Жить по истине человек начинает, лишь глубоко осознав ее.

законниЧто такое «евангельское законничество».

Джерри Бриджес

«Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства… К свободе призваны вы, братия, только бы свобода (ваша) не была поводом к угождению плоти; но любовью служите друг другу»

Гал.5:1,13

В 1215 году английские бароны вынудили короля Иоанна подписать исторический документ — Хартию вольностей, дарующую англичанам гражданские права. Король действовал не по доброй воле — так поступить его заставили вельможи, решившие положить конец несправедливости и тирании Иоанна. Письмо апостола Павла к Галатам называют «Великой хартией религиозных вольностей», христианской «Декларацией независимости», Хартией вольности для церкви. Но свобода, о которой он пишет галатам, — это не свобода от Бога, а свобода от тех, кто призывает верующих к формализму и законничеству.

Итак, какие правила навязывали галатским христианам? Из главы 1 этого послания мы узнаем, что их убеждали соблюдать Моисеев закон и обрезаться ради спасения. Свое письмо Павел написал, чтобы опровергнуть эту ересь. Да, именно ересь! Она так возмутила Павла, что он призывает Божью кару на головы тех, кто ее выдумал: «Но если бы даже мы, или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал.1:8).

Павел однозначно выступал за свободу от подобного формализма, когда писал: «Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства» (Гал.5:1). Именно против законничества предостерегает Павел: «К свободе призваны вы, братия.» (Гал.5:13).

Сегодня мы переросли законничество галат и не считаем обрезание обязательным условием спасения. Мы четко знаем, что спасение даруется по благодати через веру во Христа, а не соблюдением закона. Но у нас появились свои правила: уже не касательно спасения, а относительно обязанностей христианина. Эти правила я называю «евангельским законничеством» (эти два слова не очень хорошо сочетаются, но хорошо отражают суть проблемы). Вот как я могу описать такую разновидность законничества.

Во-первых, законничество — это то, что мы делаем (или чего не делаем), чтобы заслужить расположение Бога. Это то, что мы делаем ради награды или под страхом наказания. Это те правила, которые мы сами себе навязываем.

Во-вторых, законничество — это рукотворные религиозные установки и требования, о которых порой даже не говорят, но соблюдения которых требуют. Проще говоря, это те «можно и нельзя», которые существуют в христианских кругах. Свои правила мы навязываем другим, а другие навязывают их нам. Мы начинаем жить не так, как нас учит Библия, а так, как указывают люди. Чаще всего эти правила не имеют никакого библейского обоснования: подобно фарисеям времен Иисуса, мы стараемся «помочь» Богу, придумывая дополнения к Его заповедям. Обвинение, которое Иисус бросил фарисеям, не потеряло актуальности и сегодня: «…люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня; уча учениям, заповедям человеческим»; ибо вы, оставивши заповедь Божию, держитесь предания человеческого…» (Мк.7:6-8).

Неужели сегодняшние христиане заслужили столь серьезное обвинение? Заслужили. Для христиан очень часто человеческие заповеди становятся важнее заповедей Божьих!

Два определения законничества очень тесно связаны между собой. Слишком уж часто стараемся мы заработать Божье расположение, выполняя человеческие правила. Слишком часто чувствуем за собой вину, если их не исполняем. Мы делаем что-то или не делаем чего-то, потому что так нам говорят. Об этих «можно» и «нельзя» люди обычно рассказывают таким образом, как будто от их выполнения зависит расположение к нам Бога.

Об этой первой разновидности законничества я говорю постоянно дома и в церкви. Надеюсь, мы поймем, что заработать Божье расположение невозможно! Его расположение даруется исключительно по благодати через Иисуса Христа. Я, конечно, понимаю, что дела порой не поспевают за разумом, но жить по истине человек начинает, лишь осознав ее.

Здесь я хочу поговорить о второй разновидности законничества — о соблюдении правил, созданных исключительно людьми. Павел призывает твердо стоять в обретенной свободе и не попадать вновь под иго рабства. Призыв его так же современен сегодня, как и в те времена, когда галат увещевали следовать Моисееву закону.

Выше я уже отмечал, что короля Иоанна вынудили подписать Хартию вольностей. Но Бог даровал нам свою, духовную «Хартию вольностей». Вместе с Павлом Он призывает нас к свободе: «К свободе призваны вы, братия». И не просто призывает, а говорит, что нужно стоять в этой свободе, противиться всем попыткам отнять ее.

