Коррупционный рынок России работает как часы: меры ужесточились – размер взятки вырос на 75%.

коррупНачальник ГУЭБиПК МВД России об основных приоритетах экономической полиции

ГУЭБиПК МВД России Справка

Службе экономической безопасности МВД исполняется 80 лет. Накануне начальник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД РФ генерал-майор полиции АНДРЕЙ КУРНОСЕНКО рассказал “Ъ”, за счет чего можно свести коррупцию к минимуму, сколько похищенных средств полицейским удалось вернуть в бюджет и как изменилась кадровая работа в главке после возбуждения нашумевшего дела полковника Захарченко.

— В последние годы в центральном аппарате МВД, в подразделениях министерства проходили серьезные структурные преобразования, менялась численность сотрудников. На работе ГУЭБиПК это сильно сказывалось?

— Начиная с 2011 года подразделения экономической безопасности и противодействия коррупции были сокращены более чем на 25%, сейчас их численность по всей стране составляет около 19 тыс. сотрудников. Конечно, руководству главка приходилось реагировать на происходившие изменения, организовывать работу таким образом, чтобы сокращения не сказывались на ее качестве. Были определены приоритетные направления, на которых мы и сосредоточили основные усилия: финансово-кредитная система, бюджетная сфера, потребительский рынок, ЖКХ, оборонно-промышленный, топливно-энергетический и агропромышленный комплексы. Результаты есть: в 2016 году подразделениями службы было выявлено 69 тыс. преступлений экономической направленности, размер установленного материального ущерба по уже оконченным уголовным делам составил 298 млрд руб.— на 37% больше, чем годом ранее, обеспечено возмещение ущерба на сумму более 108 млрд руб.— рост за год на 23%.

— Сейчас одно за другим возбуждаются крупные коррупционные дела, фигурантами которых становятся чиновники самого высокого ранга. Как ваши сотрудники задействованы в таких расследованиях?

— По статистике в прошлом году нашими сотрудниками было выявлено около 70% от числа всех преступлений коррупционной направленности в стране — почти 19 тыс. При этом у главка появилась возможность сосредоточить усилия именно на выявлении и привлечении к уголовной ответственности чиновников, чья противоправная деятельность оказывала серьезное влияние на оперативную обстановку в регионе или отрасли. Этому способствовало внесение в июле прошлого года изменений в законодательство, установивших уголовную ответственность за мелкое взяточничество и мелкий коммерческий подкуп. По новым статьям 291.2 и 204.2 Уголовного кодекса к ответственности по упрощенной форме привлекаются лица, получившие незаконное вознаграждение в сумме до 10 тыс. руб. В итоге число выявленных нашей службой коррупционных преступлений, совершенных в крупном и особо крупном размере, за год увеличилось на 21%, размер установленного ущерба по ним составил почти 43 млрд руб.

— А какой сегодня средний размер взятки?

— 328 тыс. руб., это на 75% больше, чем было в 2015 году. Но часто незаконные вознаграждения намного крупнее. Например, совсем недавно было возбуждено уголовное дело в отношении бывшего начальника управления расквартирования и строительства—заместителя начальника тыла главкомата внутренних войск МВД России. Он подозревается в незаконном получении двух гидроциклов и моторной лодки общей стоимостью 2,6 млн руб. от директора коммерческой организации за заключение государственных контрактов на строительство объектов внутренних войск на сумму более 2 млрд руб., а также содействие в сдаче выполненных работ и их приемке.

Об уровне должностных лиц, чьи коррупционные злоупотребления наши сотрудники раскрыли за последнее время, можно судить по серьезным реализациям службы экономической безопасности. В конце февраля в суд было передано дело бывшего заместителя губернатора Рязанской области Дмитрия Андреева. Сотрудники ГУЭБиПК и УЭБиПК УМВД России по Рязанской области установили факт получения чиновником от гендиректора сельхозпредприятия незаконного вознаграждения в виде подмосковной квартиры стоимостью порядка 4,5 млн руб., при этом документы на недвижимость были оформлены на его сына. Кроме того, по ходу расследования наши сотрудники выяснили, что от другого сельхозпроизводителя чиновник за общее покровительство и решение ряда вопросов получил Toyota Land Cruiser, ему также были оказаны услуги имущественного характера на общую сумму более 1,6 млн руб.

