В России нарастает возрастная сегрегация, когда пожилые превращаются в социальных изгоев.

изгоиКричащая картина экономического неравенства и социальной изоляции пожилого населения России.

Максимова С.Г.[1], Ноянзина О.Е.[2], Максимова М.М.[3], Щеглова Д.К.[4]

В современной России с ее чрезвычайно высокой степенью социальной дифференциации проблемы социального неравенства также приобретают большое значение в жизни каждого гражданина и общества в целом. Исследователи[5] обращают внимание на возникновение новой формы социального расслоения, когда общество оказывается разделенным по горизонтали на социальный мейнстрим и социально исключенных. Процессы исключения разрушают социальную солидарность и вытесняют исключенных на периферию социального пространства, приводят к утрате ими связей с обществом.

Модернизация и урбанизация в современной России привели к качественным сдвигам в образе и уровне жизни разных поколений, начался процесс «возрастной сегрегации», который постепенно превращает пожилых в социальных изгоев. Большинство геронтологов и социальных историков связывают истоки современной проблемы пожилых с такими процессами, как изменение характера труда в индустриальном обществе по сравнению с аграрным, «географическое» разделение поколений, вызванное ростом крупных городов, предоставлявших работу молодым, разрушение «семейного производства» и патриархального мультипоколенного клана, распространение нуклеарной семьи, резкое ускорение темпов научного и технического развития, которое обесценивало опыт старших поколений, перераспределение «монополии на знания» в пользу молодых, введение системы принудительного увольнения по возрасту. В начале XXI столетия пожилые и старые люди не только утратили экономическую независимость и были вытеснены с рынка рабочей силы, они оказались лишенными того традиционного ореола мудрости, который служил охранной грамотой прежним поколениям 70-летних и отчасти компенсировал им неизбежные превратности старости.

Современное общество, оценивающее себя как цивилизованное, пытается решать проблемы, вызванные демографическими и социальными изменениями, с учетом оценки социально-экономического и личностного потенциала социальных субъектов. К таким проблемам относится социальная эксклюзия лиц старших возрастных групп, обращающая на себя особое внимание в ситуации старения человечества. Так, в России численность населения старше трудоспособного возраста на 15 января 2013 г. составила 33,1 млн чел., или 23% от общей численности населения. Вопрос об исключении индивида из потока активной социальной жизни по возрастному критерию связан, как правило, с ограничениями его социального пространства и социальной деятельности. Такие ограничения имеют негативные последствия как для общества, которое лишается носителей социального и профессионального опыта, так и для человека, которому отказано в возможности реализовывать свое «Я».

Особое значение изучение проблемы социальной эксклюзии лиц пожилого и старческого возраста приобретает, во-первых, в связи с многократным снижением уровня жизни абсолютного большинства населения страны, прежде всего старших возрастных групп. Во-вторых, следует отметить рост масштабов социальной и финансово-экономической дифференциации различных регионов страны, что чаще осложняет деятельность учреждений социального обслуживания и социальной защиты, особенно в аграрных и агропромышленных зонах, в- третьих, нельзя не учитывать существенных изменений морально-психологического климата в сфере жизнедеятельности старших возрастных групп, оказавшихся, несмотря на масштабные заслуги перед российским обществом и государством, в стесненном материальном положении. В-четвертых, данная проблематика обострена разрушением социальной инфраструктуры провинциальных регионов России, в особенности агропромышленных и тех, которые в своем хозяйственном развитии были ориентированы на военно-промышленный комплекс. В-пятых, нужно иметь в виду явное снижение уровня организации управления всеми социальными процессами в российском обществе, ослабление внимания к работе с кадрами управления, в том числе в учреждениях социальной сферы.

Результаты и обсуждение.

Согласно данным проведенного исследования 96,4% населения отмечают, что проблема старения населения характерна для Алтайского края. Среди них 12,5% считают, что она является самой острой проблемой региона, а 41,2% относят её к одной из основных. От числа опрошенных 30,5% ответили, что старение населения — это одно из проявлений демографического кризиса в регионе, при этом 17,9% считают, что решение вопросов демографической безопасности региона проявляется в решении этого вопроса. Причем акцент делается не столько на самом процессе старения населения, сколько на условиях, которые создаются в регионе для жизни населения.

Среди проявлений безопасности в регионе отмечаются социально-экономическое благополучие населения, повышение рождаемости. Соответственно, в условиях старения населения не можем игнорировать образ и качество жизни пожилых людей. Невозможность быть полноценными гражданами общества, удовлетворять свои нужды в регионе создает ситуацию ограниченности, следствием которого может стать социальная изоляция человека.

