Российские школы живут без правил.

школаШколе нужен этический кодекс.

Андрей Панов

«Щекастый жирный хам, так она меня назвала», – с радостью рассказывает ребенок дома про учительницу. А про меня она сказала только, что у меня «загорелая рожа», добавляет второй. В данном конкретном случае обзывательства или даже оскорбления вызвали у детей только смех. Учитель не такой уж и строгий, предмет не самый любимый, и от него ничего не зависит. Поскольку детей никто не травит, они скорее видят в таком поведении признание собственной значимости.

Но что делать родителям? Часть из них сочтет такое поведение допустимым. Однако тут не надо обманываться. Одни родители считают допустимыми истории, которые у других родителей вызывают рвотный рефлекс. Прекрасный пример – недавние сексуальные скандалы в нескольких московских школах. Сколько раз мне приходилось слышать «а что такого, взрослые уже люди». Хотя для большинства секс школьницы или школьника с учителем далеко за гранью дозволенного и точно не совместим с продолжением работы в школе.

Если исходить из того, что обзывать школьников или указывать на их физические недостатки нельзя, то почему учителя продолжают так делать? Российской школе категорически не хватает формальных поведенческих или, если хотите, этических правил взаимодействия между учителями и школьниками. Может ли учитель назвать школьника дебилом? Смазливой дурой? За уши вытащить из класса и т. д.? Я, например, не слышал, чтобы учителей выгоняли за разовое оскорбление ученика. И я не знаю, нужно ли это делать и в каких именно случаях. Но пока нет правил и пока нет четких инструкций, страдать будут самые незащищенные дети. Те, которые боятся рассказать родителям, и те, чьи родители боятся прийти в школу.

Можно ли ходить в школу со смартфоном? Что делать со школьниками, которые курят марихуану? Можно ли учителю звать ученика в гости и заниматься один на один? И я не знаю конкретных ответов на эти вопросы.

А что будет школьнику, который назовет учительницу жирной свиньей? Сейчас это опять-таки зависит от расклада сил между родителями ученика и учителем. Но так быть не должно. Вариантов реакции школы на такое поведение может быть множество – например, вызов родителей в школу, двойка за урок, отчисление из школы за регулярные нарушения и перевод в школу для сложных подростков. И это меню должно быть прописано, причем знать о нем должны и школьники, и учителя. Полагаю, что незнание или непонимание норм детьми вредит им гораздо больше, чем учителям или школьной администрации.

Кто должен написать этический кодекс? Должен ли это быть один кодекс для всех школ? На самом деле это не такой простой вопрос. Математическая школа сильно отличается от спортивной, точно так же, как Большой театр от армии. И подобные нормы, на мой взгляд, не должны быть полностью идентичными. Они могут быть такой же важной составляющей школы, как ее специализация. Отдавая ребенка в школу, вы точно будете знать, что за пропуск занятия по математике у вас будет двойка в дневнике, а за мат ребенок будет отчислен. Или наоборот – кому как нравится.

Нормы поведения в обществе постоянно меняются. Точно так же, как запрещены телесные наказания, будут запрещены и взаимные оскорбления. И российской школе пора делать уверенные шаги в эту сторону.

Андрей Панов

«Аттестат зрелости: Уроки этики.

«Ведомости» № 4333, 01.06.2017.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*