Несмотря на призывы к свободе, несмотря на увещевание не отдавать свободы, сегодня в христианских кругах мало кто задумывается о значении этого вопроса. Даже наоборот. Вместо свободы мы придумываем себе все новые правила. Проповедуем не о благодати, а о делах, призываем верующих не уподобляться Христу, а следовать определенным правилам христианского образа жизни, принятым в нашей культурной среде. Мы делаем это не умышленно и оскорбляемся, услышав обвинения в законничестве. Тем не менее, такая проблема остро стоит во многих христианских церквях.

Например, многим не понравится, если процитировать лишь часть нашего стиха из Гал.5:13 «К свободе призваны вы, братия». Вроде бы здесь содержится вполне законченная мысль, но мне скажут, что стих нужно цитировать только целиком: «Не забудь прочесть и вторую часть, ведь дальше Бог напоминает: «только бы свобода (ваша) не была поводом к угождению плоти; но любовью служите друг другу». (И тут мы забываем, что текст Библии был поделен на отдельные стихи абсолютно произвольно и ничего богодухновенного в самом делении нет).

Точка зрения такого человека совершенно понятна: сегодня мы больше беспокоимся о том, как бы кто не злоупотребил свободой — уж и речи нет о том, чтобы сохранить ее. Согрешить для нас страшнее, чем впасть в законничество. Но законничество — друг греха, потому что оно толкает людей на путь самодовольства, религиозной гордыни. Оно отвлекает нас от насущного, выводя на первый план внешние, порой незначительные обряды.

«Заборы»

Законничество, человеческие предания уходят своими корнями не только в новозаветные времена, но гораздо глубже. Не избавились мы от него и по сей день. В книге «Фарисейское руководство к абсолютной святости» Вильям Колман пишет о фарисейской концепции «нравственных заборов»: «Фарисеи изо всех сил старались не нарушать закона Божьего. В итоге они разработали систему, которая помогала им как можно дальше отстоять от любого рода нарушений. Они создали «забор» из фарисейских правил, и любой, соблюдающий эти правила, чувствовал себя в безопасности…

За многие годы «пограничных законов» набрались многие сотни. Они передавались, в основном, как устное предание. Потом в какой-то момент стало ясно, что соблюдение этих законов — дело вовсе не добровольное, а обязательное. Со временем они стали не менее важны, чем закон Писания, а порой даже важнее».

Подобная практика сохранилась и по сей день. Мы строим вокруг себя «заборы», чтобы уберечься от греха. Наступает момент, когда эти «заборы» заслоняют от нас сам грех. Свои рукотворные правила мы возводим на высоту Божьих заповедей.

В юности родители не разрешали мне посещать бильярдные залы. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что они просто не хотели, чтобы мой неокрепший характер подвергался дурным посторонним влияниям. Поэтому они выстроили «забор»: «Не ходить в бильярдные залы». Проблема состоит в том, что я не понимал сущности запрета и вырос с мыслью, что грешно играть в бильярд.

Значит, рушить «заборы»? Необязательно. Часто они помогают, а иногда просто необходимы. Я думаю, что «забор», который выстроили мои родители вокруг бильярда, вполне уместен. Но из этого я извлек урок: не стоит концентрировать все внимание человека именно на «заборе». Если вы вводите для своих детей какие-то запреты, то объясните им почему, вы это делаете. Пусть они видят не только «забор», но и суть проблемы. Не торопитесь, объясните им причину запрета столько раз, сколько будет нужно, чтобы они поняли.

Если вы, как и мои родители, не хотите, чтобы дети играли в бильярд, объясните им — почему. Объясните им, от чего вы хотите их защитить.

Каждому из нас полезно иметь два-три забора, но запомните: то, что полезно вам, может оказаться бесполезным для других, так что не навязывайте своих правил окружающим. А также охраняйте свою свободу от чужих «заборов».

В различных христианских общинах существуют свои запреты, многие из которых возникли очень давно. Порой мы уже не помним их происхождения, но они для нас — крепче гранита. Храните свободу, даже если для этого придется нарушить какой-то из самодеятельных законов! Помните слова Павла: «Итак, стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства…»

Я не предлагаю без оглядки скакать через все «заборы», лишь бы поконфликтовать с теми, кто их построил. Нам следует «искать того, что служит к миру и ко взаимному назиданию» (Рим.14:19). Подумайте, прежде чем одобрить или отвергнуть тот или иной «забор». Но не позволяйте опутать себя фарисейскими правилами. И молитесь: просите, чтобы Бог показал вам, не смотрите ли вы на окружающих с высоты своего «забора», не стараетесь ли другим навязать свои правила.

Расхождения во взглядах

У законничества есть и еще один аспект. Существует ряд вопросов, по которым мнения верующих очень расходятся. «Заборы» известы со времен фарисеев, и вопрос о расхождении во взглядах возник давно — еще во времена Павла. Целая глава Послания к Римлянам посвящена этой разновидности законничества. Павел называет проблему «спором о мнениях» (Рим.14:1), т.е. «расхождением во взглядах».

