Слава Христа – великая и бесконечная радость в присутствии Бога, которую Он предлагает нам.

дубВ преображении нам доступна радость Иисуса Христа.

Джон Пайпер.

Если пляжный спасатель спасет вас от отлива Атлантического океана, вам будет все равно, является ли он угрюмым и хмурым. Вам будет все равно, какое у него настроение, когда вы на пляже будете обнимать свою семью. Но со спасением Иисуса все совсем по-другому. Иисус спасает нас не для нашей семьи, а для Себя. Если Он хмурый, то и наше спасение будет таким же. А это уже не великое спасение. Сам Иисус – и все, чем является для нас Бог в Нем, – наша великая награда, ничего более. «Я есмь хлеб жизни…Кто жаждет, иди ко Мне и пей» (Иоанна 6:35; 7:37). Главное в спасении – не промежуточный результат — прощение наших грехов, а конечный итог — наше общение с Иисусом (1 Коринфянам 1:9). Прощение же убирает с пути все преграды для того, чтобы это общение было возможным. Если общение не приносит удовлетворения, то это не великое спасение. Если Христос хмурый или же просто спокойный, то вечность будет для нас одним долгим-долгим вздохом.

Но слава и благодать Иисуса означают то, что у Него, рядом с Ним и в Нем всегда было и будет счастье, которое нельзя разрушить. Оно является Его славой, потому что тот, кто хмурый, не достоин славы. И Его счастье также является благодатью, потому что, оно – самый лучший дар, который Он может нам дать. «Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна» (Иоанна 15:11; см. также 17:13). И не было бы благодатным со стороны Иисуса просто увеличить мою радость до предела и оставить меня без Своей. Моя человеческая способность радоваться очень ограничена. Поэтому Христос предлагает не только Себя в качестве божественного объекта моей радости, но еще и вливает в меня Свою способность радоваться, чтобы я мог наслаждаться Им всей радостью Божьей. Вот что такое слава, вот что такое благодать.

Совсем не славно быть хмурым. Поэтому Христос никогда не был хмурым. Всю вечность Он, как зеркало, отражает Божью бесконечную радость. Премудрость Божья сказала эти слова в Книге Притч 8:30: «Тогда я была при Нем художницею, и была радостию всякий день, веселясь пред лицем Его во все время». Вечный, счастливый Христос, через Которого Отец сотворил все, всегда радовался в присутствии Божьем и был Божьим наслаждением. В два раза больше мы можем прочитать об этом в Новом Завете.

В Послании к Евреям 1:8,9 Бог обращается к Своему Сыну, а не к ангелам, следующими поразительными словами: «Престол Твой, Боже, в век века… Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие; посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих». Иисус Христос самый счастливый во всей Вселенной. Его радость больше, чем у всех ангелов на небесах. Он прекрасно отражает бесконечную, святую, неудержимую радость Своего Отца.

И опять в книге Деяния 2:25-28 Петр толкует Псалом 15 по отношению ко Христу: «Видел я пред собою Господа всегда, ибо Он одесную меня, дабы я не поколебался; от того возрадовалось сердце мое, и возвеселился язык мой… Ибо Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тления… Ты исполнишь меня радостью пред лицем Твоим». Воскресший Христос избавит нас от тьмы смерти и будет радоваться всей радостью Божьей. Слава Христа – бесконечная, вечная, неразрушимая радость в присутствии Бога.

Но как бесславно быть хмурым, так и несерьезным быть тоже бесславно. Беззаботное веселье торжества в танцевальном зале и безудержная радость в советском ГУЛАГе – не одно и то же. Одно банально, а второе победоносно. Одно беззаботно, второе славно. Есть как бы нарисованные улыбки, которые никогда не знали боли. И они не являются признаком хорошего пастора или великого Спасителя. Наш Христос – великий Спаситель.

Поэтому этот Человек неразрушимой радости был «муж скорбей и изведавший болезни» (Исаии 53:3). «Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною» (Матфея 26:38). Этот «великий Первосвященник» способен сочувствовать нам в наших слабостях, потому что на Его долю выпали такие же испытания, как и каждому из нас (Евреям 4:14,15). Он плакал с плачущими (Иоанна 11:35) и радовался с радующимися (Луки 10:17,21). Он был голоден (Матфея 4:2), Он утруждался (Иоанна 4:6), Его оставляли (Матфея 26:56), Его предавали (Матфея 26:45), Его били (Матфея 27:26), над Ним насмехались (Матфея 27:31) и Его распяли (Матфея 27:35).

Неудержимая радость не значит, что нужно только радоваться. Разрывался ли Он тогда между радостью и скорбью? Может ли бесконечно славная душа беспокоиться? Да, беспокоиться может, но только не разрываться и не разделяться. Христос тогда переживал смешанные чувства, но Он не смутился. В Его душе звучали разные ноты, но потом они слились в единую симфонию. Сложная стратегия битвы, составленная генералом, на какое-то короткое время может позволить врагу одержать маленькие победы, но только для того, чтобы в конце генерал одержал великую победу. Это не признак смущения генерала, хотя некоторые, видя только часть картины, могут так подумать. Но это Его слава. В Тихом океане могут быть тысячи шквалов, но с высоты в сто миль он кажется одной огромной, глубокой, спокойной и великолепной массой воды.

Несмотря на страдания в Гефсиманском саду и на Голгофе, Иисус непрерывно радовался. «Который, вместо предлежащей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (Евреям 12:2). Какой же была эта непрерывная радость? Эта радость была вызвана поклонением тех, за кого Он умер, чтобы сделать их радостными в Боге. Хороший пастырь радуется об одной найденной овце (Матфея 18:13). Насколько же больше — о бесчисленной армии искупленных!

Неужели это учит нас тому, как мы должны страдать? Вы когда-нибудь задумывались над тем, что мы должны подражать не только страданиям Господа, но и радости Господа? Павел сказал Фессалоникийцам: «И вы сделались подражателями… Господу, принявши слово при многих скорбях с радостью Духа Святого» (1 Фессалоникийцам 1:6). Именно радость Господа при скорбях наполняла раннюю церковь.

И сейчас, в наши дни, это призыв для нас. Выберем ли мы страдания ради  Христа? Не печаль, а страдания. Примем ли мы Его призыв в Послании к Евреям 13:13: «Итак выйдем к Нему за стан, нося Его поругание»? Ответ на этот вопрос повиснет в воздухе, пока мы не решим, что для нас более желанно: град Бога или град людей. Ответим ли мы: «Ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего» (Евреям 13:14)? Или же будем приваживаться к мимолетным наслаждениям Египта (Евреям 11:25,26)?

Для вкусивших радость Иисуса нет ничего более приятного, чем исключительная надежда на то, что они услышат Его последнее слово: «Хорошо, добрый и верный раб… войди в радость господина твоего» (Матфея 25:21). Град Бога – это град радости. И радость эта – неразрушимая радость Христа.

Джон Пайпер,

Видя и наслаждаясь Иисусом Христом.

Чернигов КП «Издательство «Черниговские обереги», 2005г. — 136 с. Редактор — Соломинская Галина Технический редактор — Величко Ольга Перевод — Рыжикова Елизавета.

Добавить комментарий