ЦРУ уже 60 лет назад знало, что Крым и Донбасс – «це не Украина».

донбассУченые американского университета еще 60 лет назад, планируя антисоветские восстания, выявили кардинальную политическую неоднородность Украины.

В 60-х годах ЦРУ планировало спецоперации на Украине. По мнению американских аналитиков, антисоветское восстание поддержали бы во многих регионах УССР и разделение за и против Москвы прошло бы примерно по той же границе, которая отделяет сейчас непризнанные республики и Крым от остальной части Украины. Такие выводы можно сделать из исследования «Факторы сопротивления и зоны действий специальных сил. Украина» 1957 года. Его по заказу Пентагона написали исследователи Джорджтаунского университета. Недавно ЦРУ рассекретило этот доклад, и его в подробностях приводит BBC.

Откуда начать антисоветский «майдан».

Исследователи предложили Пентагону проводить операции на пяти территориях Украины: в северных, западных регионах и южном побережье Крыма. Центральная Украина, например, считалась малоэффективной из-за больших территорий и аграрного характера хозяйства. Также лишь отдельные операции рекомендовали в Днепропетровске, восточной части Харьковской области. А Донбасс, по мнению исследователей, совсем не подходил для спецопераций и уж тем более восстания.

Самым благоприятным регионом для спецопераций считались Карпаты и северные предгорья. Кроме благоприятных настроений населения, здесь есть стратегические запасы калийных солей и газовые месторождения, которые важны для центра Украины и городов центральной России, также здесь проходят пути сообщения с восточноевропейскими союзниками СССР, приводит данные доклада ВВС.

Во Львове, по мнению аналитиков, сложнее с маскировкой, но там было больше транспортных артерий. На Волыни почти не было стратегических объектов, главным считалась железнодорожная линия в Польшу и Германию, однако существовали удобные для маскировки болота и леса. В Киевской и Житомирской областях, как считали американцы, для них все было благоприятно: от населения до промышленности. Южное побережье Крыма же попало в список территорий для спецопераций из-за важных путей сообщений, портов, базы ВМС и горного ландшафта.

Исследование Джорджтаунского университета строилось на целом множестве факторов.

«Приведены подробности экономического развития, транспортной системы, путей сообщения, рельефа и климата регионов УССР», — коротко описывает BBC исследование по еще советской Украине. Однако одним из главных факторов были все-таки антисоветские настроения на Украине.

«Свои» и «чужие» люди на Украине.

Карту лояльности Украины американцы составили на основании этнического состава регионов, отношения к большевикам в 1917—1921 годах, отношения к немецкой оккупации и партизанским движениям, а также количества случаев вооруженного сопротивления советской власти.

Самыми благоприятными для своих спецопераций американцы считали области Западной Украины. Прежде всего — Львовскую, Тернопольскую и Ивано-Франковскую. Как пишет ВВС, они отмечали существование собственной армии края во время Первой мировой войны, противостояние с поляками в 20−30 годах и мощную Украинскую повстанческую армию, которая боролась с коммунистами до 1956 года. В 1957 году они предполагали, что отдельные отряды УПА продолжали действовать, и в горных районах спецназовцы могли их встретить: «В этом регионе специальные силы могут получить значительную поддержку местного населения, включая активное участие в действиях против советского режима».

Закарпатье было благоприятным регионом для США, потому что, как считали аналитики, местное население не имело истории отношений с СССР, так как вошло в состав Советского Союза после Второй мировой войны, а во время нее в регионе действовали украинские антисоветские отряды.

Также Пентагон ожидал получить поддержку в «зоне восемь»: Киевской, Черкасской, Житомирской и Хмельницкой областях. Как считалось, там преобладали националистические и антисоветские настроения. Другими благоприятными территориями для американского спецназа назывались левобережная часть Полтавской, Черниговской и Сумской областей, а также правобережная Кировоградская область и часть Винницкой области: «Этот пояс является традиционной сердцевинной землей Украины, а украинцы здесь составляют более 95% населения во многих районах».

В промышленном четырехугольнике Кривой Рог, Запорожье, Днепропетровск и Павлоград, как отмечает BBC, американские аналитики ожидали получить ограниченную поддержку: украинцы были в большинстве, но в промышленных центрах большевики пользовались значительной поддержкой.

Еще меньше поддержки американцы ожидали получить в Одессе и Харькове. По лояльности к советской власти, эти регионы шли сразу после Донбасса и Крыма, если не считать приграничных районов от Чернигова до Луганской области.

На полуострове, где американцы не видели практически никаких настроений против СССР, они рассчитывали только на крымских татар, враждебно настроенных к коммунистам после депортации. Однако, предполагали, что их практически не осталось, поэтому не видели никакой лояльности к своим операциям, и их интерес к Крыму заключался только в наличии большого количества стратегических объектов.

Донбасс — второй регион, который шел после полуострова по поддержке советской власти. Во «второй зоне», как считали в США, украинцы составляли меньшинство населения. Кроме того, местное население считает себя жителями российского острова в украинском море и идентифицируют себя с советской властью, написано в секретном докладе Джорджтаунского университета.

«Совковость» против «майдана».

