Запад уже давно не задается вопросом Who is Mr. Putin?

ктоWho is Mr. Putin? Эксперты рассказали, как изменилась политика Путина.

С момента прихода Владимира Путина к власти Запад стал лучше понимать, «кто такой мистер Путин», но для зарубежной элиты он по-прежнему непредсказуемый политик; образ и риторика президента России не претерпели значительных изменений в глазах россиян, он остается для них стержнем российской политической системы, полагают опрошенные РИА Новости политологи.

При этом они склонны считать, что внешняя политика и позиция России на мировой арене под занавес третьего президентства Путина должны и, скорее всего, отойдут на второй план, а фокус будет сделан на внутренней повестке. Это оставшееся время, а также четвертый президентский срок, в случае участия и победы в выборах, Путин посвятит перенастройке системы, избавлению ее от ручного управления.

В то же время эксперты отмечают, что образ успешного руководителя может ослабнуть, если не будут предприняты реформаторские шаги.

Путин пришел в большую политику в 1999 году, занимал должности первого заместителя и исполняющего обязанности председателя правительства РФ, а позднее и премьер-министра. В 2000 году он стал вторым после Бориса Ельцина президентом Российской Федерации. Этот пост он занимал два срока подряд, а в 2008 году новоизбранный президент Дмитрий Медведев подписал указ о назначении Путина председателем правительства России. В третий раз Путин стал президентом в 2012 году, начав свою работу с подписания так называемых «майских указов» — широкой программы развития социальных гарантий. Третий президентский срок Путина заканчивается весной 2018 года.

Николай I, Александр III, Рузвельт или Аденауэр?

Эксперты видят параллели между Путиным и рядом сильных лидеров, которые приходили к власти в разных странах в кризисные годы. Например, председатель правления Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Константин Костин сравнил Путина с 32-м президентом США Франклином Рузвельтом, первым федеральным канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром и генералом Шарлем де Голлем.

Американский президент, пояснил он, тоже пришел к власти во время экономического кризиса в США, а его новый курс позволил преодолеть Великую депрессию. Время Аденауэра пришлось на период восстановления поверженной во Второй мировой войне Германии, де Голлю предстояло восстановить послевоенную Францию. «Эти политики пользовались высоким уровнем поддержки и доверия населения. Здесь есть определенное сходство», — сказал Костин, добавив, что не видит среди политиков-современников фигуры, схожей по масштабу с Путиным.

Что же касается российской истории, нынешнего президента страны склонны сравнивать с императорами Николаем I или Александром III. Так, руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов отметил схожесть «николаевской России и путинской России». «Некоторые элементы есть, некоторые приемы очень похожи. Я бы сравнил его и с Александром III в чем-то, но там все-таки царь был в политике консервативен, а в экономике он был очень деятельным», — добавил эксперт.

Однако он считает, Путину «нужно превратиться в (реформатора) Александра II» и добавляет, что кредит доверия сейчас у него достаточно большой, есть необходимый потенциал, перед глазами весь исторический опыт. «Его четвертый официальный срок должен быть реформаторским. Вот так уже нельзя продолжать. Так называемая стабильность превратилась в застой», — заключил Миронов.

«Who is Mr. Putin» больше не вопрос для Запада?

За прошедшие 17 лет Запад хорошо усвоил, «кто такой мистер Путин». Как и в России, за рубежом его оценивают как политика мирового значения, но зачастую непредсказуемого. Член правления Германо-российского форума Мартин Хоффманн полагает, что в начале нынешнего президентского срока Путина открытость его политики в отношении Запада и склонность сотрудничать были гораздо выше, чем сейчас, когда двустороннее взаимодействие стало сложнее, чем пять лет назад.

«Для Путина в этой ситуации самое главное, что у него был точный профиль и у него определенное, так сказать, преимущество в том, что Россия более или менее может определять политику, не согласуясь с другими партнерами, в отличие от Запада, где гораздо сложнее этот процесс политического влияния», — добавил политолог.

По мнению Миронова, метаморфозы восприятия Путина на международной арене отразились и в зарубежной прессе, где помимо характерных приемов и выражений в стиле «Путин — авторитарный лидер», «в стране недостаточно демократии», появились мотивы, обозначающие его как лидера. Причем лидера национального, способного отстаивать интересы своей страны и «совершать поступки на международной арене», пусть и не всегда воспринимаемые однозначно, считает эксперт.

