Война выходит из моды, в обществе резко выросла чувствительность к человеческим жертвам.

перекуНаграда за мир в современных условиях становится все выше и выше.

Чем выше доходы современного человека, тем в меньшей степени он готов к тому, чтобы его страна вступила в войну. В России в последние десятилетия, как и во многих странах мира, снижается число граждан, готовых отдать жизнь за Родину. Совместное исследование Рональда Инглхарта и экспертов ВШЭ.

Директор проекта World Values Survey, научный руководитель Лаборатории сравнительных социальных исследований (ЛССИ) Высшей школы экономики Рональд Инглхарт на Апрельской конференции ВШЭ выступил даже вопреки тому, что ему пришлось задержаться в Америке. Свой доклад «Модернизация и снижение насилия: массовый базис «демократического мира»» он представил с помощью телемоста.

Жизнь дороже

Число людей, готовых отдать свою жизнь в войне за Родину, сокращается во всем мире. Эта тенденции, как рассказал, Р. Инглхарт, свойственна почти всему развитым странам за исключением Скандинавии. Так, например, в Швеции популярность службы в армии не снижается. «Но это особая ситуация, в данном случае, общество достигло такого уровня развития, что военные воспринимаются не как люди, нападающие или защищающие, а как миротворцы, носители особой миссии», – рассказал ученый. Даже в России, согласно исследованию, в период с начала 90-х по 2012 год, количество людей, готовых воевать, отстаивая интересы своей страны, сократилось на 15%.

Объяснить эту мировую тенденцию можно тем, что за последние десятилетия во многих государствах по мере развития демократических институтов произошел значительный сдвиг в сфере ценностных ориентиров. Выросла значимость каждого отдельного человека и его жизни. Как заметил ученый, все больше людей сегодня участвуют в протестных движениях, общественность становится более значимой. «Раньше, например, крестьяне были угнетаемым классом. Сегодня совсем другая ситуация. Крестьян называют фермерами, и они представляют собой силу, которая способна оказывать свое влияние на политику», – пояснил Р. Инглхарт.

Если говорить о ценности человеческой жизни, то ученый приводит в пример реакцию американцев на вторжение США в Ирак. «Публичная поддержка этого вторжения закончилась, когда количество убитых в его результате достигло 3000 человек. Во время II мировой войны столько людей гибло каждый три часа», – отметил ученый, уточнив, что в современном обществе значительно выросла чувствительность к человеческим жертвам. Ученый здесь отметил в качестве причины и демографические изменения. «Когда у вас 8-10 детей и один из них погибает, это одна ситуация, а когда гибнет единственный сын, это полная катастрофа», – говорит Инглхарт.

Воевать не выгодно

В современном мире, где люди научились выживать не только за счет аграрного производства, война становится устаревшим понятием. Раньше, например, угроза голода могла способствовать борьбе за землю, которая была конечным ресурсом. «Сегодня, в таких обществах, как, например, США, голод – нереальное явление. Напротив, многие люди теперь страдают от переедания», – заметил Р. Инглхарт. По его словам, исследования показывают: чем выше уровень жизни и доходы людей, тем негативнее они воспринимают такое явление, как война, которая в современных условиях становится все менее выгодной, поскольку страны растут и развиваются далеко не за счет географической экспансии.

Ученый привел в пример такие государства, как Германия и Япония, которые за последние десятилетия, имея небольшие площади, стали лидерами экономического роста. «С 1945 года по настоящее время – самый продолжительный период в истории человечества без войн между основными державами. Интересно, сколько он будет продолжаться?», – задается вопросом ученый, отмечая, что награда за мир в современных условиях становится все выше и выше. Люди осознают, что прибыль от войны сомнительна.

Инглхарт обратил внимание на то, что раньше существовал миф, согласно которому ядерное оружие должно поставить мир на край очередной глобальной войны. «Но мир, наоборот, начал сплачиваться», – говорит ученый. Сегодня, по его словам, культурные изменения, обусловленные модернизацией, осуждают империализм или имперские убеждения.

Закат ксенофобии

Люди стали менее терпимы к войне и человеческим жертвам и более толерантны к представителям других наций и религий. Эти явления взаимосвязаны, замечает Инглхарт. Сегодня более толерантны к представителям других наций люди из развитых стран, не озабоченные вопросами выживания и чувствующие безопасность. Чем больше доход, тем выше толерантность и тем ниже уровень ксенофобии, замечает Инглхарт. Чувство экзистенциальной безопасности способствует тому, что чужой воспринимается не как враг, а как носитель другой, интересной, экзотической культуры, о которой хочется узнать больше. «В Ираке и Афганистане, например, большой уровень ксенофобии. Но, не потому что там не любят людей, а потому, что нет ощущения безопасности», – поясняет ученый.

Пока ситуация такова, что демократические страны не хотят войны друг с другом. Но возможна ли все-таки война между демократиями? «Я ничего не могу прогнозировать, но, на мой взгляд, война между развитыми демократическими странами маловероятна», – считает Инглхарт.

Он заметил, что сегодня существуют мнения о некотором отступлении демократии. «Но демократия не всегда развивалась равномерно. Стоит помнить о том, какие сдвиги в разных областях произошли в последние десятилетия. Термин демократия следует понимать более широко», – говорит ученый. По его мнению, общественность становится все более информированной и на этом фоне развитие демократии неизбежно.

iq.hse.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*