Северный морской путь становится международным транспортным коридором.

северАльтернативы Северному морскому пути нет.

Николай Сурков, Кирилл Кудрин.

Севморпуть — главный морской маршрут страны и кратчайший водный путь из Европы в Тихий океан. В самом ближайшем будущем СМП из внутренней «магистрали» может превратиться в один из наиболее значимых международных транспортных коридоров

Чтобы понять, для чего России Северный морской путь (СМП), достаточно посмотреть на карту мира. Во-первых, это кратчайший водный маршрут из Европы в Азиатско-Тихоокеанский регион. Для сравнения: расстояние от Петербурга до Владивостока по СМП составляет около 14 тыс. км, а через Суэцкий канал — больше 23 тыс. км. Во-вторых, это прямой выход на соответствующие рынки.

От поморов до «Газпрома»

Первыми покорителями наших арктических морей принято считать поморов. Потом были Семен Дежнёв, Витус Беринг и Михаил Ломоносов, представивший проект освоения будущего Севморпути.

Пик развития Арктики пришелся уже на советские годы. В 1932 году было образовано Главное управление Севморпути. Во время Второй мировой СМП стал важнейшим каналом поставки в СССР техники по ленд-лизу. После войны был «северный завоз». В новейшей истории страны вслед за спадом в 1990-х в 2013 году была воссоздана «Администрация Севморпути», а на первый план вышли экономические интересы. СМП активно используется для перевозок грузов таких компаний, как «Норникель», «Лукойл», «Роснефть», «Газпром» и др.

И если на протяжении советского периода Севморпуть был внутренней морской «магистралью», сегодня уже обсуждается развитие международного транспортного и торгового коридора.

Территория мира, стабильности и сотрудничества

Прошедшее в американском Фэрбанксе (Аляска) заседание Арктического совета (АС) показало, что, несмотря на все неурядицы последних лет, Москва и Вашингтон твердо намерены не допустить превращения акватории Северного Ледовитого океана в арену для соперничества. На фоне конфронтационной риторики, которая регулярно звучит из Вашингтона, встречи АС поражают своим конструктивным и подчеркнуто неконфронтационным настроем. На последнем таком мероприятии были сделаны важные заявления.

— Россия много делает и будет делать для того, чтобы Арктика развивалась как территория мира, стабильности и сотрудничества. Здесь нет потенциала для какого-либо конфликта, — заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон, в свою очередь, четко обозначил приоритеты арктической политики Вашингтона: повышение уровня жизни коренных народов, признание стратегических интересов стран, стремящихся стать частью будущего Арктики, и защита окружающей среды региона.

Ричард Вайц, эксперт клуба «Валдай», директор Центра военно-политического анализа в Hudson Institute (Нью-Йорк), подтвердил, что даже администрация Обамы избегала обострять отношения в Арктике.

— До сих пор ни Россия, ни США не рассматривали Арктику в качестве приоритетного региона в отношениях друг с другом, — отметил эксперт. — Во время президентства Обамы, несмотря на существенные расхождения в позициях по другим вопросам, Россия и США проводили по большей части неконфронтационную политику в Арктике, достигая прогресса по таким вопросам, как борьба с изменением климата, защита морских путей, разработка нефтяных и газовых месторождений, добыча минеральных ресурсов.

Первым делом — углеводороды

По оценке экспертов, Северный морской путь будет развиваться как национальная транспортная система, которая превратится в международную транспортную артерию.

— СМП призван обеспечивать круглогодичный вывоз углеводородов на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. Но для этого нужны значительные ресурсы и время. А после этого можно перейти к превращению СМП в международную транспортную артерию, конкурировать с другими морскими путями, — полагает советник директора Арктического и Антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ) Александр Данилов.

Председатель Полярной комиссии РГО Виктор Боярский также в качестве одной из основных перспектив СМП видит «рост интенсивности перевозок главным образом жидких углеводородов». А по словам гендиректора «Атомфлота» Вячеслава Рукши, уже в ближайшем будущем Севморпуть даст возможность доставлять российскую арктическую продукцию напрямую заказчикам в странах АТОР, где цены на углеводороды значительно выше, чем в Европе. Пример — проект «Ямал СПГ», более 90% продукции которого законтрактовано как раз азиатскими покупателями.

