Месть проигравшего халифата.

местьЧего ждать миру после разгрома ИГ?

Андрей Серенко

Несмотря на страшные теракты уходящего августа, за которые взяло ответственность «Исламское государство» (запрещенная в РФ террористическая организация), песенка первого халифата XXI века, кажется, спета. Провозглашенный Абу Бакром аль-Багдади в июне 2014 года на территории Ирака и Сирии, этот монстр рушится на глазах. Боевики, ожесточенно сопротивляясь, отступают под ударами российских ВКС и натиском сил международной коалиции, иракской и сирийской армий, курдских ополчений, шиитских милиций, боевиков «Хезболлы» и волонтеров иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Эксперты расходятся в оценках, сколько еще продержится ИГ: одни дают ему два-три месяца жизни, другие — полгода-год. Но в главном прогнозы едины: ИГ в его территориальных, политических и символических формах приходит конец. «Огонек» обратился к экспертам, чтобы понять: чем грозят его осколки и знает ли мир, как их обезвредить?

Очень похоже, что и в самом ИГ понимают: конец — не за горами. Пропагандисты халифата уже начали подготовку общественного мнения (прежде всего молодых мусульман) к формальному поражению короткометражной империи аль-Багдади. Ставка, как водится, на будущее.

Послание «фабрики грез»

В середине августа по аккаунтам джихадистов начал распространяться очередной фильм, сделанный на «фабрике грез» ИГ, авторы которого дали свою трактовку предстоящего разгрома халифата: «Слушай, Америка, слушайте, крестоносцы! Нас не испугают ваши войска и сборища, не склонят ваши угрозы и атаки, вы никогда не победите… Америка, неужели ты полагаешь, что победа придет с убийством одного или нескольких лидеров? Неужели, Америка, ты полагаешь, что поражение — это утрата города или потеря территории? Мы уже однажды потеряли города в Ираке и жили в пустыне в палатках, но потом вернулись в свои города вновь. И если сейчас мы потеряем Мосул, Ракку и снова вернемся в пустыню, разве это будет означать наше поражение?»

Столь откровенная постановка вопроса дает ясное представление о стратегическом раскладе, но главное послание идеологов халифата в другом. Нынешние успехи врагов ИГ, толкуют они, «это только битвы, исход которых может быть различным»: «Но конечный результат будет таковым, как обещал Аллах своим пророкам и который не запоздает, даже если все, что есть на земле, встанет у него на дороге. Это обещание победы, преобладание и укрепление на земле. Воистину наше войско одержит победу». Последняя фраза в этом спиче — прямая цитата из Корана 173-го аята суры «Ас-Саффат» («Выстроившиеся в ряды»), пожалуй, сегодня самой популярной среди ожесточенно сопротивляющихся боевиков ИГ.

Другими словами, вожди готовят своих нынешних и будущих сторонников к тому, что ни гибель халифа аль-Багдади и его окружения, ни сдача столиц и территорий халифата не являются признаком поражения и, следовательно, основанием для прекращения джихада. Кстати, в этом свежем пропагандистском фильме упоминание имени Абу Бакра аль-Багдади сопровождается благопожеланием «да сохранит его Аллах», что может означать лишь одно — халиф ИГ, несмотря на многочисленные сообщения о его смерти, все еще жив.

Уйти в пустыню

С точки зрения многих аналитиков, напоминание пропагандистов ИГ о возможном повторении «пустынного похода» нулевых годов, когда отцы нынешнего халифата жили в палатках среди иракских пустынь, не стоит воспринимать как образ или фигуру речи, а, напротив, как указание на один из возможных путей эвакуации остатков террористической организации.

