Сегодняшние мифы вокруг российского высшего образования.

Татьяна Клячко.

учеба1Соболевская Ольга.

В дискурсе о высшем образовании в России воспроизводится немало сильных преувеличений. Так, принято утверждать, что на вузы госбюджет тратит огромные деньги и что в стране слишком много студентов. Часто говорится и о том, что выпускники вузов сплошь работают не по специальности и что работодателям нужнее персонал со средним профессиональным образованием. Татьяна Клячко в журнале НИУ ВШЭ «Демоскоп Weekly» опровергла эти идеи с помощью простой статистики.

В общественном сознании циркулирует представление о том, что массовое высшее образование слишком дорого обходится бюджету: мол, денег уходит много, а качество подготовки не растет. В таком контексте часто педалируется мысль о том, что студентов в стране слишком много, но в итоге выпускники вузов работают не по специальности. Для убедительности принято подкреплять эти суждения аргументом от лица работодателей: они недовольны знаниями дипломированной молодежи и якобы охотнее нанимают работников со средним профессиональным образованием (СПО). Выдвигая эти соображения, критики высшей школы подводят аудиторию к выводу о неэффективности вузовской системы и необходимости сокращения ее финансирования.

Между тем, если вооружиться цифрами, окажется, что многие из названных представлений – преувеличения, доказала директор Центра экономики непрерывного образования (ЦЭНО) РАНХ и ГС Татьяна Клячко в статье «Высшее образование: больше, лучше или дешевле?», опубликованной в журнале «Демоскоп Weekly». В исследовании эксперт опирается на данные Росстата и опрос ЦЭНО, проведенный летом 2015 года, среди сюжетов которого были уровень требований работодателей к персоналу и оценка подготовки вчерашних выпускников. «Учим мы теперь за бюджетные средства студентов вузов меньше, чем в советское время, выпускники работают преимущественно по специальности, работодатели нанимают сотрудников с высшим образованием, хотя говорят, что хотят со средним профессиональным», – излагает итоги исследования Татьяна Клячко.

Если предприятие успешное, то работодатели довольны базовым образованием персонала, продолжает эксперт. Если же предприятие в упадке, то и работников оно получает похуже. Успешных предприятий в России не так много, отсюда и засилье идей о низком качестве подготовки в вузах, поясняет Клячко. Между тем, переподготовку на рабочем месте «еще никто не отменял», добавляет она.

Высшее образование в России не тотально

Во многих развитых странах от 70% до 90% молодежи имеет высшее образование. Рекордсмены по доле возрастной когорты, поступающей в вузы, – Южная Корея (96%) и Финляндия (94%). В Германии и Великобритании показатели намного скромнее: 48% и 59% соответственно. Россия по этому показателю (76%) оказалась в одном ряду с Норвегией, Австралией и Литвой (75-76%), несколько отстав от США, Дании и Греции. Таким образом, рассуждения о «тотальности» высшего образования в России – явное преувеличение.

Идеи о том, что «высшего образования в стране слишком много», возникли к началу XIX века в связи с быстрым численным ростом студенчества, но уже тогда они были явной натяжкой. В 2000 году, по данным Росстата, в вузах России обучалось 4,7 млн студентов, из них лишь 2,6 млн – на бюджетной основе. Это меньше, чем в РСФСР в 1990 году, когда этот показатель достигал 2,8 млн человек, пояснила эксперт.

Пик численности студенчества – 7,5 млн человек – в России и правда наблюдался, он пришелся на 2008 год. Но едва ли это колоссальная цифра. Кроме того, 2008 год стал и точкой перелома: с этого времени число студентов из-за демографических факторов (последствий провала рождаемости 1990-х годов) начало быстро убывать. В 2014 году в российских вузах училось 5,2 млн человек, из них лишь 2 млн – за счет бюджета.

До 2021 года студенческий контингент в России будет и далее убывать – до 4,1 – 4,2 млн человек. К 2025 году, по самым оптимистичным оценкам, в вузах страны будут учиться 4,4 млн студентов, то есть меньше, чем в 2000 году (4,7 млн), пишет Татьяна Клячко.

