Подставные неверующие. Изощренные методы борьбы с духовным инакомыслием.

протестантРоман Лункин.

Применение религиозного законодательства после вступления в силу «Закона Яровой» все больше напоминает костюмированный мрачный бал-маскарад. Оскорбляются чувства верующих, которых на самом деле нельзя оскорбить или которые не считают себя оскорбленными, людей, не берущих в руки оружие, предлагается считать почти террористами, тех, кто требует наказания – самыми милосердными. Появилась также особая категория «неверующих», которые прикидываются странными хитрыми людьми – они приходят в церкви, чтоб «страдать», подвергаясь обращению в веру, а затем говорят об этом в суде. Этих странных оборотней, как в фильмах ужасов, трудно увидеть обычному человеку, так как они появляются неожиданно.

Во многих из уже более, чем 50 дел по «Закону Яровой» о контроле миссионерской деятельности, постановления о штрафах в отношении проповедников или церквей, выносятся на основании показаний этих людей. Они как бы случайно приходят на богослужение, слышат Слово Божие, как бы случайно берут в руки немаркированную религиозную литературу. И это подвигает их не к благочестивой жизни, а к административному делопроизводству.

19 мая 2017 года мировой судья Дмитровского судебного участка Сыктывкара оштрафовал Церковь христиан веры евангельской (ХВЕ) на 30 тысяч рублей за то, что на здании, где проводилось богослужение не было вывески, а внутри имелись печатные материалы без маркировки. Полицейский протокол по этому делу был основан на объяснениях Алиповой А.С., которая до 2015 года была прихожанкой этой пятидесятнической Церкви. По словам юриста Церкви Ольги Вавилиной, «во время ее посещения Организации проходило богослужение, которое состоит из проповеди, песнопения и молитвы, а книги она приобрела в ходе разговора с одной женщиной. Таким образом, ее посещение богослужения не было связано с проведением миссионерской деятельности Организации. Ее объяснения о том, что о деятельности церкви она узнала от девушки, с которой она лежала в больнице, не могут быть основанием для производства по административному делу, в связи с тем, что личность «девушки» не установлена, не установлена ее принадлежность к данной Организации, не установлено наличие полномочий от Организации на проведение миссионерской деятельности, а также не установлена дата этой беседы, проходила ли данная беседа до или после вступления изменений в законодательство о миссионерской деятельности». В ходе проверки у Алиповой А.С. были изъяты четыре книги, а именно: «My First Bible», «В начале», «Земля откровений», «Пророки цари и герои», но не был доказан факт того, что эти книги гражданка взяла или купила у кого-то из представителей Церкви. Помимо этого, вся информация о Церкви была на специальном информационном стенде в помещении.

Претензии правоохранительных органов необоснованны. По словам адвоката и члена Совета по правам человека при Президенте РФ Владимира Ряховского, в законе не указано, где должна быть вывеска с наименованием церкви – на здании, в холле внутри здания, на стенде в помещении или где-либо еще. Поэтому неправомерно штрафовать религиозную организацию за отсутствие таблички с наименование на Доме молитвы. Основное правило, которое предписывается законом – чтобы для всех было очевидно, что за организация проводит богослужение. А сделать это можно разными способами. Существуют свои нюансы, связанные с маркировкой религиозной литературы – где нужно ее ставить в книге или в журнале закон не указывает. К примеру, в советское время в библиотеках штамп ставился на титульном листе и на 17 странице, а в данном случае никакого стандарта нет.

Как подчеркивает Владимир Ряховский, в рамках судебного процесса практически невозможно доказать, что человек является подставным. Если же настаивать на том, что «подвергавшийся миссионерству» человек просто играл свою роль, суд может в ответ решить, что вы уходите, таким образом, от ответственности. Что касается того, в каком случае литература должна в обязательном порядке иметь маркировку, то в законе указано, что полное наименование должно быть указано на литературе, которую издает сама религиозная организация. Кроме того, маркировка должна содержаться на литературе, которая распространяется в ходе миссионерской деятельности. Но суд должен установить, что был факт миссионерской деятельности, а не что-то иное. Если в Доме молитвы верующие держат в руках молитвенники и читают Библии во время богослужения, то это не может автоматически считаться миссионерством. Миссионерская акция – это когда материалы передаются из рук в руки среди тех людей, которые не являются членами данного религиозного объединения. В церковной библиотеке или же в молитвенном зале в Доме молитвы вполне может лежать любая незапрещенная религиозная литература. Надо отметить также, что если человек сам пришел в церковь и взял какую-либо книгу, то это также не может являться миссионерской деятельностью. В противном случае ситуация может дойти до абсурда – к примеру, магазин Российского Библейского общества как религиозной организации, продает книги других объединений и конфессий. Нужно ли эту деятельность рассматривать в качестве миссионерской? – очевидно, что нет.

Самые первые дела по «Закону Яровой» лета-осени 2016 года также основывались на показаниях странных людей-оборотней. В Марий Эл проповедь пастора Церкви «Новое поколение» против алкоголизма снимали на видео посторонние люди, также было и в деле Ирины Тищенко, миссионерки с Украины, которая выступала на богослужении Церкви ХВЕ в Кемерово – кто-то вдруг случайно оказался с видеокамерой и был «не членом данного религиозного объединения».

Теперь правоохранительные органы наращивают практику по штрафам за религиозную литературу без маркировки. 31 мая 2017 года стало известно о возбуждении в Новосибирске дела об административном правонарушении по ч. 3 ст. 5.26 КоАП в отношении Церкви ХВЕ. Причем, информация в прокуратуру поступила в результате проверки, проведенной УФСБ. Угрозой для общественной безопасности стали Библии в русском переводе, где не было полного наименования именно этой Церкви ХВЕ.

В мае 2017 года протестантское движение «Армия спасения» пожаловалась в Конституционный суд на пункты закона о свободе совести и Кодекса об административных правонарушениях, на основании которых ее наказали за распространение немаркированных материалов. По мнению заявителей, эти нормы, введенные антитеррористическим пакетом Ирины Яровой, противоречат ст. 28 и 55 Конституции, которые гарантируют свободу вероисповедания и разрешают ограничивать права и свободы лишь для защиты конституционного строя. По словам адвоката Сергея Чугунова, из закона не ясно, подлежат ли маркировке все материалы, которые потенциально могут быть распространены в рамках миссионерской деятельности, или только те, что распространяются в конкретный момент. В конце 2016 года во Владивостоке «Армия спасения» была также, как и сыктывкарская церковь ХВЕ, оштрафована на 30 000 руб., конфискованные у нее 36 немаркированных экземпляров Библии в синодальном переводе суд постановил уничтожить. Позже пункт об уничтожении книг был исключен.

Практика доносов, неверующих оборотней, подстав и провокаций стала развиваться именно в отношении самых активных неправославных церквей. Публично «Закон Яровой» и его последствия оправдывали в прессе глава Комитета Госдумы по вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов, борец с сектами Александр Дворкин и руководитель юридической службы РПЦ Ксения Чернега. То, что происходит с христианскими конфессиями в России – это, безусловно, не запрет организаций, как произошло со Свидетелями Иеговы, но моральные последствия этих акций серьезные: дискредитация веры как таковой через доносительство, издевательства и возбуждение вражды к своим же гражданам иной веры.

sclj.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*