В самом деле, длительное базирование остатков ИГ в пустынных районах Ирака вполне возможно, тем более что боевикам халифата там могут оказать помощь и некоторые кочевые суннитские племена. В этих пустынях ИГ может подготовить свое новое возвращение, после того как победители из числа шиитов и курдов начнут мстить суннитским общинам за несколько лет ужаса халифатского правления и тем самым спровоцируют ответную ненависть. Напомним: так уже было в Ираке после падения режима Саддама Хусейна и прихода американцев. На повторение такого сценария и сегодня рассчитывает ИГ, когда ожесточенно сопротивляется иракским военным, а также шиитским и курдским ополченцам: задача боевиков — убить напоследок как можно больше врагов, чтобы ожесточенные победители начали мстить подозреваемым в сочувствии аль-Багдади иракским и сирийским суннитам. Ну а те, кто из этих суннитов выживут, потом будут весьма восприимчивы к призывам хранителей мифа халифата из пустыни…

Впрочем, не только в пустынные схроны готовы ускользнуть из руин Мосула и Ракки люди аль-Багдади. Анализ активности различных группировок халифата дает основания полагать, что эвакуация гибнущего халифата будет проходить сразу по нескольким коридорам. Один из них — сектор Газа в Палестине. Там уже около года набирает силу местный филиал ИГ, которому удались успешные вербовочные кампании среди боевиков различных палестинских военизированных формирований, в том числе в Бригаде Изаддина аль-Кассама — боевого крыла «Хамаса». Так, еще в начале сентября 2016-го медиаактивисты ИГ сообщили о присоединении к халифату более 200 бойцов и командиров из Бригады аль-Кассама. В феврале 2017 года информслужбы халифата похвалились новым притоком боевиков из «Хамаса», судя по всему, не последним.

Но и это не все. Одновременно с перевербовкой пропагандисты халифата начала мягкую кампанию ребрендинга ИГ в социальных сетях. «Почему бойцы «Хамаса» присягают на верность халифу Абу Бакру аль-Багдади? Да потому, что они знают: никто им не поможет против Израиля, кроме как муджахиды халифата. Ждут ли они (палестинцы) все те группы, которые ненавидят ИГ, и думают, что только они стоят на правильном исламе? Нет, потому что те думают только о Сирии. А помочь братьям и сестрам — палестинцам они не захотят. Сил не хватит у них. Зато у ИГ хватит»,— заявил в сентябре прошлого года в Facebook один из пропагандистов аль-Багдади. Очень похоже, что политические лидеры и командиры ИГ сегодня готовят нечто большее, чем новые пункты базирования в секторе Газа (в том числе с опорой на некоторые группы боевого крыла «Хамаса»). Они готовят корректировку имиджа халифата. Из борца с шиитами и крестоносцами в Ираке и Сирии проект аль-Багдади может трансформироваться в исламское движение за освобождение Палестины и в передовой отряд мусульман для борьбы с Израилем.

В руководстве «Хамаса» с тревогой смотрят на вербовочную активность ИГ. По некоторым данным, командование Бригады Изаддина аль-Кассама даже пытается бороться с халифатчиками. В ответ боевики аль-Багдади наносят смертельные удары. Один из последних эпизодов конкурентной борьбы боевого крыла «Хамаса» и ИГ имел место в середине августа, на границе с Египтом. Здесь на пограничном блокпосту Бригады Изаддина аль-Кассама взорвал себя террорист-смертник ИГ 20-летний Мустафа Джамаль Калаб. Теракт достиг цели: командир территориальных сил «Хамаса» Нидаль аль-Джафари был убит, еще несколько боевиков этой палестинской организации ранены. Информагентства региона сообщили, что «в Газе «Хамас» шокирован трагическим происшествием», а «сотни боевиков Бригады Изаддина аль-Кассама переброшены к границе с Египтом». По мнению экспертов, убийство аль-Джафари может стать прологом к большой войне между «Хамасом» и ИГ не только в секторе Газа, но и в регионе. Объективно такое развитие событий выгодно не только лидерам «Хамаса», но и Израилю, который начал опасаться возможной интеграции части боевого крыла палестинской организации и сторонников халифата. Это уже дало основание некоторым наблюдателям начать поиск «израильского следа» в убийстве аль-Джафари…

«Вилаят Синай» набирает вес

Активность ИГ в Газа тесно связана с деятельностью отделения сторонников аль-Багдади на Синайском полуострове. В этой части Египта халифатчики давно уже контролируют ряд территорий, успешно сопротивляясь частям египетской армии и полиции. «Вилаят Синай» уже год назад рассматривался аль-Багдади в качестве одного из приоритетных направлений возможной эвакуации в случае потери позиций в Ираке и Сирии.

