Откровение Создателя не принадлежит человеку, а находится в полном распоряжении Бога.

откровенВ Откровении Бог не просто отрывает истину о Себе; Он открывает Себя Самого. Откровение имеет личный характер. Это Откровение конкретному человеку, в конкретном месте, времени, обстоятельствах.

Дмитрий Бинцаровский

Карла Барта часто называют теологом Слова Божьего. Его можно также назвать теологом Откровения, поскольку Откровение и Слово Божье – это одно и то же. Его богословие называют «богословием сверху» (то есть богословием, которое пытается основываться на том, что сказал Бог). Это богословие противостояло либеральному «богословию снизу» (то есть богословию, которое отталкивается от человеческих попыток осмыслить божественное). Барт призывал сосредоточиться не на том, что люди могут сказать о Боге, а на том, что Бог сказал о человеке и о Самом Себе.

Но Барт не хотел просто возвращаться к «до-модернистским» временам, к реформатской ортодоксии или к библейскому фундаментализму. Поэтому Его учение об Откровении имеет ряд особенностей.

Свобода и суверенность Бога в Откровении

Согласно Барту, человек не может знать ничего о Боге без Его Откровения. Наши самостоятельные попытки познать Бога обречены на неудачу, не только по причине греха, но и потому, что Бог абсолютно отличается от человека. «Бог вне Своего Слова сокрыт для нас». Мы можем знать что-то о Боге только потому, что Он суверенно решил стать познанным.

Откровение есть знание Бога через Бога и от Бога. Бог всегда остается субъектом акта Откровения. Это означает не просто то, что Откровение исходит от Бога. Это означает, что Откровение Бога не принадлежит человеку, а находится в полном распоряжении Бога. Человек не может исследовать Откровение по своим стандартам или оценивать его. Кроме того, никто, даже христианин, не имеет постоянного, естественного, прямого доступа к Откровению. Способность к познанию дается в самом акте Откровения. Как откровение, так и вера, воспринимающая его, – это дар Божий, чудо Божье.

Бог Сам решает, как, когда, кому и насколько открыть Себя. Например, человек может рассчитывать, что услышит Слово Божье из Библии, но даже в этом случае решение остается за Богом. Откровение – это не что-то, записанное в прошлом (Библия), а теперь доступное для всеобщего чтения и тем более понимания. Откровение – это не что-то, созданное в прошлом (творение), а теперь доступное для всеобщего обозрения. Бог всегда активен в Откровении и сохраняет власть над ним. Его нельзя познавать, просто читая книгу или любуясь творением. По мнению Барта, это бы означало, что Бог является только объектом нашего исследования и не является субъектом Своего Откровения. Другими словами, это бы означало, что мы познаем Бога без участия и контроля Самого Бога в настоящем.

Бог Сам решает, как, когда, кому и насколько открыть Себя.

Барт подчеркивает, что в богопознании мы не должны начинать с общих абстрактных определений вроде «Бог есть всесильный», «всезнающий», «бесстрастный» и т.д. Бог таков, каков Он в Своем акте Откровения. «При разъяснении и истолковании положения «Бог есть» мы должны в любом случае и в полной мере опираться на Его дела (происходящие в деле Откровения)». Эти Божьи дела неотделимы от Божьего Слова. Для Бога говорить слово – значит действовать. «Словом Господа сотворены небеса… ибо Он сказал, — и сделалось; Он повелел, — и явилось» (Пс. 32:6). И наоборот: Божьи деяния говорят о Нем Самом.

Когда протестант слышит выражение «Слово Божье», первое, что приходит ему в голову – это Библия. По его мнению, именно там, в первую очередь, мы находим Откровение Бога. Но Барт мыслит иначе. Он говорит, что Откровение никогда не может быть статичным, зафиксированным. Оно не может быть просто объектом исследования экзегета, оно не может быть просто информацией о Боге. Книга не может быть Откровением, она может только указывать на него или свидетельствовать о нем. Откровение всегда есть и должно быть явлением, событием, актом, встречей. В Откровении Бог не просто отрывает истину о Себе; Он открывает Себя Самого. Откровение невозможно в рамках отношений «Я-оно». Оно возможно только в отношениях «Я-ты», то есть имеет личный характер. Это Откровение конкретному человеку, в конкретном месте, времени, обстоятельствах. Человек слышит Слово Божье только тогда, когда Бог решает Ему открыть это Слово. Таким образом, суверенность Бога в Откровении и динамичность Откровения крепко связаны между собой.

Божественные формы Слова Божьего

В первой лекции мы уже цитировали знаменитый отрывок из Барменской декларации: «Иисус Христос, как Он засвидетельствован нам в Священном Писании, есть единое Слово Бога, которое мы должны слушать, которому мы должны доверять и покоряться в жизни и в смерти». Уже в этом отрывке чувствуется определяющее влияние Барта на текст декларации. Слово Божье (то есть Откровение) тождественно только Иисусу Христу. Он есть первая форма Слова Божьего. А поскольку Барт не проводит различия между Личностью и работой Иисуса Христа, то Слово Божье тождественно деянию Христа, искуплению и примирению, совершенному в Нем.

Это Слово засвидетельствовано в Библии, которая есть вторая форма Слова. Барт выделяет также третью форму – церковная проповедь, в которой Слово Божье возвещается. В первом томе «Церковной догматики» Барт определяет эти три формы как Слово Божье явленное (Иисус Христос), Слово Божье записанное (Святое Писание) и Слово Божье проповеданное (церковное возвещение). Барт подчеркивает, что это не три отдельных Слова Божьих, а три формы одного и того же Слова.

Кроме того, Барт писал, что Бог свободен передать Свое Откровение так, как Сам пожелает, помимо Библии и церкви. Поэтому мы можем выделить еще одно средство передачи Слова – сам мир.

Дмитрий Бинцаровский, » Учение Барта об откровении»

reformed.org.ua

Добавить комментарий