Специальный представитель президента РФ по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Артур Чилингаров напоминает, что в Арктической зоне РФ находится 90% извлекаемых ресурсов углеводородов всего континентального шельфа России, ведется добыча 90% природного газа и сконцентрировано 80% общероссийских разведанных запасов газа промышленных категорий. Прогнозируемые запасы углеводородов в глубоководной части Северного Ледовитого океана составляют 15–20 млрд т условного топлива. Также в регионе находится более 90% никеля и кобальта, 60% меди, извлекается большая часть алмазов в стране.

Перепрофилировать дома для туристов

В последние годы много говорится о туристическом потенциале СМП. Особенно если речь идет о западной части Русской Арктики, включающей территории Земли Франца-Иосифа и северного острова Новой Земли.

— Через Землю Франца-Иосифа проходит путь арктического круиза на Северный полюс, популярный среди состоятельных граждан экономически развитых стран, — рассказал «Известиям» замглавы Ростуризма Роман Скорый. — Арктический круиз на Северный полюс — это вообще эксклюзивный российский продукт. Россия единственная, кто морским путем доставляет туда туристов.

Динамика числа туристов, посещающих Северный полюс с заходом на Землю Франца-Иосифа, впечатляет: в 1990-е годы максимальное число — 400 человек — было в 1994 году, а в сезон 2015 года там побывали уже 1225 человек. Также Ростуризм видит потенциал у Шпицбергена, национального парка «Русская Арктика» и арктической базы «Барнео».

Однако проблем тоже хватает. Одна из них — неразвитая туристская инфраструктура. Чтобы это исправить, Роман Скорый предлагает даже перепрофилировать для туристов часть существующих зданий. Другая проблема связана с круизными компаниями.

Одновременно арктический туризм в России тормозится высокой стоимостью морских круизов — от 300 тыс. до 750 тыс. рублей, а та, в свою очередь, связана с дороговизной фрахта судов для туроператоров. Однако по мере увеличения интенсивности использования СМП и улучшения инфраструктуры представитель Ростуризма ожидает «расширения возможностей по организации круизного туризма в российском секторе Арктики».

Советское наследство не пригодилось

Интерес мира к Арктике растет, и Россия не может не учитывать этого в своих планах военного строительства.

В советское время в Арктике существовала внушительная военная инфраструктура. Прежде всего было построено немало аэродромов — Амдерма, Рогачево, Анадырь и др. На этих аэродромах базировались истребительные полки ПВО. Также эти аэродромы предназначались для развертывания сил дальней авиации в случае начала войны с НАТО.

По побережью Северного Ледовитого океана были развернуты части радиотехнических войск. Крупная группировка войск ПВО была дислоцирована на Кольском полуострове и в районе Архангельска. В Печорах был построен радар системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) «Дарьял».

На Чукотке в условиях вечной мерзлоты была даже развернута 99-я мотострелковая дивизия — для обороны в первую очередь Анадыря. Там же, в районе Анадыря, было создано защищенное хранилище ядерного оружия.

В первой половине 1990-х годов военные подразделения были выведены с Новой Земли, Новосибирских островов, Земли Франца-Иосифа. Большинство авиационных полков ПВО было расформировано. Вся созданная система радиолокационного контроля и ПВО Северного Ледовитого океана, по сути, была ликвидирована. 99-я мотострелковая дивизия была свернута в базу хранения военной техники, а затем в начале XXI века расформирована.

Про Арктику первыми вспомнили военные

Сейчас происходит постепенное восстановление российского военного присутствия в Арктике, однако оно не идет ни в какое сравнение с теми силами, которыми там располагал СССР во времена холодной войны.

Самый заметный для широкой публики компонент — это создаваемые аванпосты на островах. На них размещаются тактические группы, состоящие из подразделений радиотехнических войск, авиакомендатуры, подразделений ПВО и обеспечения. Следует ожидать размещения на таких базах частей береговых ракетно-артиллерийских войск ВМФ. Предусмотрено и оперативное усиление гарнизонов в случае кризиса. Подразделения ВДВ регулярно принимают участие в учениях по переброске и высадке на арктических территориях.

Обязательным атрибутом каждого аванпоста является аэродром, который может принимать транспортные Ил-76. На аэродромах имеются ангары, в которых можно размещать и обслуживать бомбардировщики Су-34. Ведется восстановление арктических аэродромов Нарьян-Мар, Алыкель (Норильск), Воркута, Анадырь и др.