По наблюдению Хоффманна, взгляды западных элит на президента России менялись в худшую сторону — Путин воспринимается, «может, и не как противник, но как человек, который преследует совсем другие интересы, чем западные интересы в данный момент».

А вот у населения, добавил эксперт, симпатии и к России, и к российскому президенту гораздо больше, «потому что в какой-то степени, конечно, людей потрясает и впечатляет, что тут определяется точный курс внешней политики». «В этом отношении, мне кажется, что среди населения, особенно в Европе, Путин не терял до такой степени популярность, чем у политических элит», — пояснил эксперт, добавив, что вопрос «Who is Mr. Putin?» сейчас на Западе уже не звучит.

С этим солидарен и председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов, по словам которого Запад уже давно не задается этим вопросом, но с тех пор Путин стал восприниматься не как конкретный человек, а как бренд, причем сильно преувеличенный.

«Истерия вокруг Путина, который якобы своими железными клещами берет за горло демократию кругом, вмешивается во все выборы, — такой невероятно коварный стратегический мыслитель – это все уже из области психологии страхов западных элит, которые не понимают, что происходит. Все идет не так, как они предполагали, и вот они нашли себе объяснение», — пояснил собеседник агентства.

Но и в России, полагает он, восприятие Путина не лишено «некоторой мифологизации». Вместе с тем, он «является стержнем нашей политической системы, — это может нравиться или не нравиться, но это факт, поэтому, как мне кажется, воспринимают его адекватно, как совершенно незаменимого на сегодняшний день руководителя», — добавил Лукьянов.

Глава ФоРГО Костин добавляет, что для западной аудитории Путин остается непредсказуемым политиком. Никто, уточнил он, не ожидал мюнхенской речи, действий, касающихся защиты интересов русских и воссоединения с Крымом, готовности противостоять любому давлению.

«Все понимают, что Путин — решительный политик. Ему посвящены уже тысячи статей, я читал более двадцати книг, которые изданы на Западе, где исследователи пытаются объяснить мотивы поведения Путина. Мне кажется, здесь разгадка кроется как раз именно в ценностях. А жалобы иностранных лидеров на непредсказуемость российского президента выглядят достаточно странно. В политике, как и в шахматах, преимущество у того, кто может лучше понять шаги конкурентов, при этом его действия невозможно просчитать до конца партии», — добавил он.

Два периода и «шесть столпов» Путина

По мнению Миронова, президенту удалось создать стабильный образ, который с незначительными изменениями просуществовал почти весь период его президентства.

«Понятно, что вначале он был моложе, сейчас уже другой возраст: это накладывает свой отпечаток, человек выглядит более солидно и значимо. Но основные риторические заходы, основные образы, которые он использовал в риторике, и политические инструменты и методы, образ действий не так уж сильно менялся. Он сразу позиционировал себя как объединяющий страну национальный лидер, который способен навести порядок», — пояснил эксперт.

Этот образ, уточнил Миронов, сформировался в первый период — период преодоления хаоса 1990-х годов. Второй период наступил после политической турбулентности и протестов 2011-2012 годов, которые, тем не менее, считает он, были не антипутинскими, а, скорее, направленными против несправедливой политической системы; в это время к образу президента добавилась еще одна составляющая.

«Во второй период его основные достижения — это, конечно, Крым. Здесь появляется внешняя повестка, и к этому образу, к его риторике добавляется образ человека, который продвигает страну на международной арене на новые позиции. Здесь появилась образность, связанная с восстановлением великой страны. Это вторая большая проблема, которая у нас существовала. Проблема 1990-х и эта. И это вполне успешные риторика и образ», — отметил Миронов.

По словам Костина, на протяжении всего времени, что Путин находится у власти, в образе его действий неизменным оставался ценностный каркас, на который он опирается в любой ситуации и который лежит в основе нынешней поддержки президента России.

Эксперт выделил шесть «основных столпов путинской идеологии». Прежде всего, это субъектность России как государства, патриотизм. В ценностный каркас, по мнению эксперта, входят и демократия, рыночная экономика, социальная справедливость и социальные гарантии для всех россиян. Заключительным является «стабильность как необходимое условие для реализации и всех предыдущих принципов и поступательного развития».

«Стабильность и предсказуемость — это одно из главных достижений Владимира Путина, это то, что россияне ценят больше всего, по данным всех опросов, которые проводят и российские, и иностранные полстеры», — сказал собеседник агентства.

