И все же он был агентом влияния НКВД.

хэмиСМИ выяснили подробности вербовки Хемингуэя агентом НКВД.

Зимой 1940-1941 годов в Нью-Йорке советский разведчик Яков Голос завербовал Эрнеста Хемингуэя для агентурной работы. Так начинается статья в американской The Daily Beast. Подробности о вербовке американского писателя и его работе на НКВД рассказывает Николас Рейнольдс, автор книги «Писатель, моряк, солдат, шпион: секретные похождения Эрнеста Хемингуэя».

Как утверждается, Голос был в своих кругах не менее легендарным, чем автор романа «По ком звонит колокол». Этот старый большевик, всю жизнь посвятивший революции, пешком сбежал из Сибири в Китай и поселился в нижней части Манхэттена, где стал одним из основателей Коммунистической партии США и ключевой фигурой советского шпионажа на восточном побережье. В день вербовки он действовал от имени НКВД, предшественника КГБ. Голос доложил в Москву: «Уверен, что он будет сотрудничать с нами и сделает все, что может».

«Советы воспринимали Хемингуэя как журналиста. Он уже был одним из самых знаменитых писателей в мире, и его круг знакомств простирался от европейских столиц до Белого дома. Его третья жена, Марта Геллхорн, была одной из протеже Элеоноры Рузвельт.  Однажды летом 1937 года Геллхорн смогла организовать для писателя и агента Коминтерна вечер с президентом и госпожой Рузвельт. Сначала они смотрели The Spanish Earth («Испанская земля») — документальный фильм, выпущенный Хемингуэем и нидерландским режиссером-коммунистом Йорисом Ивенсом, а затем обсуждали внешнюю политику. Хемингуэй и Ивенс попытались (безуспешно) убедить Рузвельта отказаться от политики нейтралитета», — переводит статью InoPressa.

Согласившись работать на НКВД в 1940 году, Хемингуэй не нарушил законы своей страны о шпионаже. Однако он попал (хотя бы теоретически) под действие «закона о регистрации иностранных агентов», требующего регистрации агентов иностранных держав.

Хотя он и не стал великим шпионом НКВД, он годами продолжал придерживаться просоветской точки зрения. В 1940 году в ней было больше смысла, чем в 1945-м, когда американские и советские интересы стали явственно отдаляться друг от друга, подготавливая холодную войну, указывает журналист. Например, в 1948 году он поддержал оптимистичный взгляд на советскую империю прогрессивного кандидата в президенты США Генри Уоллеса, разделив его мнение, что у двух великих держав больше сходств, чем различий, и заявлял, что они должны иметь дело непосредственно друг с другом, не придавая большого значения государствам Старого Света вроде Великобритании и Франции.

The Daily Beast приводит эту историю как иллюстрацию методов российских спецслужб, которые, начиная с НКВД, прикладывали массу усилий, чтобы собирать информацию и оказывать влияние на определенные круги в США. «Дело Хемингуэя напоминает о том, что стоит внимательно относиться к тем случаям, которые нельзя определенно отнести к прямому шпионажу или торговле влиянием. Последствия таких случаев тоже могут подорвать американские институты, только более тонкими способами. Американские интересы и интересы других стран иногда пересекаются, но редко бывают идентичными. В вопросах национальной безопасности почти невозможно служить двум господам, и даже тень конфликта интересов может оказаться губительной, что демонстрирует молодая администрация Трампа», — говорится в статье.

Добавим, утверждения по поводу того, что Хемингуэй был двойным агентом, всплывают в прессе не впервые. Об отношениях писателя с разведкой СССР был снят документальный фильм «Жизнь и смерть агента Арго».

newsru.com


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*