Утрата великого христианского наследия сломала четырехсотлетний двигатель прогресса.