Десять причин, по которым в Москве никогда не победит майдан.

мйданАлександр Чаленко, обозреватель портала «Украина.ру».

Последние московские акции Алексея Навального взволновали патриотически настроенных граждан. Граждане переживают: что это было? А не начало ли это российского майдана? А если начало, то не завершится ли все это так же трагично, как это завершилось на Украине три года назад? И вообще способны ли власти справиться с Навальным и его школьниками?

«Дураков, желающих повторить судьбу Ходорковского, среди российских олигархов нет»

Генералы, как известно, всегда готовятся к предыдущим войнам. И российские власти, и российские потенциальные майданщики, и антимайданщики, говоря о перспективе российского майдана, всегда сравнивают его прежде всего с двумя киевскими.

Были еще две «цветные революции» – в Грузии и в Киргизии. Но они все же воспринимались как нечто внешнее по отношению к Русскому миру, а вот два киевских майдана ощущались как нечто внутреннее, как то, что могло произойти не только в Киеве, но и в Москве.

Напомню, что первый киевский майдан шел буквально один месяц в ноябре – декабре 2004 года, после чего тогдашний президент Леонид Кучма и победивший новый президент Виктор Янукович сдались и согласились на третий тур выборов, в результате которых победил Виктор Ющенко. Все эти события назывались еще «Оранжевой революцией» из-за партийного цвета сторонников последнего.

Второй майдан (евромайдан) начался в ноябре 2013-го и продолжался вплоть до 20-х чисел февраля 2015 года. Он получил еще одно название – «революция гидности» («революция достоинства»).

И тот, и другой майдан закончились победой их инициаторов. Хотя вполне могли закончиться и поражением.

Итак, почему лично я, политэмигрант с Украины, на глазах которого произошли все эти события, считаю, что русским людям не стоит переживать: навальнисты победить не смогут.

Тому есть множество причин. Назову только десять из них.

Причина первая. Майдан всегда проходит в столице.

В другом месте его проводить бессмысленно, так как восставшие должны давить на власти своими акциями и постепенно пытаться брать под контроль правительственные и государственные учреждения.

Майдан возможен в Москве, но невозможен в Петербурге, Белгороде или Екатеринбурге. Раз майдан должен проходить в столице, то для его успеха большинство населения города должно быть за майданщиков.

Майданщики должны себя чувствовать в столице на своей территории. У них, как и у партизан, должна быть связь с местным населением, которое помогает им деньгами и продуктами, просто морально поддерживает, укрывает, предоставляет возможность проводить мобилизацию среди горожан.

Так было в Киеве во время первого майдана. В те дни в городе, выйдя на улицу, невозможно было скрыться от оранжевого цвета. Он был повсюду: и в центре Киева, и на его окраинах, в офисе на службе и в твоем подъезде. Было самоочевидно, что почти весь Киев за Ющенко.

Большинство киевлян, участвовавших в первом майдане, получили прививку от революционных настроений надолго (уже через год-полгода они поняли свою наивность в отношении Ющенко, поняли, что привели к власти то же самое; если в марте 2005 года у нового президента рейтинг по всей стране был 60%, то уже в сентябре он сократился в три раза, составив 20%, а в ноябре совокупный рейтинг Ющенко и Тимошенко был на один процент меньше рейтинга «свергнутого» Януковича).

Поэтому жители украинской столицы практически не участвовали в евромайдане. Они не симпатизировали Януковичу, но и цели майданщиков в своем большинстве не вызвали их активности (социологи зафиксировали, что среди тех, кто вышел по призыву Мустафы Найема и остался на главной площади Украины, только 10% киевлян – разительный контраст в сравнении с «Оранжевой революцией», где киевляне наряду с галичанами были ведущей силой).