На высшее образование идет не так много денег

Эксперт развенчивает и миф о чрезмерной дороговизне высшего образования для страны. Вот пример экономии: с 2011 по 2014 год число бюджетных мест в российских вузах сократилось на 15,5%, хотя с каждым годом в вузы поступает все большая доля выпускников школ. Прием «на бюджет» долго был стабильным, но стал сокращаться в силу все тех же демографических причин и в силу политики повышения финансирования бюджетных мест. Но в 2015 году Минобру пришлось увеличить бюджетный прием, поскольку уже в 2014 году бюджетный контингент вузов достиг законодательно установленного минимума. Сегодня закон «Об  образовании в Российской Федерации» гласит, что на бюджетной основе должно учиться не менее 800 человек на 10000 человек населения в возрасте 17-30 лет.

Вопрос, сколько в целом тратится бюджетных средств на образование, тоже острый. В последние годы финансирование высшего образования росло, но в 2015 году оно было сокращено при корректировке федерального бюджета. Если считать по текущему валютному курсу, то в прошлом году на высшее образование тратилось около 7,9 млрд долларов, отметила Татьяна Клячко. «Это финансирование одного ведущего университета США», – говорит она.

Но главный упрек – это падение качества высшего образования на фоне якобы большого финансирования. Но и это преувеличение. Объективных данных о падении качества вузовского образования нет, пишет эксперт, а субъективные оценки – и есть субъективные. И даже баллы ЕГЭ («качество приема» в вуз) по разным предметам – например, гуманитарным и техническим – несопоставимы. «Кроме того, какие студенты в советское время учились во многих технических вузах, мы не знаем, но понятно, что не всегда хорошие, – пишет Клячко. – Если мы считаем, что в СССР была неэффективная экономика, то вряд ли в нем было уж очень эффективное высшее образование». Наконец, по сравнению с прошлым веком изменились представления о том, что такое качественное образование.

Кто нужнее работодателям?

Эксперт опровергает и представление о предпочтениях работодателей, которые якобы хотели бы брать на работу персонал с СПО, а «вынуждены» принимать людей с высшим образованием.

Российская экономика до последнего времени ценила работников с высшим образованием, напоминает Клячко: их средняя зарплата в 2013 году была почти в 1,67 раза выше средней зарплаты работников, закончивших только среднюю школу. Это «премия» за образование – отношение зарплаты работников с профессиональным образованием соответствующего уровня к зарплате работников со средним общим образованием. Средняя же зарплата персонала с СПО была лишь на 2-4% выше средней зарплаты работников, закончивших только школу (рис.3).

Показательно, что около 35% выпускников учреждений СПО поступали в последние годы в вузы сразу после выпуска, а еще столько же делали это в течение пяти лет с момента окончания учебы. «Работодатели, которым вроде бы так не хватает специалистов с СПО, почему-то не поднимают зарплату этим работникам, что свидетельствовало бы об их дефиците», – добавляет Клячко.

Выпускники вузов часто работают по профилю

Смена специальности – еще один упрек в адрес недавних выпускников вузов. Факты его опровергают. В 2013 году работали по полученной специальности 95% выпускников медвузов, 66,5% окончивших педвузы, 84,4% имеющих специальность, связанную с авиацией, 83,5% выпускников по специальности «информатика».

Работа почти 80% выпускников, получивших знания по специальности «геодезия», «культура», «энергетика», «оружие», «морская техника», связана с университетским образованием. В среднем по исходному профилю трудились свыше 65% выпускников вузов – по сравнению с 55% выпускников учреждений СПО.

Оценка качества подготовки образования работников

Исследователь также развенчивает миф о сплошном недовольстве работодателей уровнем подготовки молодого персонала с высшим образованием. У специалистов и управленцев, по мнению работодателей, довольно высокий уровень подготовки, показал опрос ЦЭНО (исследование проводилась по предприятиям ИКТ, энергетики, транспорта и связи). На успешных предприятиях уровень базовой подготовленности специалистов и управленцев – выше 95%, а рабочих кадров – около 70%. На неуспешных же предприятиях оценки базовой подготовленности много ниже. Но если для специалистов и управленцев этот уровень все же приличный и превышает 70%, то для рабочих оценки — менее 53%.

В высшем образовании, несомненно, проблем немало, «но они точно проистекают не от того, что вузы получают слишком большое бюджетное финансирование», подводит итоги исследования Татьяна Клячко.

iq.hse.ru


Подписаться на RSS

One Response

  1. Мифы нужны только лодырям и неспособным к обучению, чтобы не очень
    переживать, что у них нет высшего или среднего спецобразования.
    А так всё хорошо, прекрасная маркиза.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*