Бог явил нам свою славу более полно, чем это предвидели пророки.

красотаДжон Пайпер.

Слава Господня явилась миру более полно и гораздо чудеснее, чем могли себе представить пророки. Они знали, что придет Мессия и явит праведность и верность Бога так, как никогда ранее. Но они не могли видеть столь же четко (1 Петр. 1:10, 11), как мы, что в Иисусе «обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2:9), что Он в Отце и Отец в Нем, и что Они – одно (Ин. 10:30, 38). Они бы потеряли дар речи от изумления, услышав, как Иисус сказал Филиппу: «Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь: «покажи нам Отца?» (Ин. 14:9). Или услышав, как Иисус произносит простые, но захватывающие дух слова: «Прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8:58).

Поэтому апостол Павел называет Иисуса так: «Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки» (Рим. 9:5), и поэтому он назвал Христа во плоти «образом Божиим» (Флп. 2:6,7)24. Но Иисус «не почитал хищением быть равным Богу», то есть не считал нужным держаться за все Божественные атрибуты и был готов претерпеть унижения, связанные с обретением телесной формы. Он был готов принять «образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Флп. 2:6, 7). Поэтому Павел описал второе пришествие Иисуса как «явление славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» (Тит. 2:13).

Поэтому в Послании евреям мы читаем следующие потрясающие слова об Иисусе: «А о Сыне: престол Твой, Боже, в век века… И: в начале Ты, Господи, основал землю, и небеса – дело рук Твоих» (Евр. 1:8,10). Из этих и других слов об Иисусе можно сделать вывод, что, наконец, пришло такое откровение о Боге, которого никто не ожидал – Сам Бог, Божий Сын, стал человеком. Люди увидели славу Божью так, как еще никогда не видели. Раньше, как сказано в Библии, Бог говорил через пророков, но в эти последние дни – в дни после пришествия Иисуса – Бог «говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил. Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его и держа все словом силы Своей» (Евр. 1:2, 3). Глядя на Иисуса, мы видим такое проявление славы Божьей, какое ни в чем другом не увидим.

Когда мы читаем в Библии, что «Небеса проповедуют славу Божию» (Пс. 18:2), это означает далеко не то, когда Писание говорит об Иисусе как о сиянии Божьей славы. Нигде в Библии мы не увидим и намека на то, что природа – это Бог. Но то, что Иисус – Бог, Писание утверждает неоднократно.

Слава Христа, которую не все могли увидеть.

Конечно, многие видели Иисуса, но не видели славы Божьей. Они видели любителя поесть и выпить (Мф. 11:19). Они видели веельзевула, князя бесовского (Мф. 10:25; 12:24). Они видели обманщика (Мф. 27:63). «Они видя не видят, и слыша не слышат» (Мф. 13:13). Слава Божья в жизни и служении Иисуса не была той ослепляющей славой, которую увидим мы, когда Он придет во второй раз, и лицо Его будет, «как солнце, сияющее в силе своей» (Откр. 1:16; ср. с Лк. 9:29). Его слава в первое пришествие выражалась в несравненном и безукоризненном сочетании духовных, нравственных, интеллектуальных, ораторских и практических качеств, которые проявлялись в смиренном чудотворении, неоспоримом учении и скромных поступках, отличающих Иисуса от всех остальных людей.

Комментируя исповедание веры Петра, прозвучавшее после созерцания проявленной славы Христа на горе Преображения (Мф. 17:1–9), где, как апостол сказал позднее, они стали «очевидцами Его величия» (2 Петр. 1:16), Джонатан Эдвардс объясняет различие между «видимой славой» и «духовной славой», которую можно увидеть лишь очами сердца: «Если взгляд на видимую славу Христа может дать рациональное объяснение Его божественности, почему созерцание Его духовной славы не может делать то же самое?

Несомненно, духовная слава Христа сама по себе столь же характерна и столь же ясно демонстрирует Его божественность, как и слава видимая. Да и гораздо более того, ибо в духовной славе Его и заключается Его божественность. Внешняя, видимая слава во время преображения указала на Его божественность, будучи лишь замечательным образом, проявлением той духовной славы. Итак, тот, кто ясно видел духовную славу Христа, может сказать: «Я не хитросплетенным басням последовал, но был очевидцем Его величия», опираясь на слова апостола, который говорил о внешней славе Христа, виденной им».

Я хочу сказать, что слава Христа, когда Он жил среди людей, проявлялась не в одной или двух отличительных чертах, и не в одном или двух ярких поступках, а в том, что она есть восхитительное сплетение различных превосходств. В основу проповеди под названием «Превосходство Христа» Джон Эдвардс положил отрывок из Откровения (5:5, 6), где Христос сравнивается одновременно и со львом, и с агнцем. Он утверждал, что уникальная слава Христа выражается в соединении Им столь различных качеств (льва и агнца). Эти качества «нам кажутся абсолютно несовместимыми, проявляясь в одной и той же личности». Иными словами:

— мы восхищаемся Им, благодаря Его славе, но еще больше благодаря тому, что Его слава соседствует со смирением;

— мы восхищаемся Им, благодаря Его превосходству, но еще больше благодаря тому, что Его превосходству сопутствует снисхождение;

— мы восхищаемся Им, благодаря Его бескомпромиссному правосудию, но еще больше благодаря тому, что оно сосуществует с милостью;

— мы восхищаемся Им, благодаря Его величию, но еще больше благодаря тому, что Он являет это величие в кротости;

— мы восхищаемся Им, благодаря Его равенству с Богом, но еще больше благодаря того, что, будучи равным Богу, Он благоговеет перед Ним;

— мы восхищаемся Им, благодаря того, что Он достоин наилучшего отношения, но еще больше благодаря того, с каким удивительным терпением Он переносил зло;

— мы восхищаемся Им, благодаря Его владычеству над миром, но еще больше благодаря тому, что этой власти сопутствовал дух покорности и подчинения;

— мы любим Его за умение Своей мудростью ставить в тупик горделивых книжников, но еще больше за то, что Он мог быть достаточно простым, чтобы проводить Свое время с детьми, которых самозабвенно любил;

— мы восхищаемся Им, потому что Он мог усмирить бурю, но еще больше потому что Он отказался воспользоваться Своей силой, чтобы поразить самарян молнией (Лк. 9:54, 55), а также отказался использовать ее, чтобы сойти с креста.

Этот список можно было бы продолжать. Но уже того, что мы перечислили, вполне достаточно, чтобы показать: красота и превосходство во Христе соединялись уникальным образом. Именно присутствие в характере Христа абсолютно разных качеств делает Его уникальным, славным, превосходным и достойным восхищения. Человеческое сердце было сотворено, чтобы трепетать перед таким наивысшим превосходством. Мы были созданы для того, чтобы восхищаться Иисусом Христом, Сыном Божьим.

Джон Пайпер.

Бог и есть благая весть.

Copyright © 2007 Отв. за выпуск: С. Молитвенник. Перевод: Е. Марчук Редактор: Л. Прудникович, Корректор: Л. Савицкая, Дизайн и верстка: А. Шхагапсоев.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*