Суть проблемы Павел излагает в стихе 5: «Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума». Мнения людей по некоторым вопросам сильно расходятся. Для кого-то определенные правила приемлемы, для кого-то — греховны.

Расхождения во взглядах часто происходят из-за того, что люди воспитывались в разных семьях, жили в разных местах, в различной культурной среде. Например, одно из правил, которое считалось возмутительным в той церкви, где я вырос, абсолютно спокойно воспринималось в другой церкви, в Калифорнии. Калифорнийцы же, в свою очередь, возмущались нововведениями техасских церквей. Но ни о первом, ни о втором, ни о третьем в Библии ничего не говорится.

Как возникают культурные различия? По-разному. Возможно, давным-давно кто-то выстроил какой-то «забор», но люди уже позабыли, что явилось его причиной. Другие «заборы» приходят от какого-то конкретного человека, который стал навязывать свои верования другим.

Чарльз Свиндолл рассказывает о семье миссионеров, которую другие миссионеры буквально выжили из страны из-за разногласий по поводу потребления арахисового масла. Там, где эта находилась эта семья, где арахисовое масло не продавалось, поэтому они попросили друзей присылать его время от времени из Америки. Проблема же заключалась в том, что остальные миссионеры считали сверхдуховным воздерживаться от потребления столь любимого всеми продукта. Вновь прибывшая семья сочла это просто расхождением во взглядах и продолжала получать из Штатов арахисовое масло. Давление со стороны остальных миссионеров усилилось, и семье пришлось уехать из страны.

Как могло такое случиться? На первый взгляд — просто глупость! Но если учесть, что для среднестатистического американца арахисовое масло — то же, что для русского соленые огурцы, квашеная капуста и селедка с черным хлебом, то можно представить, что ситуация развивалась подобным образом: семья миссионеров, очень любивших арахисовое масло, приезжает в какую-то страну и видит: в местных магазинах арахисового масла не продают. Им приходится решать: или вообще забыть об этом масле, или же попросить, чтобы его присылали из Штатов. Помолившись Господу, они решили, что отказаться от арахисового масла — это та небольшая жертва, которую вполне стоит принести за счастье трудиться на миссионерском поприще. Подобно апостолу Павлу (1Кор.9:1-12), они отказались от употребления масла и поступили так для Господа (Рим.14:6).

Если моя теория верна, то ход их мыслей вполне оправдан и даже достоин похвалы. Об этом и говорит Павел в Рим.14. Если ради Господа они отказались есть арахисовое масло, то кто я такой, чтобы запретить им? Павел сказал, что тот, чья вера позволяет ему есть арахисовое масло, не должен свысока смотреть на того, кто его не ест (Рим.14:3).

Что же случилось? Если сначала всего одна семья отказалась есть арахисовое масло, то как проблема приобрела столь широкий размах? Выдвину еще одну догадку. Могло случиться, что одна из семей возвела свое личное стремление в ранг духовного принципа и стала применять его ко всем: «Если Бог нам сказал не есть в этой стране арахисового масла, то это относится и к остальным миссионерам».

Совершенно не важно, правильно я реконструировал ход событий или нет. Даже если все произошло совсем не так, подобные вещи случались. Даже будучи христианами, мы никак не можем понять совершенно ясное учение из главы 14 Послания к Римлянам о том, что истинно верующим Бог позволяет расходиться во мнениях по определенным вопросам. Мы почему-то стремимся вывести из своих личных переживаний одно общее правило и навязать его всем.

Поступая так, мы как бы ограничиваем Бога. Мы уверены, что всех верующих Бог ведет одним и тем же путем. Мы отказываем Богу в праве поступать с каждым из нас строго индивидуально и, думая подобным образом, впадаем в законничество.

Не нужно усыплять совесть верующих, стараясь убедить их в своей правоте, в той правоте, которую вы вынесли из личного общения с Богом. Даже если вы считаете, что именно Бог привел вас к тем или иным убеждениям, не следует возводить их в ранг обязательного духовного принципа. Уважаемый пуританский богослов Джон Оуэн учил, что «обязательно лишь то, что заповедал Бог в Слове Своем. Во всем остальном мы сохраняем свободу». Если вы хотите наслаждаться свободой во Христе, не забывайте, что с окружающими у вас могут возникнуть «расхождения во взглядах». Не нужно давить на других верующих, но и не позволяйте им давить на вас. Стойте в свободе, дарованной вам Иисусом Христом.

Благодать преображающая, Джерри Бриджес, Триада, Стр.256, Москва, 2015.

Добавить комментарий