Очень высока активность ВМФ РФ в Северном Ледовитом океане. Боевые корабли и вспомогательные суда регулярно осуществляют походы вплоть до Восточно-Сибирского моря. При этом особый упор делается на отработку десантных операций.

Ведется строительство и специальных судов, предназначенных для ведения боевых действий в Арктике. Сейчас на стапелях — пара патрульных ледоколов типа «Иван Папанин». Ожидается строительство и других кораблей ледового класса. Минобороны активно закупает специальную технику именно для арктических условий — это и арктический вертолет Ми-8АМТШ-ВА, и арктические варианты комплексов ПВО «Тор-МДТ» и «Панцирь-СА».

Контролировать Арктику, но не воевать в ней

Сейчас задачи обороны Арктики, по сути, распределены между двумя командованиями: ОСК Северного флота (СФ) и Восточного военного округа. Однако у каждого из них хватает своих забот в Атлантике и Тихом океане. В связи с этим явно назрело создание специального арктического командования, которое будет заниматься исключительно ведением боевых действий в Арктике. Это командование должно взять под свое управление все силы, размещенные на аванпостах от Кольского полуострова до Чукотки. Другие силы, в частности арктические мотострелковые части, будут передаваться в состав командования по мере необходимости.

На левом арктическом фланге, на Кольском полуострове, расположены силы 14-го армейского корпуса СФ, в его состав входит единственная в стране 80-я арктическая бригада. Данное соединение предназначено для действий в экстремальных условиях, оснащено специальной техникой, личный состав прошел различные виды боевой подготовки и выживания в условиях холода.

Справа, на Чукотке, формируется дивизия береговой обороны, которая будет включать в себя как части береговых ракетно-артиллерийских войск, так и специальные мотострелковые арктические батальоны. Ранее анонсировалось создание арктической бригады еще и на полуострове Ямал.

По центру воссоздается система ПВО. На островах архипелага Новая Земля уже развернут полк ПВО с системой С-300. По Северу также идет развертывание сети радаров воздушного обнаружения. Силы ВКС, по сути, восстанавливают полный радиолокационный контроль над Северным Ледовитым океаном.

В дальнейшем подразделения радиотехнических войск и ПВО, размещенные на аванпостах на Новой Земле, будут сведены в новую создаваемую дивизию ПВО. Можно ожидать развертывания на авиабазах Тикси и Амдерма авиаполков с боевыми самолетами, в частности перехватчиками МиГ-31.

Что же касается обнаружения подводных целей, то российское военное ведомство создает систему подводного обнаружения «Гармония». Примечателен и тот факт, что на Кольском полуострове и на Камчатке с Чукоткой ВМФ развернул два полка с беспилотными летательными аппаратами для контроля морской среды.

Задел на будущее

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Павел Гудев считает, что говорить о милитаризации Арктики или назревающем военном противостоянии там попросту некорректно.

— По мере таяния арктических льдов туда будет приходить всё больше государств, у которых есть разные интересы — в области судоходства, морского промышленного рыболовства, круизной навигации, — пояснил эксперт. — У России самая протяженная береговая линия в Арктике. Любому государству с такой протяженной береговой линией нужно как-то контролировать все виды морехозяйственной деятельности других стран. Например, чтобы в пределах нашей 200-мильной исключительной экономической зоны не было нелегального и неконтролируемого рыболовства. Для этого нужно располагать соответствующими силами и инфраструктурой.

Павел Гудев добавил, что нельзя забывать и про традиционные задачи охраны суверенитета и границ. По его мнению, арктические государства не очень заинтересованы в том, чтобы все остальные очутились в этом регионе, и готовятся отстаивать свои интересы.

— Например, совершенно логичным шагом является строительство баз в районе Берингова пролива, поскольку через него в Арктику будут попадать суда нерегиональных стран, — резюмирует политолог. — Более того, чем доступнее регион, тем больше угроз. Надо будет охранять нефтедобывающие платформы, обеспечивать безопасность судоходства. Всё это совершенно естественно для любого государства.

«Известия», 2 июня 2017.


Подписаться на RSS

One Response

  1. «На фоне конфронтационной риторики, которая регулярно звучит из Вашингтона, встречи АС поражают своим конструктивным и подчеркнуто неконфронтационным настроем.
    На последнем таком мероприятии были сделаны важные заявления.»
    …………………………………………………………………………………………………………..
    Чем больше будет присутствовать Россия в Заполярье, тем более будут там не конфронтационными американцы.
    А всё идёт к этому.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*