Япония поможет России войти в цифровое измерение мира.

цифр1Мы научились разговаривать на равных
Павел Кобер

Иннопром показал: Россия обладает важными управленческими и технологическими решениями для вовлечения в международную производственную кооперацию

Цифровая экономика и умное производство стали главными темами прошедшей 10 — 13 июля в Екатеринбурге Международной промышленной выставки Иннопром-2017, страной-партнером которой на этот раз выступила Япония. Можно было предположить, что японцы делегацией в 600 бизнесменов и чиновников поведут поучительные речи о бережливом производстве, повышении производительности труда и качества продукции, а мы в ответ будем традиционно просить об инвестициях и передаче технологий. Отрадно сознавать, что разговор шел на равных.

Тон дискуссиям на Иннопроме задал посетивший открытие Владимир Путин. Говоря о целях развития отечественной промышленности, в качестве одной из ключевых задач он назвал «наращивание объемов высокотехнологичной продукции гражданского назначения предприятиями оборонно-промышленного комплекса» и отметил, что «в широком внедрении передовых, в том числе цифровых, технологий мы видим мощный ресурс для развития России». По его словам, это важно и для успешного сотрудничества РФ с другими странами. То есть подчеркивается значение равенства сторон: успех российских компаний в международной кооперации зависит от того, насколько наши производства подтянутся по внедрению передовых технологий до уровня ведущих зарубежных партнеров.

В отдельных производствах этот уровень уже достигнут. Так, на выставке президенту продемонстрировали ряд новейших отечественных разработок, в том числе систему контроля бодрствования водителей, автоматическую диспетчерскую систему для железных дорог (поезда сами регулируют интервалы движения, человеку остается лишь наблюдать, а вмешиваться лишь в случае ЧП; уже внедрена на Московском центральном кольце), прототип ружья для посадки беспилотников-нарушителей в радиусе до полукилометра.

Еще пять лет назад для России было актуально приобретение в массовом порядке высокотехнологичного оборудования, произведенного в развитых странах, для модернизации собственных производств. Три года назад — поиск иностранных инвесторов для производства в стране высокотехнологичного оборудования. Сегодня — международная кооперация на равноправной основе для создания высокотехнологичной продукции с выходом на рынки третьих стран. И нужно признать, что государство в короткие сроки уже многое сделало для поощрения несырьевого экспорта (о том, как это планируется организовать в Свердловской области, — см. «Экспортируй легко», с. 18).

— Наша задача — создать условия, чтобы российские компании не только выходили на внешние рынки, но (что более сложно и более важно) занимались совместной работой с выходом в том числе на рынки третьих стран, — отметил генеральный директор Российского экспортного центра Петр Фрадков. — Так, японский бизнес заинтересован производить в нашей стране не только для российских потребителей, но и для рынка третьих стран, в первую очередь стран СНГ. Например, Nissan уже отправляет продукцию, произведенную в России, в Белоруссию и Казахстан на сумму более 100 млн долларов в год, термоэлектрические охлаждающие модули поставляются в Южную Корею. Понимая, что у нас создается развитая система поддержки экспорта, японские компании ведут переговоры о расширении производства в России, то есть ставят не только на российский рынок, но и закладывают в свои проекты экспортные возможности.

Такая схема, в частности, вполне может быть реализована в производстве алюминиевой продукции: Русал ежегодно поставляет в Японию около 250 тыс. тонн алюминия, это 17% всего объема производства компании.

— При этом продукция становится все более сложной. Наша стратегия — к 2021 году отойти от производства первичного алюминия и перейти на продукцию с добавленной стоимостью (специальные сплавы, продукция, кастомизированная под прокат), — рассказал генеральный директор Русала Владислав Соловьев. — Но мне кажется, настало время, когда мы должны приглашать японские компании к нам, чтобы совместно производить продукцию высокого передела. Совместно с Минпромторгом мы подготовили большую программу по развитию внутреннего рынка России в части содержащих алюминий продуктов. Сейчас мы занимаемся тем, что создаем удобные места для размещения таких производств — на базе наших производств первичного алюминия. Это Красноярский край, Хакасия и Волгоградская область. Чтобы не осуществлять переплав, мы будет поставлять жидкий алюминий непосредственно в эти технологические долины, экономя при этом энергоресурсы. Там будут применены таможенные и налоговые льготы.

