Человек, который вылепил Трампа-президента.

политрукВашингтонский политрук: чем известен главный политический советник Трампа.

Николай Зубов

Бывший моряк, бывший демократ, бывший банкир, убежденный противник истеблишмента Стив Бэннон привел Дональда Трампа к победе. Теперь он главный политический стратег президента и едва ли не второй самый влиятельный человек в США. Но именно его популизм может серьезно повредить Дональду Трампу.

Дональда Трампа называют «человек—конституционный кризис». За месяц, прошедший с его вступления в должность, он поссорился с прессой, с разведывательным сообществом и с судебной ветвью власти. Его первая серьезная инициатива — попытка ограничить въезд в США граждан, которые могут представлять реальную угрозу безопасности страны, вызвала всемирный скандал. Тем временем сам президент как будто и не побеждал на выборах. Его манера общения с внешним миром никак не изменилась. Он продолжает уезжать из ненавистного Вашингтона при первой возможности, общается с гражданами и прессой, как если бы еще вел предвыборную кампанию, и не вылезает из Twitter, вынуждая мудрых и правильно подобранных помощников — вице-президента, госсекретаря, министра обороны — объяснять, что именно президент имел в виду и почему это не так страшно, как кажется.

В Вашингтоне многие уверены, что все, происходящее в Белом доме,— результат деятельности одного человека. Пожалуй, самого влиятельного во всей команде Трампа. Его зовут Стив Бэннон. Он — главный политический советник и стратег президента, человек, приведший Трампа к власти. Он — идеолог Движения чаепития и гордость всех правых борцов с истеблишментом. Его взгляды многим могут показаться чудовищными.

И очень многие считают, что если у Трампа не получится стать настоящим президентом, то виновен будет в этом именно Стив Бэннон.

Самый влиятельный человек в окружении Дональда Трампа любит рассказывать о том, как он пришел к нынешним своим ультраправым взглядам. «Я сам из простой рабочей американо-ирландской католической семьи сторонников Кеннеди, демократов и профсоюзов. Меня даже политика всерьез не интересовала, пока я не увидел, что творит Джимми Картер. Что он просрал все, что мог»,— рассказывал Бэннон журналистам после того, как встал во главе предвыборного штаба Трампа. С Джимми Картером он не был знаком, зато с его самым знаменитым фиаско — очень даже хорошо.

Сразу после колледжа Бэннон записался в военные моряки и прослужил четыре года на военном корабле. Его служба совпала по времени с захватом в Тегеране американского посольства и попытками тогдашнего президента-демократа Джимми Картера освободить американских дипломатов-заложников. Более того, корабль Бэннона был отправлен в Персидский залив в рамках операции по освобождению заложников. Операция провалилась. Бэннон возненавидел Картера, и его кумиром стал Рональд Рейган.

В политику Бэннон однако не пошел, а отправился доучиваться. У него два диплома — Джорджтаунского университета (специальность «национальная безопасность») и Гарвардской школы бизнеса, которую он закончил в 1983 году. Его самой серьезной проблемой был его возраст. Гарвард он закончил в 29 лет, ему было поздно идти стажером в крупную компанию. Бэннон получал отказ за отказом. Очередной такой отказ он готовился получить и на рекрутинговой встрече с представителями банка Goldman Sachs. Пока вся молодежь активно привлекала к себе внимание сотрудников знаменитой финансовой корпорации, Бэннон стоял в сторонке и разговаривал о бейсболе и своей службе на флоте с двумя, как ему казалось, такими же неудачниками, как и он сам. Его собеседников, как он позже узнал, звали Джон Вайнберг-младший (его отец руководил банком в то время) и Роберт Каплан (тогда — один из партнеров и топ-менеджеров банка). Когда после встречи их подчиненные, рассмотрев кандидатуру Бэннона, готовились отправить его заявку в корзину (военный моряк, да еще и старый), Вайнберг-младший заметил, что Бэннон будет работать в банке: «Мы с ним потрепались, он отличный парень». Каплан кивал в знак поддержки.

Так Бэннон оказался в одном из самых престижных финансовых учреждений Соединенных Штатов и всего мира, где выбрал инвестиционное направление, которое другие в то время оставляли без внимания. Он переехал в Калифорнию и на какое-то время стал едва ли не главным экспертом банка по медийным проектам. Потом он и вовсе ушел, основав свой собственный банк Bannon & Co., специализировавшийся исключительно на инвестициях в массмедиа всех типов. В 1998 году он с прибылью продал свой банк французам из Societe Generale и занялся продюсерской деятельностью как в США, так и за ее пределами.

