировать по ложным причинам

В Послании к Филиппийцам, Павел писал, что некоторые «проповедуют Христа из корысти или зависти, но некоторые по доброй воле» (1:15). Первые делали это из эгоистических амбиций, а другие — по любви (1: 16-17). Но мудрый ответ Павла был таков: «Ложно проповедуют Христа или истинно, я и тому рад» (1:18). Независимо от наших намерений, если евангелие провозглашается, Божье Слово осуществит цель, даже вопреки намерениям провозглашающего (Исаия 55:10-11). Тем не менее, мы, как посланники, должны исследовать цели, по которым мы проповедуем Слово, чтобы настроить наши сердца на то, что угодно Отцу.

Две неподобающие причины, по которым многие евангелизируют — это чувство вины и гордость. Многих верующих учат, что, если они не евангелизируют неверующих, они должны стыдиться себя. Когда это происходит, давление настолько усиливается, что они могут неожиданно завести долгий и напряженный разговор с ничего не подозревающим собеседником, а потом вылить на него целый поток евангелия, прежде, чем они снова начнут скрываться, ожидая, пока чувство вины снова накопится. Такого рода опыт типа «евангельский огнетушитель» очень смущает всех, кто в нем участвует.

Другие совершают иную ошибку — они наполняются гордостью, свидетельствуя с одной лишь целью — повесить на свой духовный пояс побольше скальпов, либо сделать больше зарубок на своей Библии. Те, кто гордится количеством и сравнивает свои результаты с другими, часто принуждает человека сделать решение, подобно продавцу, который не уберет ногу из открытой двери до тех пор, пока потенциальный покупатель не подпишется в нужной ему графе.

В противопоставление выше сказанному, апостол Павел в 2 Коринфянам 5, пишет о трех библейских мотивациях провозглашения Благой Вести. «Посему ревностно стараемся, водворяясь ли, или выходя, быть Ему угодными» (ст.9). Отцу угодно, когда мы говорим хорошо о Сыне другим людям. Второе, он хочет получить награду перед судилищем Христовым за то, что был верен и использовал предоставленные ему возможности (ст.10). «Итак, зная страх Господень, мы вразумляем людей» (ст. 11). Огромной привилегией является то, что мы проведем вечность с теми друзьями, которым Господь дал нам привилегию свидетельствовать. В-третьих, он подчиняется Христовой любви и хочет быть посланником Христовым к этому миру (ст. 14-20). Секрет любви к тем, кого невозможно любить, состоит в попосвящении себя Христовой любви к ним.

Евангелизм включает в себя слова и дела.

В последнее время во многих церквах обучают евангелизму дружбы, или личных отношений. Такой подход к евангелизму как образу жизни имеет преимущество, потому что уделяет основное внимание процессу культивации, а это наименее угрожающий способ по сравнению с евангелизмом конфронтации. Однако, следует избегать двух крайностей: либо только дружба без евангелизации, либо только евангелизации без дружбы. Если мы чувствительны к водительству Духа и предоставляемым им возможностям, мы можем найти правильный баланс между воплощением и провозглашением.

Библейский евангелизм — это образ жизни, а не выученный урок; это процесс, а не программа.

Евангелизм и ученичество должны быть связаны

Также, как ученичество должно приводить к евангелизму, так и евангелизм в свою очередь, должен привести к ученичеству. Евангелизм — это начало пути познания Христа, а не конечный результат. Наш Господь призвал нас учить людей, а не просто приводить их к обращению (Матфея 28:18-20). Радость этого путешествия начинается с обращения и усиливается по мере возрастания во Христе. Как духовный отец, апостол Павел хотел, чтобы его обращенные в Фессалониках, возрастали в полноте и уподоблении образу Христа. «Свидетели вы и Бог, как свято и праведно и безукоризненно поступали мы пред вами верующими; потому что вы знаете, как каждого из вас, как отец детей своих, мы просили и убеждали поступать достойно Бога, призвавшего вас в Свое царство и славу» (1 Фессалоникийцам 2:10-12).

Духовное акушерство должно плавно перейти в духовную педиатрию. Этот процесс требует любви, терпения, принятия, поскольку рост происходит постепенно, а маленькие дети имеют тенденцию делать беспорядок.

Д-р Кеннет Боа, Преображенный в Его образ, Библейский и практический подход к духовному формированию.

Добавить комментарий