Православные в России должны знать: если власть пришла за протестантами – могут прийти и за ними.

преследСергей Худиев.

Ставить людей перед выбором между их верой и лояльностью государству – значит подрывать лояльность государству, поскольку искренняя вера по своей природе обладает высшим авторитетом для верующего. Люди, которые верят в Бога, будут ставить Его волю – как они ее понимают – выше чьих бы то ни было требований. Обычно это не создает проблем, когда государство требует общего законопослушания и не вмешивается в собственно вероисповедные вопросы. Библия требует повиноваться гражданским властям во всех случаях, когда это не предполагает явного нарушения заповедей Божиих.

Совершенно ненужный конфликт начинается, когда государство начинает препятствовать верующим исполнять то, что они воспринимают как свои вероисповедальные обязанности – такие, как прославление Бога, проповедь вероучения и помощь нуждающимся.

Можно отметить, что в России государство создает проблемы в социальном служении, главным образом, протестантам – в то время как с Православной Церковью сложились отношения взаимопонимания и сотрудничества. Пока что это действительно так, и мы, православные, имеем все основания быть благодарными за текущее положение дел. Но нынешнее развитие событий заставляет и православных чувствовать себя все более неуютно.

Когда происходит постепенное сворачивание свободы вероисповедания, православным трудно полагаться на то, что исключение, которое любезно делают для них, продержится долго. Враждебность к религиозной деятельности и на уровне законодательства, и на уровне практики, увы, может оказаться более прочным и устойчивым явлением, чем благожелательность к Православной Церкви. У нас есть основания беспокоиться, когда пришли за протестантами – на следующем повороте истории могут прийти за нами.

Нет ничего ужасного и невозможного в том, чтобы пересмотреть неудачные поправки в законодательстве – по мере того, как накапливается все больше свидетельств, что они угрожают конституционным правам граждан и подвергают их лояльность совершенно ненужному испытанию. Мы все – и на уровне отдельных лиц, и на уровне сообществ – можем принимать неудачные решения. Это неизбежный признак несовершенства человеческой природы. Признак же мудрости – пересмотреть те решения, которые оказались неудачными.

«Православие и мир»

Добавить комментарий