Будучи во время событий зимы 2013/2014 гг. в Киеве, вы могли бы наблюдать интересную картину: на самом Майдане вроде как идет революция, а буквально в 800 метрах на Бессарабке неторопливо течет мирная жизнь – кафе и рестораны заполнены народом, еврореволюция проходит мимо обывателей. Жизнь в городе тогда проходила в двух параллельных реальностях, которые вообще не пересекались.

Тон же в те дни задавали не киевляне, а приезжие «западенцы», которые составляли большинство участников акции. Они завозились на Майдан из Галичины вахтовым методом.

Интересно, что майданщики-западенцы, с которыми я разговаривал на импровизированных блокпостах перед баррикадами на Крещатике, силовые акции, устроенные в январе 2014 года праворадикалами, воспринимали как провокацию властей, чтобы воспользоваться ею как предлогом для сноса палаточного городка. Поэтому они не поддерживали в своем большинстве силовые акции военизированных украинских националистов.

Если бы второй Майдан не перешел из мирной фазы в силовую, перестав быть собственно «цветной», ненасильственной революцией, он никогда бы в Киеве не победил.

В случае Москвы большинство жителей города, как бы они ни были критично настроены по отношению к властям, как федеральным, так и местным, все же в конфликте с Навальным в подавляющем большинстве вместе с властями, а не с Навальным.

Последнему на поддержку москвичей надеяться не стоит.

Вторая причина. Чтобы майдан собрался, потенциальные его участники должны испытать сильный шок от перспективы новой политической реальности, которая вот-вот наступит и в которой им предстоит жить.

Они и выходят на площадь, чтобы ее предотвратить.

Например, началом для «Оранжевой революции» стал тотальный шок от победы Януковича, а не Ющенко. С именем последнего у киевлян и жителей Западной Украины были связаны серьезные надежды на реформы и изменения, в нем видели «народного правителя» и даже «украинского мессию». «Западенцы» вообще считали Ющенко первым собственно украинским президентом. Ни Кравчук, ни Кучма политически украинцами для них не были.

В то же время для них была шоком всплывшая информация о двух тюремных сроках, которые Янукович получил в молодости. Мысль о том, что их президентом будет рецидивист, была для «оранжевых» невыносима и послужила хорошей психологической мобилизационной основой.

Во время евромайдана для активной прозападной части украинского общества таким шоком стал отказ Януковича от подписания в Вильнюсе в ноябре 2013 года договора об ассоциации с ЕС. Последняя, как часть тотальной евроинтеграции, воспринималась ими как Чудо.

Они искренне полагали, что присоединение к Европе резко улучшит экономическое и финансовое состояние страны, уничтожит коррупцию, откроет границы с европейскими странами и так далее. В общем, они с этим договором связывали надежды о наступлении на Украине Царства Добра и Справедливости.

В то же время отказ от евроассоциации бросал в их глазах Украину в руки России – «дикой азиатской страны», где нет свободы, сплошное пьянство и «кровавая гебня». Все это было невыносимо. Поэтому наиболее активные граждане – прозападно настроенные студенты, националисты, оппозиционные политики – были моментально мобилизованы на евромайдан.

В России же ничего подобного нет. Нет никакой существенной причины, которая бы заставила москвичей и «гостей столицы» выйти на улицы. Нет никакого шока от чего бы то ни было. Лозунги Навального абсолютное большинство российских граждан не вдохновляют выйти на баррикады. Скорее у большинства россиян вызвало бы шок намерение многих оппозиционеров вернуть Крым Украине.

Третья причина. Майдан – это серьезная, и при этом не одноразовая и не однодневная акция.

Она длится много недель. Люди, участвующие в ней, или хотя бы революционный актив (а это по меньшей мере несколько тысяч человек), должны постоянно находиться на «оккупированных» столичных площадях и улицах.

Они должны питаться три раза в день, где-то спать, мыться и менять одежду. Так как у многих из них есть семьи, то и семьи надо кормить. А участие в революции исключает работу.

Где взять деньги для содержания революционеров и для их акций?