Бежать изо всех сил
Еще одно направление для вовлечения российских предприятий в международную кооперацию — автопром, являющийся сегодня одним из мировых лидеров по внедрению высоких технологий. По словам президента китайской Lifan Group Му Гана, согласно принятым в КНР законодательным актам, к 2025 году должны ежегодно выпускаться 10 млн автомобилей (20% от всего объема производства в стране), работающих на альтернативных источниках энергии (в 2016 году таковых произведено 500 тысяч):

— Китайское правительство выделяет производителям на эти цели колоссальные субсидии, например, в прошлом году — 15 млрд долларов, что сильно помогло различным предпринимателям и компаниям вроде Lifan. В результате этих инициатив появились десятки новых компаний. Среди автомобилей с альтернативными источниками энергии основную долю занимают электромобили. Мы работаем над тем, чтобы водитель мог заменить батарею всего за три минуты. Если мы будем заниматься батареями отдельно, это поможет повысить их безопасность в использовании и снизить общую стоимость автомобиля. У нас есть не только твердый курс правительства, нас еще поддерживают различные научные и учебные институты. Трансформация через внедрение новых технологий является абсолютной необходимостью в Китае. Чтобы двигаться быстрее, нам нужно бежать изо всех сил, изменяясь на ходу.

Директор по локализации компонентов компании AvtoVAZ-Renault-Nissan Purchasing Organization Эйичи Макино считает, что российские производители пока не в состоянии на серьезном уровне участвовать в международной кооперации:

— Большая степень локализации автомобильного производства в России, к сожалению, пока невозможна. Производство автолистов или кресел — пожалуйста. Но сложные компоненты, такие как электрика или приводная техника, импортируются. Слабое звено в России — прессовое производство. Из 20 производств, которые мы осмотрели, всего три производителя оснастки нами были рассмотрены как более-менее подходящие. Многие предприятия пока отстают в развитии, требуют серьезной модернизации и не могут соответствовать нашим требованиям по поставке комплектующих.

Но это замечание не относится к новым автопроизводствам, создаваемым в России. Например, российская компания Sollers создала два совместных предприятия с японскими партнерами.

— Наше самое крупное сотрудничество — с компанией Mazda. Мы расширяем сотрудничество, и скоро новые модели этого бренда будут выпускаться на нашем конвейере во Владивостоке, — сообщил генеральный директор Sollers Вадим Швецов. — Мировой автопром — одна из больших и сложных отраслей, сталкивающаяся сегодня с такими вызовами, как цифровая экономика и новые технологии. Будущее автомобиля известно — он будет, например, электрическим и без водителя. И в этом отношении сотрудничество с Mazda открывает нам хорошие перспективы. С учетом того, что в прошлом году с Mazda нами подписан специальный инвестиционный контракт по производству двигателей на экспорт, мы бы хотели строить этот проект как цифровую фабрику, реализуя его с помощью российских ИТ-специалистов. Во Владивостоке есть прекрасный Дальневосточный федеральный университет — в совместном использовании молодых кадров будущее наших проектов. Потому что именно молодежь будет осуществлять ту цифровую революцию, которая нас всех ждет. Российский интеллект должен стать нашим главным экспортным товаром.

