Благая весть переживается лично как свидетельство Духа Святого, подтвержденное Его славой.

свидетельстваДжон Пайпер.

Невозможно не заметить солнце в ясный день. Мы говорим о славе – сиянии, блеске, лучезарности. Слава Божья затмевает собой все остальное, что считается славным. Слава Божья – это прекрасное сияние Бога. Более яркого сияния не существует! Ни во Вселенной, ни в воображении людей и ангелов нельзя найти что-то более яркое, чем сияние Бога. Вот почему столь поразительна сила ослепления, описанного в 2 Кор. 4:4. Кальвин говорит об этом ослеплении с объяснимым изумлением: «Они не видят полуденного солнца». Вот насколько сильно заметна слава Божья в Евангелии. Когда Бог провозглашает всемогущее слово творения и озаряет «наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа». (2Кор.4:6)

Дух свидетельствует о Нем, потому что Дух есть истина… Если мы принимаем свидетельство человеческое, свидетельство Божие – больше, ибо это есть свидетельство Божие, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем… Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его. (1 Ин 5:6, 9,11)

Слава Божья, явленная в евангелии, и внутреннее свидетельство Духа Святого.

Слава Божья, явленная в Евангелии, крайне важна, хотя, возможно, мы не сразу это понимаем. Например, слава Божья, которую можно увидеть в Евангелии даже самым простым людям, открывает самоподтверждающуюся подлинность и силу последнего. Каким образом человек приходит к твердой и непоколебимой вере в Евангелие Христа? На протяжении веков для миллионов обычных людей, которым были недоступны труды апологетов, именно Евангелие явилось путем к достижению непоколебимой веры в Христа. На чем основывается такая вера? Разве не на евангельском откровении о подлинной «славе Божьей в лице Иисуса Христа»? Размышления на эту тему с точки зрения исторически сложившейся доктрины о внутреннем свидетельстве Духа Святого прольет еще больший свет на бесценность и красоту истины о том, что слава Божья – это непреходящее сияние Евангелия!

Вера, получаемая посредством свидетельства духа, вовсе не абсурдна.

Откровение о величии Божьей славы является главной причиной того, что вера в Евангелие, основанная на внутреннем свидетельстве Духа Святого, не абсурдна и не поверхностна. Порой, когда мы слышим, что Дух Святой дает нам возможность верить в Евангелие или свидетельствует об истине Евангелия, у нас появляется мысль: мол, непоколебимость евангельской истины зависит от новой информации, которую дает Дух. Но, с исторической точки зрения, совсем не это имеется в виду, когда говорится о внутреннем свидетельстве Духа.

Не церковь подтверждает истинность слова, а Дух Святой.

Размышляя над основой нашей уверенности в истинах Евангелия, Жан Кальвин был потрясен тем, что Римско-католическая церковь авторитет Слова поставила в зависимость от авторитета церкви:

Нередко, когда утверждается, что Писание имеет ровно столько веса, сколько допускает Церковь, совершается чрезвычайно пагубная ошибка. Как будто вечная и непоколебимая истина Божья зависит от решений людей!.. Что же будет с несчастной совестью людей, которая ищет твердой уверенности в вечной жизни, если все обетования о вечной жизни заключаются в суждениях людей и зависят от них?

Как же мы тогда можем быть уверены, что Евангелие – это Слово Божье? Как мы можем быть уверены не только в том, что все события, описанные в Евангелии, действительно имели место, но и в том, что интерпретация этих великих событий евангелистами вкладывает в них Божий смысл? Кальвин говорит:

«Свидетельство Духа превосходит любые доводы разума. Как Бог является единственным заслуживающим доверия свидетелем о Себе Самом, так и Слово не будет принято человеческим сердцем, пока не будет запечатлено внутренним свидетельством Духа. Поэтому Тот Дух, Который говорил устами пророков, должен проникнуть в наши сердца и убедить нас в том, что они достоверно провозглашали то, что им велел Бог… потому что, пока Дух не просветит наши сердца, мы будем вечно испытывать сомнения!»

Очевидное величие Божье, явленное в Слове.

Но каким образом можно убедиться в том, что Евангелие – это Слово Божье? Шепчет ли Дух нам на ухо: «Эта книга истинна»? Нет, все происходит по-другому. Слава Божья, проявленная в Евангелии, не нуждается в еще одном свидетельстве подобного рода. Каким же образом внутреннее свидетельство Духа Святого действует совместно со славой Божьей в Евангелии? Что же делает Дух?

