Компартия Китая решила активно очищать свои ряды от верующих

китайКоммунисты Китая готовы к борьбе против веры.

Александр Шпунт

На этой неделе в Пекине в сугубо теоретическом партийном журнале «Кьюши», название которого в вольном переводе означает «Поиск истины», появилась публикация Ван Зуана, одного из опорных чиновников идеологического блока ЦК КПК, директора Государственной администрации по делам религии. Товарищ Зуан неожиданно жестко заявил, что члены КПК должны быть атеистами и не иметь религиозных убеждений.

«…Члены партии не должны иметь религиозных убеждений, что является красной линией для всех членов … Члены партии должны быть твердыми марксистами и атеистами, подчиняться партийным правилам и придерживаться партийных убеждений… им не разрешено искать ценности и убеждения в религии… Должностных лиц, имеющих религиозную веру, следует убедить отказаться [от веры], а те, кто будут сопротивляется, будут наказаны партийной организацией…» — не просто холодком, а стужей времен культурной революции повеяло от слов товарища Зуана. Не удивительно, что небольшой текст в теоретическом журнале мгновенно разлетелся по комментариям всех серьезных политических аналитиков, специализирующихся на внутренней политике КНР.

Ну, а то, что этот сигнал «прочли» все без исключения представители политической элиты компартии, очевидно каждому, кто помнит, можно ли было проигнорировать маленькую публикацию в «Коммунисте», теоретическом журнале ЦК КПСС.

Довольно долгое время вопрос религиозных взглядов представителей элиты современного Китая — почти точно совпадающей с элитой КПК — оставался за чертой четкого партийного регулирования.

Разумеется, жесточайшие гонения на верующих ушли в прошлое еще в начале 80-х, когда модернизация, начатая Ден Сяопином, затронула все без исключения аспекты жизни страны — не только и даже не столько экономику.

Было бы неправильным сказать, что эти три десятилетия стали годами религиозного ренессанса — ободренные Ден Сяопином китайцы решительно бросились зарабатывать деньги, оставив на потом обновление общественного устройства Китая. Возможность частного предпринимательства уже сама по себе казалось чудом в условиях тотального контроля со стороны КПК — и элиты предпочитали не дразнить партию еще и запросами общественного обновления.

С другой стороны, идеологический блок КПК понимал, что люди с психологией хунвейбинов вряд ли способны ворваться в сложившийся мировой рынок и вывести Китай, как желал Ден Сяопин, на лидирующие позиции в мировой экономике. Так что заметные идеологические послабления — в том числе и в вопросах свободы вероисповедания — партийными идеологами были предприняты без лишнего шума и помпы. Разумеется, только в тех областях, где свобода вероисповедания не перерастает в свободу совести. Тут монополия на истину должна принадлежать только ЦК КПК, всегда и в любом вопросе.

Ситуация начала резко меняться в последнее время, когда быть верующим в китайской элите стало модным, признаком современного стиля благополучия. Игнорировать такие процессы не в стиле идеологов ЦК КПК, гораздо лучше их возглавить — и вот уже ЦК и Ватикан, например, приходят к историческому соглашению, урегулировавшему ситуацию с 11 миллионами китайских католиков, о чем агентство ИА REGNUM подробно рассказывало.

Но идеологи ЦК не были бы сами собой, если бы одновременно не создали инструмент для избирательного политического «отстрела» тех, кто слишком всерьез воспримет свободу вероисповедания, дарованную компартией.

Публикация за подписью Ван Зуана как раз и призвана стать тем самым дистанционно взрывающимся неснимаемым обручем на шее каждого верующего представителя элиты Китая. Чей обруч взорвется завтра — решают в кабинетах с видом на красивое озеро в пекинском районе Чжуннаньхай.

Китай официально является атеистической страной, хотя власти страны в качестве традиционных признают пять религий: буддизм, ислам, даосизм, протестантизм и католицизм.

Согласно Конституции Китая, граждане имеют право следовать определенной религии, но одно дело граждане, а совсем другое — коммунисты, руководящая и направляющая сила КНР, где и сегодня партбилет — единственный путь к вершинам общественного положения, даже если ты бизнесмен из частного сектора или деятель искусств.

В мотивировочной части своей публикации директор Государственной администрации по делам религии пишет: «Некоторые иностранные силы уже использовали религию для проникновения в Китай,… экстремизм и незаконная религиозная деятельность распространяются…, угрожают национальной безопасности и социальной стабильности», — что почти дословно повторяет тезис, высказанный Си Цзиньпином, Председателем КНР, на конференции по религии несколькими неделями ранее.

Тогда товарищ Си сказал дословно следующее: «Мы должны решительно защищаться от проникновения внутрь наших границ [экстремизма и терроризма] через религиозные инструменты и предотвращать идеологические диверсии экстремистов».

Аналитики обратили внимание и на другую часть публикации Ван Зуана, в которой он недвусмысленно объясняет: никаких тотальных гонений на религию и религиозные организации не будет; просто есть правильные религиозные структуры и правильный клир — и есть неправильные.

Отличить одни от других довольно просто — правильные это те, на кого укажут идеологи ЦК. «…Мы должны направлять религиозные группы и людей с социалистическими базовыми ценностями и … традиционной китайской культурой… поддерживать [такие] религиозные группы, … вникать в их доктрины, чтобы найти моменты в их деятельности, которые приносят пользу социальной гармонии и развитию» — так товарищ Зуан промаркировал «правильных» верующих.

Сегодня в Китае — около 98 миллионов членов Коммунистической партии. При этом средневзвешенная оценка числа верующих уже не отличается так заметно от этой цифры — примерно 58 миллионов человек.

Тонкость в том, что число верующих уже несколько лет растет с темпом 10−11% в год, а вот число коммунистов — нет. Партия довольно жестко бережет свой элитарный статус.

Если тенденция сохранится, то уже через несколько лет верующих в китайском обществе будет больше, чем коммунистов. Особенно бурно растут не традиционные, а модные западные религиозные культы — достаточно сказать, что по оценкам американских аналитиков, к 2021 году китайских протестантов будет больше всех в мире — включая Германию, родину протестантизма.

regnum.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*