Больше того, в одном из прошлогодних посланий глава ИГ поставил перед сторонниками, «находящимися на нашем любимом Синае», три задачи. Вот они: ведение джихада против «идолопоклонников» в Египте (к их числу халифатчики относят не только христиан-коптов, но и всех, кто не разделяет взгляды ИГ), террор и запугивание израильтян, а также «помощь в борьбе за мечеть аль-Акса» в Иерусалиме. Перечень целей свидетельствует, что в структуре ИГ «вилаяту Синай» отведена особая роль на Ближнем Востоке. Поэтому вполне обоснованы предположения тех экспертов, которые полагают, что после разгрома в Ираке и Сирии лидеры халифата могут попытаться продолжить борьбу именно на Синае.

Нельзя исключать, что частью «синайского проекта» ИГ является и активизация боевиков халифата в Восточном Ливане, в районах городов Рас-Баальбек и Эль-Каа. Концентрация вооруженных сторонников халифата здесь достигла таких масштабов, что заставила командование ливанской армии начать против них 19 августа специальную военную операцию, в ходе которой активно использовались боевые вертолеты и артиллерия. Территория Ливана вряд ли подойдет в качестве запасного аэродрома аль-Багдади и его окружению, однако можно не сомневаться, что свою ливанскую группировку ИГ будет стремиться сохранить и укрепить.

«Вилаят Хорасан» готов воевать с Россией

Крах проекта халифата в Ираке и Сирии неизбежно повысит политическое значение и других вилаятов (провинций) ИГ в «дальнем зарубежье» — в Ливии, Афганистане, Пакистане. Разумеется, в силу географических особенностей эти территории не смогут стать укрытием для аль-Багдади, однако как «камера хранения» идеологии и мифологии халифата они вполне подойдут. Особенно интересен в этой связи «вилаят Хорасан» — афгано-пакистанский филиал ИГ, против которого сейчас развернули борьбу силы США и афганского правительства. Злые языки в Кабуле утверждают, что за проектом ИГ в регионе маячат уши пакистанских спецслужб, что в самом Исламабаде, правда, категорически отрицают.

Что касается Афганистана, то сегодня в нем ИГ стратегически грамотно расположился именно в тех провинциях, которые позволяют контролировать приграничную контрабандную торговлю и наркобизнес. Например, в восточной афганской провинции Нангархар: она уже около года является основным местом базирования халифатчиков в регионе и в то же время является центром производства самого чистого героина. Отсюда он уходит в соседний Пакистан, а оттуда в Турцию и Европу. Естественно, доходы от героинового бизнеса привлекают не только командиров ИГ, но и лидеров «Талибана», поэтому в Нангархаре халифатчикам приходится вести ожесточенные бои не только с правительственными силами и войсками НАТО, но и с талибами, которые не намерены мириться с появлением жесткого конкурента не только на террористическом, но и на наркотическом рынке.

Заслуживает пристального внимания и другая новость. Летом 2017 года командование «вилаята Хорасан» впервые объявило открытую войну России — в качестве мести за действия российских ВКС в Сирии. Халифатчики пообещали атаковать цели на территории РФ, используя для этого своих сторонников — выходцев из Центральной Азии и Северного Кавказа.

Вообще, в последние месяцы в «вилаяте Хорасан» много событий. Так, от пакистанского крыла «Талибана» и ИГ откололась группировка под командованием Закира Мусы. Боевики Мусы объявили о создании движения «Ансар Газват уль-Хинд», которое сегодня фактически стало филиалом «Исламского государства» в многострадальном Кашмире. Закир Муса и его сторонники ведут бои с индийскими военными и полицейскими, организуют нападения смертников. Индийские спецслужбы подозревают, что за атаками «Ансар Газват уль-Хинд» стоит пакистанская разведка, ведущая гибридную войну с Нью-Дели, однако пока никаких доказательств этому предъявлено не было.

Журнал «Огонёк» №34 от 28.08.2017, стр. 16.


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*