Сибирь, любовь моя: подспудный конфликт между Россией и Китаем.

сибирьЖан-Пьер Гишар, Atlantico.

«В 1990-е годы территориальные конфликты, которые раздирали Китай и Россию в течение всего XIX и XX веков, казалось, были завершены. Однако возрождение китайского ирредентизма (одна из форм национализма, стремление к объединению нации в рамках единого государства. — Прим. ред.) должно вызвать у России большую обеспокоенность», — пишет экономист Жан-Пьер Гишар во французском издании Atlantico.fr.

«На севере Китай официально не имеет никаких территориальных претензий, в частности, к России, отношения с которой у него нормализовались с 1989 года, затем углубились после Шанхайского соглашения 1996 года, сосредоточенного на вопросах безопасности и касающегося ряда стран Центральной Азии. Последний спор был урегулирован около десяти лет назад путем уступки Китаю нескольких островков на Амуре неподалеку от Хабаровска», — говорится в статье.

«Тем не менее, остаются некие подразумеваемые притязания, связанные с историей. Уже во время разрыва отношений между «ревизионистским» Советским Союзом и Китаем Пекин требовал возврата территорий площадью 2 млн кв. км», — сообщает автор.

«Проникновение Китая в три северные страны (Россия, Монголия, Казахстан) происходит экономическими и демографическими методами, как легальными, так и нелегальными», — продолжает автор.

В Монголии, помимо внедрения китайских предприятий и покупок земли, самым опасным в долгосрочной перспективе представляется демографический фактор, говорится в статье.

В Казахстане, стране, наделенной огромными природными ресурсами, уже широко развернулся процесс экономической колонизации: полная или частичная покупка казахских предприятий (особенно в энергетической сфере), насаждение китайских предприятий, в частности, огромный проект образования свободной экономической зоны на границе с Китаем. Сюда же можно отнести широкомасштабный проект покупки миллиона гектаров земельных участков сельскохозяйственного назначения, которые должны быть освоены руками… китайских тружеников. Реализация этого проекта сейчас приостановлена, так как он вызвал бурю эмоций в стране, передает экономист.

«Политика Евразийского союза, проводимая Путиным и Назарбаевым, представляет собой встречный огонь, способный погасить пыл китайского вторжения», — комментирует Гишар.

«В России китайское проникновение многообразно. Многие китайцы поселяются, часто нелегально (власти порой закрывают на это глаза), в регионах, расположенных неподалеку от Китая; нередко они открывают торговые предприятия и женятся на русских женщинах… Теперь в больших городах появляются китайские рынки, служащие прелюдией к образованию «китайских кварталов». Многие китайские предприятия обосновываются вокруг Владивостока; существует даже проект долгосрочной аренды Китаем части города и порта. В то время как в целом население этих регионов стагнирует, а российское население даже переживает небольшой упадок, китайское население, пока еще довольно скромное, бурно растет. Казалось, Москва осознает опасность, которую все это представляет в перспективе, и принимает ряд мер, направленных на создание благоприятных условий для развития деятельности с использованием российских людских ресурсов, в частности, в области мелкого сельского хозяйства. Наконец, существуют серьезные контракты о сотрудничестве, обговоренные двумя государствами и крупнейшими фирмами двух стран в области энергетики, транспорта, разработки природных ресурсов Сибири. Даже здесь случается, что переговоры наталкиваются на то же препятствие: китайская сторона вместе со своими предприятиями намерена привнести капиталы, технологические разработки и рынки сбыта, но также — и в этом проблема — свою рабочую силу!» — утверждает автор публикации.

«Кремль осознает, какую угрозу представляет Китай в долгосрочной перспективе: по этой причине фактический альянс между двумя евразийскими гигантами может быть лишь временным», — уверен Гишар.

inopressa.ru

Добавить комментарий