От возрождения к вере, от веры к оправданию, от оправдания к освящению и везде – Дух Святой.

свят1

Окончание, часть 2. (См. часть 1.)

Наше освящение в Духе Святом подтверждает истинность нашей веры и рождения свыше.

Р.Ч. Спроул

Наша цель на земле не познать, а преобразиться в святость Христа.

Дух истины — Святой Дух. Он обучает нас истине так, чтобы мы могли быть святы. Познание истины само по себе — это не конечная цель, оно не заканчивается на каком-то этапе изучения и практики святости.

Когда Святой Дух возрождает нас и оживляет к духовной жизни, то душа пробуждается к спасающей вере. Плод этой веры — оправдание. В тот момент, когда мы принимаем Христа верой, Бог провозглашает нас праведными. Мы праведны не потому, что стали мгновенно освященными. Мы праведны потому, что заслуги Христа отнесены на наш счет. Бог рассматривает нас праведными во Христе, в то время как в самих себе мы все еще запятнаны грехом.

Суть этой идеи раскрывает известная формулировка Лютера: Simul justus et peccator — «одновременно праведник и грешник». Пока мы еще боремся с нашими грехами, мы праведны во Христе, через Христа и Самим Христом. Оправдание только верой означает оправдание только Христом.

Теперь понятно, что наше оправдание предшествует нашему освящению. Поскольку возрождение предшествует вере, а вера предшествует оправданию (логический приоритет), то оправдание предшествует освящению.

Исключительно важно осознать и четко представлять, что реальное возрождение отныне и навсегда производит веру. Если вера подлинная, то она, в свою очередь, отныне и навсегда приведет к оправданию. Если наше оправдание подлинно, оно отныне и навсегда приведет к освящению. Не может быть истинного оправдания без последующего освящения.

Здесь мы должны отметить некоторые существенные различия между возрождением и освящением. Возрождение — мгновенно и спонтанно. Наше понимание возрождения может прийти к нам постепенно, но действие, произведенное Святым Духом, — мгновенно. Никто не возрождается частично, не рождается свыше наполовину. Человек либо возрожден, либо невозрожден. Середины не бывает.

То же относится к оправданию. Никто не оправдан частично. В момент появления спасающей веры Бог немедленно объявляет нас праведными.

Освящение происходит иначе. Действительно, начинается оно в тот момент, когда мы оправданы, но это постепенный процесс, который продолжается всю нашу жизнь. Оправдание не производит полного освящения немедленно. Отсутствие видимых признаков начинающегося освящения, несомненных свидетельств о нем, говорит о том, что не было оправдания, веры и возрождения.

Второе ключевое различие между возрождением и освящением, касается процессов самих этих действий. Возрождение — монергично. Это исключительно деятельность Бога. Однако освящение — синергично. Оно вовлекает нас в сотрудничество со Святым Духом: «Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение. Потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению» (Флп. 2:12—13).

В этом тексте предлагается классическая идея синергизма. Мы видим два процесса в работе по спасению. Нас призывают к упорному труду «со страхом и трепетом». В то же самое время, нам обещано содействие Бога внутри нас.

Когда Святой Дух возрождает нас, Он не только воздействует на нас, чтобы изменить наши души, Он приходит и обитает в нас. Так, находясь в верующем, Дух продолжает осуществлять Свое влияние, поддерживая наше стремление к святости.

Здесь необходима предельная осторожность, как перед красным сигналом светофора, чтобы не впасть в опасную ересь, вирус которой, то там, то здесь, поражает евангелическое общество.

Обитая в нас, Святой Дух не становится нами. Ни в коем случае не следует себя обожествлять. Несмотря на то, что во мне пребывает Божественное Существо, я сам, благодаря этому, не становлюсь новым воплощением Бога. Даже среди наших современников встречаются учителя, которые утверждают, что если в человеке обитает Святой Дух, то он такое же воплощение Бога, каким был Христос. Имен этих «учителей» приводить здесь не буду, учитывая слишком еретический и святотатственный характер их концепции.

Работа Духа заключается в освящении человека, а не в его обожествлении. Бог не делает’ нас вечными, самодостаточными созданиями. Бог не создает другого бога. Что бы ни создал Бог — это Его творение, сотворенное же не может быть ни вечным, ни самодостаточным. Бог может сотворить бессмертное, но не вечное существо. Бессмертное создание будет обладать способностью жить вечно в будущем, но оно не вечно относительно прошлого.