По осуществлению налоговой реформы и экономических преобразований, по процессу наведения порядка в федеративных отношениях видно, что «движение вперед было неуклонное, но острожное, с оглядкой на реальные обстоятельства». «Это, безусловно, очень консервативный подход и он, на мой взгляд, также Путину присущ», — сказал глава ФоРГО.

Проблемы на повестке дня

Главной задачей Путина сейчас эксперты видят перенастройку системы, избавление ее от необходимости включать ручное управление. Тем не менее, основной ценностный каркас, считают они, останется прежним.

По мнению Лукьянова, прошедшие пять лет президентского срока стали для Путина самым тяжелым периодом за все годы его нахождения на постах и президента, и премьера. Причиной тому, прежде всего, стали кризисы, и в особенности кризис, разразившийся в 2013-14 годах. «Насколько он эффективно действовал? Я думаю, что достаточно», — считает политолог.

Однако, по его мнению, шестой год нынешнего президентского срока Путина пройдет уже в иных условиях из-за очевидного изменения международной обстановки, особенно американской политики. При этом предыдущие достижения, по его словам, не обнулятся, «но на тех подходах, которые были до этого, уже дальше никуда не продвинешься».

Аналогичного мнения придерживается и политолог Миронов, по словам которого, созданный удачный образ Путина может ослабнуть, так как возвращаются многие проблемы 1990-х годов. «Уровень жизни довольно-таки сильно упал, на первый план начинают выходить проблемы коррупции и обратной связи между властью и населением… Вновь возникает проблема привилегированной элиты, олигархии, которую Путин решал в первые годы своего правления, проблема вновь возникла», — пояснил собеседник агентства.

Эксперт напомнил данные последних соцопросов, согласно которым за Путина сейчас готовы проголосовать менее половины опрошенных. При этом социологи фиксируют большой процент неопределившихся с выбором, что Миронов назвал «новым явлением», свидетельствующим и о новой политической турбулентности, кризисе, в том числе в образе Путина, и о необходимости серьезной перезагрузки этого образа. «Не просто с риторической точки зрения, здесь уже нужны новые действия, причем не на международной арене, — там все в порядке, — а внутри страны», — подчеркнул Миронов.

К этому апеллирует и Лукьянов, отмечая, что в условиях, когда многие страны поворачиваются к внутренним проблемам, на что указывает и выдвинутый новым президентом США Дональдом Трампом лозунг «Америка прежде всего», России придется сделать то же самое, «потому что без этого и внешние успехи уже сами по себе не выручат».

Кроме того, отмечает Лукьянов, перед Путиным может возникнуть необходимость перенастраивать систему и освобождать ее от так называемого «ручного управления». «Я думаю, что этим ему придется заниматься следующий срок, если он на него двинется», — сказал он.

Пойдет ли Путин на радикальные меры?

Миронов добавляет, что сейчас главе государства следовало бы выйти с «программой социально-экономических и политических реформ, именно так их и назвав», не превращая это в «фантом, слова или паллиативные меры по подкручиванию отдельных гаек».

Об этом говорит и член экспертного совета Института социально-экономических и политических исследований Алексей Зудин, отмечая, что есть серьезный запрос на новую экономическую политику. Он добавляет, что содержание программы, в случае участия и победы Путина в предстоящих выборах, будет определяться этими обстоятельствами.

Миронов предположил, что может возникнуть проблема, аналогичная 1996 году, когда Борис Ельцин избирался при уже падающих рейтингах, в последующие годы ему пришлось лишь искать преемника, «потому что не удалось восстановить легитимность».

«Путин, честно говоря, может иметь ту же самую проблему в ближайшее время, если ключевые вопросы в стране не будут решаться», — пояснил эксперт.

В то же время, по оценке Зудина, российскому президенту «не свойственна подчеркнутая строгость и жесткость, наоборот». «Но Путину-политику свойственна требовательность: требовательность и к себе, и к своим подчиненным, и к членам команды, и так далее. Так что, я не думаю, что в будущем мы должны ожидать какой-то жесткости, но то, что требовательность Путина останется на высоком уровне – да, я думаю, что мы этого ожидать вправе», — считает политолог.

Миронов задается вопросом, пойдет ли на радикальные шаги Путин, и добавляет, что это необходимо для обеспечения его легитимности и восприятия его образа в стране.

news.rambler.ru

Добавить комментарий