Планировали ли американцы реальные операции против Советского Союза, на самом деле, неизвестно. Однако составленная ими карта лояльности, как верно отмечает ВВС, напоминает подобные карты времен независимости — от поддержки «оранжевых» сил на выборах 2004 года до идей отделения весной 2014 года.

Отношение к советской власти еще в 1957 году в различных регионах Украины, по сути, не стало открытием. В то же время американские данные изобилуют рядом серьезных неточностей, на которых украинские «ура-патриоты» уже давно спекулируют, обвиняя юго-восток и полуостров в «совковости» и в большом количестве завезенных русских. Чем зачастую киевская пропаганда и объясняет настроения на Донбассе и в Крыму в 2014 году и отчасти дальнейшее развитие событий — голосование крымчан по присоединению полуострова к России и поддержку непризнанных республик населением в Донецкой и Луганской областях. А это отнюдь не соответствует действительности, по мнению самих же украинских ученых.

Например, Донбасс совсем не был «русским островом» ни до, ни после войны. «Если брать во внимание статистику переселенных на Донбасс после Голодомора (в 30-х годах — прим. ред.) именно из России, то она очень незначительна. Речь идет о тысячах хозяйств, а это в масштабе крупного региона почти ничего не значит. К тому же, поскольку переселение было относительно добровольным, то большинство выходцев из России вернулись на родину, они увидели, что в украинских селах крестьяне больше подавляются, чем в центральных регионах России, откуда они приехали», — рассказывал в другом материале ВВС заместитель директора Института истории НАН Украины Станислав Кульчицкий. По его словам, переселяли на Донбасс преимущественно из других областей Украины, прежде всего из Полесья, которое почти не пострадало от голода. Такая же картина сложилась и после 1945 года. Например, к 1948 году в Ворошиловградской области, ныне Луганской, три четверти приехавших были из других регионов Украины. Станислав Кульчицкий приводит данные, что русских в основном отправляли в Прибалтийские республики и Крым. «Поэтому выводы о заселении русскими в случае с Донбассом неправильные, для республик Балтии и Крыма они были бы уместнее», — сказал в интервью ВВС Станислав Кульчицкий.

Большинство жителей Донбасса обвиняют в патернализме и ментальной привычке надеяться на «царя». Отчасти это справедливо, но связано с особенностями экономики Донбасса. Львиную ее долю составляют промышленные предприятия, где существует четкая вертикаль управления и необходима коллективная работа, чтобы добиться цели. Эта особенность сформировала, по мнению ученых, и совсем другое восприятие действительности, в которое не вписался «майдан».

Заведующий кафедрой социологии Луганского университета профессор Илья Кононов переехал после начала конфликта на Донбассе на подконтрольную Киеву территорию и считает, что в еще единой Украине всегда существовало два проекта нации. «Первый, присущий Галиции — это согражданство, где ключевую роль играет этничность, языковая, религиозная принадлежность, и вокруг этого строится вся политика. Второй проект, который присущ прежде всего Донбассу — это общественная солидарность, которая базируется на совершенно иных принципах: политической, коллективной, профессиональной солидарности. Эти две составляющие нации сосуществуют, но и провоцируют межрегиональную напряженность, что неоднократно подтверждали и выборы, и другие политические события», — сказал Илья Кононов ВВС.

Заместитель директора Института социологии НАН Украины Евгений Головаха рассказал изданию, что у жителей Донбасса есть тяга к советскому, но связана она с тем, что в украинские времена регион потерял свое значение, которое имел при СССР.

«Региональная идентичность всегда была очень ярко выражена, еще до конфликта на востоке Украины. Донбасская идентичность превалировала над украинской. Но эта идентичность тесно связана с советской идентичностью, и тому есть объяснение. В советские времена Донбасс был уважаемым регионом Украины. Уважение тогда определялось вкладом в тяжелую промышленность и оборонный комплекс, а Донбасс больше всех работал на обороноспособность СССР, — считает Евгений Головаха. — После того, как Россия взяла курс на воссоздание Союза, пусть даже в его символических чертах — вспомните восстановление гимна СССР, лозунги о „собирании земель“, «двуполярном мире», как после либеральных 90-х началось воссоздание советских стереотипов — тогда и появились довольно значительные пророссийские настроения. На Донбассе считали, что именно Россия может вернуть приоритетность Донбасса, как это было в советское время. Уверяю, что до 2013 года таких настроений там почти не было».

Неудивительно, что «майдан» и «евроинтеграция» Украины только подтолкнули жителей Донбасса к протесту и в своих опасениях они оказались правы. Сейчас страна, безуспешно пытаясь запрыгнуть в «европоезд», проходит этап деиндустриализации. Европе высокотехнологичный конкурент не нужен. Поэтому промышленность на Украине уступает место сельскому хозяйству, делая ее сырьевым придатком, рынком сбыта и поставщиком рабочих рук. Вполне очевидно, что Донбасс против таких реформ, исходя из элементарного чувства самосохранения. Подобного фактора, почему Донбасс просоветский, американские аналитики не предполагали ни в 1957 году, когда все измеряли национальностью и историей, ни в 2014 году, когда поддержали «майдан», а Советского Союза уже не было.

eadaily.com


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*