Когда Бог-Святой Дух пробуждает нас к вере, которая дает нам оправдание, — мы в безопасности. Оправдание спасает нас от грядущего возмездия. В момент нашего оправдания, как об этом писал Мартин Лютер, мы целы, но не невредимы. Лютер привел здесь аналогию с таким медицинским заключением: жизнь больного в безопасности, но симптомы болезни еще наблюдаются. Однако с освящающей благодатью, нам дают лекарство, которое нас полностью восстанавливает.

О. П. Джиффорд предложил следующую иллюстрацию для описания процесса освящения: «Пароход с повреждением в машинном отделении можно быстро отбуксировать в порт и поставить в док. Он цел, но поврежден. Ремонт может длиться долго. Христос предусматривает, что мы будем как целы, так и невредимы. Оправдание дарит первое — целость; освящение дает второе — невредимость».

В наши дни между христианами возник спор о том, можно ли принимать Христа как Спасителя, игнорируя Его как Господа. Эта дихотомия Спаситель-Господь настолько же далека от библейского понятия оправдания-освящения, как мертвый от спящего. А. А. Ходж однажды заметил: «Кое-кто, считающий себя христианином, принявшим Христа для освящения, нередко жестоко заблуждается на этот счет».

Для того, кто принимает Христа как Спасителя и в то же время не признает, отвергает или игнорирует Его как Господа, не может быть оправдывающей веры. Хотя мы можем различать атрибуты Иисуса как Спасителя и Господа, нам ни в коем случае не следует разделять их. Принять Христа верой — это принять Христа целиком.

И, опять-таки, различая работу Святого Духа по возрождению и освящению, необходимо помнить о неразрывной связи между этими понятиями. Мы возрождены в веру, в оправдание и в освящение. А. X. Стронг пишет:

«Работа Бога открывается и сопровождается осознанной и добровольной деятельностью верующего, который старается обнаружить и искоренить свои греховные желания, чтобы принести всего себя в послушание Христу соответственно требованиям Его Слова».

Освящение рождает движение. Обычно мы называем это духовным ростом. Временами это движение напоминает два шага вперед и шаг назад. Мы говорим, что «впадаем в искушение», когда скользим и падаем в нашем духовном продвижении. И все же итог освящения — это рост, возрастание, пусть постепенное, временами мучительно медленное, но тем не менее — движение. Нет христианина духовно мертворожденного. По этому поводу Стронг цитирует Хораса Бушнелла:

«Если бы звезды не двигались, они бы сгнили на небе. Сидя на велосипеде, человек должен либо ехать, либо не ехать. Значительная часть освящения заключается в формировании собственных привычек, таких, как чтение Писания, тайная молитва, посещение церкви, благовествование и благотворительность».

Мне нравится сравнение с велосипедом, приведенное Бушнеллом. Чтобы на велосипеде удерживать равновесие, необходимо постоянно крутить педали. Как только велосипед внезапно останавливается — спасти от падения могут только достаточно длинные ноги, достающие до земли. Я научился ездить на велосипеде, когда мои ноги не были столь длинны, чтобы достать до земли во время остановки, и, проанализировав мысленно дорогу, я раскладывал матрац на месте остановки для смягчения падения в конечной точке маршрута.

В процессе освящения преображаются наш разум, нравственность, совесть и сила воли.

Изменения в нашей жизни, которые производит освящение, — это результат, внешнее проявление внутренней работы. Наше внешнее поведение свидетельствует о состоянии нашего сердца и ума.

Святой Дух работает над нашими умами и сердцами, и в нас закладываются предпосылки трех важных изменений.

Происходит перемена в нашем сознании. Дух пробуждает в нас новое сознание. Слушая внимательно Божье Слово, мы по-новому осознаем Божьи дела. Мы родились заново — и все становится новым. Мы получаем духовную интуицию:

«Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, соображая духовное с духовным. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божьего, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может. Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов» (1 Кор. 2:12-16).

Чтобы иметь ум Христов, нужно думать, как Он. Утверждать то, что Он утверждает, и отрицать то, что Он отрицает. Любить то, что Он любит и ненавидеть то, что ненавидит Он.

С изменением нашего мышления освящение начинает набирать глубину. Мы осознаем новую перспективу, совершенно новую систему ценностей.

Однако недостаточно просто знать истину, нужно поступать по истине. Для этого осознание должно достичь определенного уровня, который мы называем убежденностью.