Исключение пожилого человека из общественной жизни — это ограничение его социального пространства и социальной деятельности. Одна из основных детерминирующих причин — возраст. Как и обозначили, в пожилом возрасте люди выходят на пенсию, следовательно, становятся частично отчужденными (в данном случае имеем в виду от рынка труда). В связи с выходом на пенсию пожилого человека социум теряет носителей социального и профессионального опыта, а пожилой человек не может самореализовываться. Согласно опросу 48,7% населения считает, что пожилые, работающие на пенсии, нужны и полезны, при этом 56,7% отмечают, что на рабочих местах пенсионеров часто сокращают.

Опираясь на данные исследований Всемирной организации здравоохранения, изучающих здоровье населения, отмечено, что пожилые люди всегда сталкиваются с особыми проблемами в плане физического и психического здоровья, которые необходимо признать, но в последние десятилетия здоровье лиц пожилого возраста улучшилось. При этом желание трудиться есть у многих людей даже в пенсионном возрасте, но нет возможности. Процессы урбанизации, модернизации наложили свой отпечаток на сферу труда. Опыт старшего поколения в связи с этим частично обесценивается.

Отсутствие институтов ресоциализации граждан пожилого возраста усугубляет ситуацию. Дело в том, что в условиях современной модернизации, постоянных инноваций и изобретений опыт старших поколений обесценивается. Соответственно, они не могут применять ранее полученные знания и приобретенные навыки и становятся неконкурентоспособными на рынке труда. Возможность пройти переподготовку, повысить уровень знаний или освоить новые технологии позволит лицам пенсионного возраста быть востребованными.

Учитывая, что освоение нового материала в силу физических особенностей у людей старшего поколения происходит дольше, необходимо заранее, за 5-10 лет возраста выхода на пенсию, обучать специалистов. Такие институты («третьего возраста») действуют в США, Австралии, Японии, Великобритании и получают все большее развитие. В России такая практика не распространена. Это порождает ситуацию невостребованности пожилого человека и, безусловно, влияет на его оценку своего опыта как ненужного, недостаточного в современных условиях, а возраста как бремени; критерий, который ведет к оторванности и изоляции, т.к. при сохранении здоровья и личного желания они могут продолжать свою трудовую деятельность.

Фактор одиночества в совокупности с малообеспеченностью в пенсионном возрасте характеризует в глазах окружающих положение граждан старшего поколения как негативное и приводит к состоянию материальной и физической зависимости, что способствуют увеличению потребности лиц пожилого возраста в социальной помощи и поддержке. Однако, согласно данным проведенного исследования, отмечено, что большая часть населения (62%) по поводу вероятности изменения возраста выхода на пенсию считают, что ничего менять не нужно. На втором месте — позиция об изменении пенсионного возраста в сторону уменьшения (33,5%). Предположительно это связано с тем, что выход на пенсию обеспечивает хотя бы какую-то материальную стабильность.

В опросе 26% отметили, что минимальная пенсия является формой социальной защиты пожилых людей. Согласно статистике, в России продолжают трудиться около трети пенсионеров — до 10 млн чел. При этом проблема занятости выступает ещё одной проблемой для пожилых людей: проблемы создания рабочих мест для них, социальное обеспечение растущей массы неработающих пенсионеров, развитие инфраструктуры бытовых услуг для пожилых людей.

Заметим, что противопоставляются две тенденции: стремление использовать опыт пожилых, понимание ценности такого опыта и исключение пожилых из системы активной социальной деятельности. Озабоченность проблемами занятости и страх перед безработицей, придающие ощущение ненадёжности существования, стали в последние годы характерной особенностью массовых настроений. Таким образом, неразвитая и (или) неадаптированная сфера рынка труда под пожилой возраст сегодня выступает одной из причин социального исключения лиц данной группы.

По результатам социологического исследования социального положения лиц пожилого возраста население отмечает актуальность проблемы сложного социального положения лиц старших возрастных групп, обозначая неразвитость и закрытость рынка труда, отсутствие институтов ресоциализации, дороговизну системы здравоохранения, неадаптированность инфраструктуры региона; несистематичность форм помощи или незначительность оказываемой поддержки. Данная ситуация усугубляется личными принципами и качествами пожилых лиц. Наиболее важным аспектом в таком контексте становится стратегия включенности пожилых людей во все сферы жизнедеятельности современного общества.

Максимова С.Г.[1], Ноянзина О.Е.[2], Максимова М.М.[3], Щеглова Д.К.

Социальная эксклюзия лиц старших возрастных групп: социально-экономические аспекты.

Вестник Алтайского государственного аграрного университета 2015 №5 (127), с. 180-184.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*