Дух не дает нам дополнительных откровений, кроме тех, что содержатся в Писании, а побуждает нас увидеть и вкусить реальное присутствие Божественной славы Христа в Евангелии (вспомните слова о видении в 2 Кор. 4:4, 6). И когда мы это видим, то воспринимаем Евангелие как Слово Бога. Кальвин говорит: «Наш Небесный Отец открывает Свое величие в Евангелии, поднимает уровень отношения к Писанию с почтения до бесспорного авторитета». Ключевым моментом Кальвин считает то, что Божье свидетельство о Евангелии – это непосредственное, неопровержимое, животворное откровение в разуме человека о величии Бога, которое проявляется в самом Слове, а не в новом откровении.

Таким образом, мы, просвещенные силой Духа, верим в то, что Писание исходит от Бога, основываясь не на своих суждениях (заметьте!), не на суждениях других; но превыше всех человеческих суждений и с полной уверенностью мы утверждаем (так, словно сами взираем на величие Божье), что эту истину поведал нам Сам Бог через служение людей.

Божье свидетельство дается в даре жизни, а потому мы видим этот дар.

Это поразительно! Кальвин говорит, что его уверенность в величии Бога, отраженного в Писаниях, – то есть славы Божьей, проявленной в Евангелии, – зиждется не на человеческом суждении, включая и его собственное. Что он имеет в виду? Когда я размышлял над этими словами, яркий свет на то, что пытается объяснить Кальвин, пролили слова апостола Иоанна (см. 1 Ин. 5:6, 9, 11):

«Дух свидетельствует о Нем, потому что Дух есть истина… Если мы принимаем свидетельство человеческое, свидетельство Божие (то есть Духа) – больше, ибо это есть свидетельство Божие, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем… Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его».

Другими словами, «свидетельство Божье», то есть внутреннее свидетельство Духа, превосходит любые свидетельства людей. Что же это за свидетельство? Это не просто слово, данное нам для вынесения суждения, ведь тогда наше убеждение явилось бы результатом размышлений. Что же это тогда? В стихе 11 содержится ответ: «Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную». Я считаю, это означает, что Бог свидетельствует о Своей реальности, реальности Своего Сына и Евангелия, давая нам жизнь вечную, чтобы мы ожили для Его славы, которая проявляется в Евангелии. В таком случае мы основываемся не на собственных суждениях. Когда Лазарь пробудился в гробнице благодаря призыву Христа, он без лишних раздумий осознал, что он жив и Кто его оживил.

Поэтому, когда у Кальвина спросили: «Как мы можем быть уверены в том, что Евангелие – от Бога, пока у нас нет соответствующего постановления от Церкви?», он в изумлении ответил: «Это, как если бы кто-то спросил: «Как различать черное и белое, сладкое и горькое?» Действительно, Писание настолько ясно свидетельствует о своей истинности, как черное и белое демонстрируют свой цвет, а сладкое и горькое – свой вкус».

Славящее Бога Евангелие подтверждает само себя.

Итак, внутреннее свидетельство Духа Святого, которое убеждает нас в истинности Евангелия, не является дополнительной информацией о том, что в нем содержится. Скорее, это свидетельство сходно с тем, что Павел описывает в 2 Кор. 4:6: «Потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа». Иными словами, Дух Святой дает нам возможность увидеть, что в действительности заключено в Евангелии. В нем присутствуют подлинный свет и настоящая слава, и оно явно Божественно. Оно подлинно.

Писание подтверждает свою истинность через внутреннее свидетельство Духа Святого. Что такое «внутреннее свидетельство»? Это не какое-то особенное переживание, не новое личное откровение, не экзистенциальное «решение», а просвещение через словесное свидетельство, когда слепые духовные глаза открываются и появляется возможность понять и познать Божественные истины. Это познание настолько же личностно и необъяснимо, как восприятие цвета или вкуса в физическом смысле. Об этом познании можно сказать лишь то, что оно произошло под воздействием определенных раздражителей, и как только оно произошло, мы об этом сразу узнали.

Итак, учение о внутреннем свидетельстве Духа обоснованно, потому что Евангелие – это откровение о славе Христа, Который есть образ Бога. Если мы преуменьшим величие Бога как самого великого блага в Благой вести, то лишим Евангелие силы рождать в людях спасающую веру. Этот тезис становится понятнее, если вспомнить, как Джонатана Эдвардса мучил вопрос: как люди – особенно такие обычные и необразованные, как индейцы Нового Света, встречавшиеся на пути продвижения переселенцев вглубь страны, – могли приобрести непоколебимую веру, за которую были готовы погибнуть.

Джон Пайпер.

Бог и есть благая весть.

Copyright © 2007 Отв. за выпуск: С. Молитвенник. Перевод: Е. Марчук Редактор: Л. Прудникович, Корректор: Л. Савицкая, Дизайн и верстка: А. Шхагапсоев.

 

Добавить комментарий