Как Европа захлебывается в своей новой религии — толерантности.