Российские топ-менеджеры стесняются своих неоправданно высоких доходов, но как-то робко.

топ3Кстати, стесняются они и неравенства: средний доход члена правления государственной компании превышает средний заработок рядового сотрудника в 50 – 300 раз.

Ольга Дорохина, Евгений Козичев, Михаил Малаев, Ольга Шкуренко.

Владислав Жуковский, экономист, член президиума Столыпинского клуба: «Первое и самое главное, что нужно знать о зарплате топ-менеджеров госкомпаний: сказки, что им вынуждены платить рекордные заработные платы и премии, которые исчисляются миллиардами рублей ежегодно, якобы для того, чтобы они не ушли в частный сектор, зарубежные компании. Эта точка зрения — в некотором виде манипуляция общественным мнением. Чиновники, ставшие госменеджерами, никому не нужны за рубежом — не было ни одного прецедента. Во-вторых, нужно понимать, что у нас заработная плата, оклады и бонусы топ-менеджеров не привязаны к эффективности производительности труда в компании. Например, чистая прибыль «Газпрома» упала в разы, выручка сокращается, но при этом члены правления по-прежнему получают рекордные суммы. А формальное незначительное понижение в заработной плате связано с тем, что стало совсем тяжело с деньгами в экономике и общественное мнение давит, поэтому решили сделать некую хорошую мину в плохой игре, выпустить пар и разрядить обстановку».

В 2014 году глава «Роснефти» Игорь Сечин подал иск к журналу Forbes, который оценил его доход по итогам 2012 года в $50 млн. Савеловский суд Москвы встал на сторону господина Сечина, обязав журнал опровергнуть эту информацию как не соответствующую действительности.

В августе 2014 года глава ОАО РЖД Владимир Якунин в своем блоге заявил о том, что не обязан публиковать информацию о своих доходах, отметив, что как руководитель госкомпании подает «данные о своих доходах в налоговую инспекцию и в правительство». Он добавил, что публикация «несет определенную угрозу» членам его семьи. В январе 2015 года глава РЖД заявил, что согласен подчиниться соответствующему распоряжению правительства. Позже он сообщал, что его зарплата составляет 4 млн руб. в месяц. Официально раскрыл годовой доход уже его преемник Олег Белозеров.

В ноябре 2016 года Генпрокуратура заявила, что премия главы «Почты России» Дмитрия Страшнов по итогам 2014 года (95,4 млн руб.) начислена незаконно и должна была составить не более 3,2 млн руб. В СК РФ были направлены материалы о возбуждении дела о злоупотреблении полномочиями. В защиту господина Страшнова выступили в Минкомсвязи, заявив, что вознаграждение было обоснованным. По данным пресс-службы «Почты России», с начала 2016 года по настоящее время оклад Дмитрия Страшнова составляет 307 тыс. руб. в месяц без надбавки за допуск к сведениям, составляющим гос. тайну (50% от ежемесячного оклада), а также оплаты за командировочные дни и отпускных. Годовые премиальные вознаграждения по итогам 2015 и 2016 годов не выплачивались.

В 2016 году ежегодная публикация рейтинга зарплат топ-менеджеров Forbes вышла без указания суммы вознаграждения президента ВТБ Андрея Костина. Это объяснялось тем, что «группа ВТБ до момента публикации материала не предоставила данные о ключевых руководящих сотрудниках, на которых распределяется общее вознаграждение». Как писала газета «Ведомости», журналисты заподозрили владельца выпускающей российскую версию журнала группы ACMG Александра Федотова во вмешательстве в редакционную политику. В январе главред журнала Николай Усков назвал отказ публиковать размер зарплаты главы ВТБ «своим личным решением».

Михаил Жуков, генеральный директор HeadHunter: «За прошлый 2016 год – год кризиса нашим топ-менеджерам точно ничего не грозит, потому что с учетом выплат по премиям, отпускных и командировочных их доходы точно не упали. Как будет в следующем году, сказать сложно, но по крайней мере в этом году снижение зарплат не повлияет на их совокупный доход. Вполне возможно, что такие действия руководства компаний — чисто демонстративное решение, реакция на сообщения прессы об уровнях доходов топ-менеджеров, которые явно раздражали население России, получающее сильно меньше».

«Коммерсантъ» от 16.02.2017.

Добавить комментарий