Запад мог 25 лет назад обменять политические уступки России на ее билет в благополучие, но пожадничал.