Именно тогда, говорил Бэннон позже, он и стал по-настоящему убежденным противником Вашингтона — как демократов, так и республиканцев.

Вернувшись в США после нескольких лет управления азиатскими компаниями, Бэннон, по его собственным словам, разочаровался и в республиканцах. «Буш все сумел испоганить не хуже Картера»,— говорил он. Единственным республиканцем, которого он продолжал чуть ли не боготворить, оставался Рональд Рейган. О его победе в холодной войне он снял фильм (Бэннон спродюсировал немало фильмов, в том числе и «Тита» с Энтони Хопкинсом в главной роли). После премьеры к нему подошел какой-то человек, обнял его, поздравил с великолепным фильмом и пригласил поговорить. Так, в 2004 году Бэннон познакомился со знаменитым Эндрю Брейтбартом, основателем онлайн-агентства Breitbart News, которое идеально подходит тем, кто считает Fox News слишком сдержанными и либеральными. Бэннон сделал блестящую карьеру в Breitbart. Сам Брейтбарт называл его «Лени Рифеншталь Движения чаепития».

После смерти Брейтбарта Бэннон возглавил агентство и ушел из него только после того, как решил принять участие в предвыборной кампании Трампа. Многие считают, что именно Бэннон сделал Трампа президентом. Еще во время работы на Брейтбарта он четко и определенно знал то, что сам Трамп лишь чувствовал: что нужно разуверившимся в политиках избирателям, которых не устраивает то, как они живут, и которые хотят перемен.

После выборов главу избирательного штаба победившего кандидата ждет обычно или хорошая государственная должность, или совершенное забвение. Бэннон получил нечто третье.

Формально он не занимает никакого государственного поста. Тем не менее сомнений в его безусловном влиянии нет никаких. Трамп назначил его в целый ряд президентских советов, фактически приравняв должность политического советника к должностям госсекретаря, министра обороны и главы национальной разведки. Он участвует в подготовке всех документов, которые подписывает Трамп, и, похоже, ответственен за все проколы нового президента.

Так было в истории с якобы сомнительными связями Трампа и его команды с Россией. Breitbart News вот уже несколько лет выступает за дружбу с Москвой. И все последующие скандалы, связанные с предполагаемой ролью России в предвыборной кампании Трампа, безусловно, одно из последствий участия в этой кампании самого Бэннона. В ссоре президента с прессой и разведсообществом также есть заслуга Бэннона.

Еще до выборов он использовал методы Breitbart и убеждение своего покойного ментора в том, что людям надоели традиционные СМИ и традиционная подача новостей, для того чтобы почти вовсе исключить обычные газеты, журналы, телеканалы из числа средств донесения идей Трампа до избирателей.

Сейчас Трамп продолжает заниматься тем же самым — разговаривает с избирателями и гражданами поверх The New York Times и CNN. Наконец, говорят эксперты, президентский указ о запрете на въезд граждан некоторых стран вполне можно было представить таким образом, чтобы он не вызвал уж очень серьезных протестов. В качестве примера эти эксперты показывают почти безболезненное представление судьи Нила Горсача на должность члена Верховного суда США. Номинация судьи-консерватора должна была вызвать бурю, но не вызвала. Более того, даже сами демократы вынужденно признают, что им, кроме сугубо личных взглядов судьи Горсача, нечего ему предъявить.

Столь заметная разница объясняется просто: если указ президента об иммиграции готовила команда Бэннона, то кандидатуру Горсача подбирала команда главы администрации Белого дома Райнса Прибуса, главного конкурента Бэннона за влияние на Трампа. Прибус — представитель истеблишмента, он умеет и любит играть по правилам, и ему очень важно, чтобы задача была выполнена. Бэннон же, похоже, готов пожертвовать целью, если в процессе ее достижения можно будет взорвать все и вся в Вашингтоне. Один из его бывших коллег по Breitbart говорит: «Если (в Вашингтоне.— «Власть») взрыв или пожар, то Стив, возможно, где-то рядом. Со спичками».

«Коммерсантъ Власть» №8 от 04.03.2017.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*