Или у простых граждан, или у богатых дядь. Первые, как правило, бедные. Много они не соберут. Так что расходы должны нести вторые – местные олигархи, западные посольства, иностранные олигархи.

В случае с двумя майданами в Киеве деньги дали олигархи и западные посольства. Один Борис Березовский дал на «Оранжевую революцию» 50 миллионов долларов! Это — не говоря об олигархическом окружении Ющенко, в которое входил и нынешний украинский президент Петр Порошенко.

Можно ли себе представить, что российские олигархи решатся даже тайно финансировать Навального?

Нет. Дураков, желающих повторить судьбу Ходорковского, среди российских олигархов нет. Они прекрасно понимают, что ситуация жестко контролируется государством, и в случае даже намека на финансовую помощь революционерам они лишатся как своих заводов, так и свободы.

Связи оппозиции с западными посольствами, иностранными государствами и другими заинтересованными иностранными контрагентами также контролируются соответствующими органами. И также в случае попытки финансирования будут пресечены.

Вспомните историю с Сергеем Удальцовым. Как только российская контрразведка установила его контакты с грузинскими властями в Минске, Удальцов был арестован и осужден. И это стало хорошим уроком для российской оппозиции.

Поэтому никакой серьезной финансовой подпитки у российских майданщиков не будет.

Четвертая причина. Власть, которую свергает майдан, не должна пользоваться популярностью у граждан.

Мало того, она вообще должна быть дискредитирована в глазах общества. Кучма был дискредитирован подозрениями в убийстве журналиста Георгия Гонгадзе, которое произошло в сентябре 2000 года, поэтому у него практически не было рейтинга.

В России власть, какие бы ни были к ней вопросы, все же является весьма популярной. Президент Путин имеет запредельный рейтинг и воспринимается большинством как национальный лидер. Ни у Навального, ни у любого другого оппозиционного лидера и близко нет ничего подобного.

Пятая причина. Местная власть должна зависеть от Запада.

Если Запад имеет силу и возможность морально надавить на местную власть, чтобы она даже не пыталась разгонять майдан, то эта власть обречена. Так произошло в Киеве и во время первого, и во время второго Майдана.

В России нет зависимости власти (точнее, ее почти нет) от Запада.

В Киеве ни во время первого, ни во время второго Майдана ни Кучма, ни Янукович не проявили самостоятельности. Они были парализованы угрозами западных послов и западных правительств, которые требовали не применять силу против уличных активистов и боевиков.

Кучма вообще сразу после начала Майдана запросил помощи и посредничества у западных правительств, поэтому в таких условиях он просто не мог разогнать Майдан.

В случае Януковича было то же самое. Мало того, Запад вообще заставил его вывести «Беркут» и других силовиков из центра столицы, после чего он был сразу же свергнут.

Тяжело себе представить, чтобы Путин мог поддаться на угрозы западных правительств и вообще потерпел бы подобный разговор с собой.

Шестая причина. Власть в России имеет волю применить силу в отношении майдана и майданщиков.

Такой воли не было ни у Кучмы, ни у Януковича.

Один из ключевых функционеров в администрации Януковича во времена евромайдана рассказывал автору этих строк комическую историю о том, как тот реагировал на первое серьезное столкновение в январе 2015 года праворадикалов с «Беркутом» на Европейской площади.

Тот случай памятен для многих. Тогда праворадикалы стали активно использовать коктейли Молотова, с помощью которых ими был сожжен автобус крымского «Беркута». Эти события помнят еще и по кадрам, когда Кличко с белым от порошка из огнетушителя лицом безуспешно пытался угомонить боевиков.

Так вот, когда на совещании у Януковича силовики попросили разрешения разогнать экстремистов, вытеснив их с Европейской площади, и произвести аресты, тот запретил это делать, сославшись на то, что ему не советовал этого… афонский старец, с которым он поговорил по телефону. В те минуты, вспоминает высокий функционер, он понял, что евромайдан победит.