Святой Дух работает не только, чтобы дать нам осознание истины, но и для нашего убеждения в истине. Он обличает нас в грехе и назидает в праведности. Я могу думать, например, что воровать плохо. Но если это понимание в моем уме расплывчато и слабо, то изменение моего поведения маловероятно.

Ибо на каждую раскрываемую Богом истину находится ложь, которая атакует ее. Мы можем сознавать, что разврат — это грех. Однако в нашем обществе настолько громко и настойчиво заявляют, будто это нормально и в порядке вещей, что наша решимость быть целомудренными ослабевает. Чтобы противостоять соблазнам нашего общества, необходимо иметь непоколебимое убеждение в греховности греха.

Изменение поведения становится разительным, когда мы переходим от стадии осознания к твердому убеждению, и достигает апогея, когда изменяется наша совесть.

Совесть человека — мощный, но подверженный изменениям механизм. Ее называют «внутренним голосом» Бога, своего рода судьей, который либо обвиняет, либо оправдывает нас. Совесть служит монитором нашего поведения. Однако проблема в том, что наша совесть может быть как сверхчувствительна, так и весьма бесчувственна к Божьему Слову.

Согрешая, мы притупляем нашу совесть и лукавим, заглушая обвинения внутреннего голоса.

Одни с пеной у рта доказывают, что аборт это чудовищное зло, а другие заявляют о том, что это морально оправдано. Человек, обманывающий в школе или на работе, придумывает себе хитросплетенное оправдание. Так, Гитлер, безусловно, находил моральное оправдание акциям массового уничтожения. Далеко не все скажут прямо: «Я знаю, что совершаю зло, но не могу остановиться, так как это доставляет мне удовольствие».

Мы соглашаемся, что некоторые поступки греховны, но настаиваем на том, что грех в них минимален и непреднамерен. Иногда добавляем как всеобъемлющее извинение: «Во всяком случае, моя совесть чиста в данном случае», — как будто признание в преступлении извиняет само преступление.

Крайне редко мы признаем и осознаем тяжесть нашего греха. В нашем исповедании греха недостает глубокого убеждения.

Через пророка Иеремию Бог обвинял Израиль и говорил, что он заблуждается, считая себя безгрешным перед Ним: «Говоришь: «так как я невинна, то верно гнев Его отвратится от меня». — Вот, Я буду судиться с тобою за то, что говоришь: «я не согрешила» (Иер. 2:35).

Иеремия писал об Израиле: «У тебя был лоб блудницы, — ты бросила стыд» (Иер. 3:3). Постоянно греша, подобно блуднице, Израиль утратил способность испытывать стыд. Грех Израиля влечет за собой смертельный результат: притупление совести. Блудница сжилась со своим грехом до такой степени, что могла грешить, не испытывая больше чувства вины. Она заставила замолчать голос совести. Ее совесть начала оправдывать грехопадение, вместо того чтобы обличать его.

Хорошая совесть — это совесть, которая научена Святым Духом через Божье Слово. Когда мы ясно понимаем Божью истину и твердо в ней убеждены, тогда Властелин совести начинает направлять нас к праведности. Духовно зрелая совесть щепетильна. Она не позволяет делать то, что разрешает плоть.

Совесть христианина должна быть чутка к Божьему Слову. Это не тиран, который парализует нас ужасным чувством вины. Если она прониклась Божьим Словом, то это здоровая совесть. Мы почувствуем вину, если будем действительно виновны. Это настолько же важно для духовного здоровья, как ощущение боли — для физического. Боль — признак болезни. Если мы потеряем способность испытывать боль, то у нас исчезнет охранная сигнализация, предупреждающая о серьезном заболевании.

Сверчок сказал Пиноккио: «Всегда позволяй твоей совести руководить тобой». Но совесть плохой советчик, если она притуплена и не согласуется со Словом Божьим. Совсем другое дело, если, как у Лютера, наша совесть напитана Божьим Словом.

От познания истины Дух ведет нас к уверенности в Слове Божьем. В результате Дух очищает нашу совесть, приводя нас в соответствие с образом Христа. Это и есть цель освящения, конечная точка, к которой стремится Святой Дух внутри нас.

Р.Ч. Спроул,
Цел и невредим, благодаря Духу Святому,
«Тайна Святого Духа», Изд-во Мирт, Санкт-Петербург, 1999.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*