Русский человек до сих пор считает, что если «нелья», но очень хочется – то «можно».