Отмечу, что с течением времени коррупционные схемы постоянно совершенствуются, появляются новые методы конспирации, видоизменяются предмет взятки и способы ее передачи. Все чаще используются так называемый удаленный доступ, офшоры, аффилированные через третьих лиц фирмы, различные электронные платежные системы, взятки в виде услуг нематериального характера, факты получения которых доказать гораздо сложнее.

— Недавно были ужесточены требования к проведению так называемых оперативных экспериментов. Труднее стало задерживать взяточников с поличным?

— Оперативный эксперимент — это важная составляющая нашей практической работы, тем более что нередко сотрудники, осуществляющие такие мероприятия, рискуют своей безопасностью. На самом деле речь идет о том, как правильно его организовать, чтобы исключить возможность фальсификаций и иметь четкие доказательства противоправной деятельности подозреваемого. Сейчас четко прописаны требования к проведению таких мероприятий, они закреплены и в уголовном законодательстве, и в наших внутренних ведомственных документах. В этом процессе все должно быть прозрачно. Например, необходимо наличие заявителя — потерпевшего, а само вымогательство взятки должно исходить непосредственно от заинтересованного должностного лица. Задача же правоохранительного органа, в данном случае наша,— задокументировать противоправные намерения взяточника. Добавлю, что в любом случае в дальнейшем следствие и прокуратура дадут оценку объективности, полноты и законности результатов проведенных нами мероприятий.

— Руководство страны требует дальнейшего усиления борьбы с коррупцией. Вы уже знаете, за счет чего это можно сделать?

— Прежде всего мы видим резерв в превентивных мерах борьбы с этим видом преступности. Нужно исключить саму возможность противоправных действий должностных лиц с использованием ими своего служебного положения и полномочий, поставить чиновника в такое положение, чтобы у него пропал интерес брать взятки. В этом направлении мы тесно взаимодействуем с Генпрокуратурой, Следственным комитетом, другими госорганами, участвуем в разработке федеральных законов, инициируем предложения по изменению законодательства.

Возьмем, к примеру, сферу госзакупок и государственных заказов. Нередки случаи, когда мы расследуем факты хищения средств, выделенных на конкретный проект, приходим к заказчику — представителю госорганизации, а он говорит: электронные торги были проведены формально правильно, вот документы, какие ко мне могут быть вопросы? При этом он даже не удосужился проверить предоставленные фирмой-исполнителем документы о наличии у нее необходимой для контракта техники и других ресурсов. Недавно была история, когда контракт на строительство огромного комплекса жилых зданий в одном из столичных районов выиграл бывший хлебозавод. Он ни одного дома ранее не построил, однако никого это почему-то не насторожило.

Поэтому мы считаем, что, возможно, сегодня законодательно необходимо возложить на должностных лиц персональную ответственность за конечные результаты принимаемых ими решений по распределению и расходованию госсредств и реализацию осуществляемых проектов. В таком случае у чиновника пропадет мотив лоббировать за незаконное вознаграждение интересы тех или иных структур. Тем более что нередки случаи, когда те или иные бизнесмены намеренно участвуют в аукционах по госзакупкам, тендерам на подряды с целью банального хищения бюджетных средств. А известная всем пословица «Копейка рубль бережет» должна стать руководством к действию тех руководителей, которые берут на себя такую ответственность.

Когда мы участвовали в расследовании, связанном с хищениями во время строительства Восточного, я изучал соответствующие документы. Там были факты, когда под один конкретный проект создавалась вертикаль из десятка подрядных организаций! И на каждом «этаже» из сметы урывали свой кусок бюджетных средств. В итоге непосредственным исполнителям денег не оставалось ни на проведение работ, ни на зарплату.

Из недавних примеров можно привести расследование, в ходе которого нашими сотрудниками была задокументирована растрата руководителями ООО «НТфарма» более 500 млн руб., выделенных на строительство в Ярославской области инновационного фармацевтического производства вакцин и лекарственных препаратов. При этом были установлены факты превышения должностных полномочий мэром Переславля-Залесского при выдаче предпринимателям разрешения на строительство завода в природоохранной зоне национального парка «Плещеево озеро».

В целом же в прошлом году сотрудниками ГУЭБиПК и территориальных подразделений было выявлено свыше 6,4 тыс. экономических преступлений в сфере освоения бюджетных средств, из них около 3,2 тыс.— коррупционной направленности. Во многих случаях имела место аффилированность чиновников с субъектами предпринимательской деятельности.

Записал Александр Голубев.

«Коммерсантъ» от 15.03.2017.

Добавить комментарий