Добавить мяса
По мнению чиновников, вести равноправный диалог с зарубежными бизнес-партнерами нам помогает выправляющаяся ситуация в национальной экономике. На Иннопроме министр экономического развития РФ Максим Орешкин заявил, что «российская экономика находится в уникальной точке — без структурных дисбалансов, без перегревов, и в перспективе ее ожидает длительный рост»:

— С уверенностью можно сказать, что после двух непростых лет началась фаза подъема. Доказательством этому является тот факт, что рост инвестиционной активности сейчас превышает рост ВВП. Экономические показатели российско-японского взаимодействия в 2017 году также находятся в положительной динамике. Товарооборот между нашими странами в январе — апреле увеличился более чем на 6% в сравнении с тем же периодом прошлого года. Естественно, потенциал далеко не раскрыт. За последний год было подписано около сотни коммерческих и межведомственных соглашений. Завершается работа над проектом нового соглашения по избежанию двойного налогообложения: документ обновит соглашение 1985 года. Открытие в этом году для российских производителей японского рынка термически обработанного мяса также является свидетельством взаимного доверия между нашими странами. Отдельного внимания заслуживает проект по проведению японскими специалистами технологического аудита российских предприятий. Результатом аудита становятся не просто полезные рекомендации, но и договоренности о создании совместных производств.

Министр экономики, торговли и промышленности Японии Сэко Хиросигэ, назначенный ответственным за реализацию принятого год назад Владимиром Путиным и японским премьером Синдзо Абэ плана экономического сотрудничества, всецело включился в работу и настроил всю команду министерства на активизацию связей с Россией:

— Мы с господином Орешкиным продвигаем программы, направленные на активизацию контактов малого и среднего бизнеса, а также предприятий, работающих в инновационных отраслях. У нас развивается Connecting Industry, это подразумевает укрепление связи между вещами, между вещами и человеком, а также между различными системами. Россия ведет поиск решения различных задач с использованием таких же принципов укрепления взаимосвязи между различными элементами производства. Я думаю, что в этом направлении наши страны могут сотрудничать.

Особая роль в таком партнерстве отводится высокотехнологичным предприятиям малого и среднего бизнеса (МСП).

В Японии к МСП относят компании, уставный капитал которых не превышает 300 млн иен (около 34 тысяч долларов), с числом сотрудников не более 300 человек. Такие компании, как правило, не имеют широкой линейки продукции, но используют собственные уникальные высокотехнологичные разработки. МСП составляют 99,7% от общего числа предприятий в Японии (о взглядах их собственников на перспективы ведения бизнеса в России см. «Я делаю и понимаю», с. 14).

— До настоящего времени японо-российское сотрудничество в основном строилось на крупных компаниях. Однако в будущем мы надеемся, что малые и средние компании, обладающие выдающимися технологиями и ноу-хау, будут активно развивать сотрудничество с Россией, — отметил президент Японской ассоциации по торговле с Россией и новыми независимыми государствами (РОТОБО) Сигэру Мураяма. — Эти компании заслуживают внимание не только как производители определенной продукции и носители передовых технологий, но и как устойчивые структуры, имеющие долгую историю и способные самостоятельно выживать в меняющихся условиях рынка, постоянно оттачивая свой технологический потенциал. Типичный пример — компания Taiyo, основанная 70 лет назад. Разработанные этой компанией сепараторы рыбной икры позволили значительно повысить эффективность отбора икры, выполнявшегося раньше вручную. Доля такого оборудования на японском рынке у этой компании составляет около 90%, оно также широко применяется на российских рыбоперерабатывающих предприятиях.

Еще один классический образец японской компании МСП — Nakata MFG, созданная в 1908 году, имеющая в штате 62 человека. «Я — руководитель компании пятого поколения, — рассказал генеральный директор Мицури Наката. — На первом этапе мы занимались проектами Японской железной дороги, затем переключились на другие виды деятельности. В настоящее время специализируемся на производстве труб по собственному инновационному методу для различных отраслей промышленности — от автомобильной до нефтегазовой. У нас есть клиенты по всему миру, в том числе в России».

Мир находится на пороге новой эпохи технологической трансформации. Потребители требуют от производителей продукцию лучшего качества по более низкой цене, причем с индивидуальными характеристиками. Промышленникам важно научиться анализировать и использовать в своей работе большие массивы данных, применять новые технологии в управлении процессами, в производстве и сбыте продукции. Передовые российские компании, пока преимущественно крупного бизнеса, уже вовлечены в эту трансформацию. Развитие международной кооперации должно повести по этому пути также предприятия малого и среднего бизнеса.

expert.ru


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*