Германия замерла перед выбором стратегии дальнейшего развития: тревожная тоска по забытому суверенитету.