Помогут ли России транзитные институты демократии, может даже цифровые?