Янукович и Кучма по своим психологическим характеристикам были трусами. Путин, за плечами которого вторая чеченская война, Сирия, Крым, Донбасс, никаким трусом, толстовцем и размазней не является. В случае надобности российский майдан будет беспощадно подавлен.

Седьмая причина. Российская пресса, прежде всего телевидение, в большинстве своем патриотична и находится на стороне власти

А вот украинская была на 90% оппозиционна к власти. Никаких бунтов во время российского майдана российские журналисты устраивать не будут.

Российские либерально-западнические журналисты локализованы вокруг «Эха Москвы», «Дождя» и «Новой газеты». Но охват аудитории этих и близких им изданий мизерный. В силу этого он не сможет стать мобилизационным ресурсом для майдана. Мало того, в случае чрезвычайной ситуации эти СМИ будут быстро и безболезненно закрыты.

Восьмая причина. Майдан, чтобы он победил, должны возглавлять не блогеры, а люди, имевшие или имеющие отношение к правящим кругам.

Лидеры майдана должны быть хотя бы бывшими правительственными чиновниками или парламентариями. Они должны уметь управлять государством и знать, как оно устроено изнутри.

Так было на Украине: тамошняя оппозиция – Ющенко, Яценюк, Кличко, Тягнибок, Тимошенко, Порошенко, Турчинов, Аваков – такой опыт имела. Одни работали в правительстве, другие – в парламенте.

Навальный же просто тусовочный маргинал, у которого нет государственного управленческого опыта.

Девятая причина. Залог успеха майдана – отсутствие в обществе сил, которые могут помимо силовых структур встать на его пути, составить костяк атнимайдана.

А если такие силы и есть, то они должны быть парализованы, как это было во время «Оранжевой революции».

Я помню, как в ноябре 2004 года через несколько дней после начала майдана с юга и востока Украины в Киев были свезены рабочие. Они спокойно ходили по городу, и как ни старались их разагитировать «оранжевые» студенты (я присутствовал при таких разговорах), у них ничего не получалось. Рабочие были настроены решительно.

Самым главным вопросом, который они адресовали своим предводителям, звучал так: «Когда нас поведут разгонять майдан?»

Но Янукович оказался трусом. Вместо решительных действий он произнес перед своими сторонниками речь, в которой заклеймил Ющенко котом Леопольдом, после чего поблагодарил их за помощь и отправил по домам. После этого майдан воспрянул духом – стало понятно, что власть слаба и сопротивляться не будет.

В 2014 году даже при всей нерешительности Януковича «Беркут» и его добровольные помощники, т. н. титушки, успешно сдерживали праворадикалов, а в редких случаях, когда им разрешали их разгонять, они очень быстро это делали.

Например, 18 февраля 2014 года во время попытки штурма Верховной рады майданщики получили отпор и были вытеснены на Майдан, который к утру 19 февраля был зачищен наполовину. Власти оставалось совсем немного для подавления мятежа, но она струсила идти до конца. Янукович боялся Запада.

После бегства президента и министра внутренних дел воля к сопротивлению и у титушек, и у беркутовцев испарилась.

В России ситуация кардинально отличается: различные общественные организации, в первую очередь ветеранские, включая добровольцев Донбасса, способные похоронить любые надежды российских майданщиков на перемогу.

Десятая причина. Российские граждане, во всяком случае подавляющее большинство из них, получили в 2014 году достаточную прививку от всякого рода майданов.

Они лично видели, что майдан привел не к процветанию, а падению жизненного уровня граждан, войне, потере территорий, к появлению многомиллионной армии беженцев. После такого никто не захочет никакого майдана. Мало того, российские граждане одобрят силовой разгон майдана.

Вот и все. Можно, конечно, добавить и другие причины. Но и этих, пожалуй, достаточно.

И тем не менее, в конце еще раз напомню: генералы всегда готовятся к прошлым войнам. Поэтому терять бдительность все же не надо

vz.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*